Банкиры за Европу

Лондонский Сити начал пиар-кампанию за сохранение членства Британии в Евросоюзе. Ведь в случае выхода страны из ЕС Лондон может потерять позиции ведущего европейского и мирового финансового центра

Банкиры за Европу

Членство Британии в Евросоюзе приносит стране 4–5% ВВП (100–125 млрд долларов) ежегодно и «решительно лучше для британского бизнеса». Такой вывод содержится в опубликованном в начале ноября отчете Конфедерации британской промышленности (CBI). «Мы ушли от политической риторики, проанализировали плюсы и минусы членства в ЕС. Британский бизнес единогласно заявляет: общий рынок остается фундаментально важным для нашего будущего», — прокомментировал результаты доклада Джон Кридланд, глава конфедерации. По его мнению, Британии выгоднее сохранить членство и пытаться реформировать ЕС изнутри, чем выйти из союза и потерять возможность влиять на его повестку дня.

Вопрос возник, после того как входящие в правящую коалицию консерваторы заговорили о необходимости вынести на референдум вопрос членства Британии в ЕС. Премьер-министр страны Дэвид Кэмерон заявил, что Евросоюз должен измениться, чтобы не связывать Британию (и другие страны блока) чрезмерно ограничивающими их экономики решениями. В частности, Кэмерон пообещал провести референдум о членстве страны в ЕС к 2017 году — в том случае, если на парламентских выборах 2015-го его партия консерваторов получит большинство голосов.

Выступая на конференции в CBI в начале ноября, Кэмерон заявил, что поддержка сохранения членства Британии в ЕС является «крайне небольшой». По соцопросам, если бы референдум прошел сегодня, за выход страны из Евросоюза проголосовало бы 55–60% британцев, традиционно с опаской относящихся ко всему, что происходит по ту сторону Ла-Манша. Неудивительно, что британский бизнес забеспокоился и загодя решил продвигать идею сохранения членства в ЕС. Выход из Евросоюза может статья для экономики Британии — и прежде всего для лондонского финансового сообщества Сити — настоящей катастрофой.

Еврооптимисты из Сити

На первый взгляд поддержка лондонским Сити Евросоюза может показаться неожиданной: ведь именно Брюссель в последние годы вводил нормы регулирования, которые ограничивали размеры банковских бонусов и делали многие виды рисковых инвестиций менее привлекательными для инвестбанкиров. Но правда заключается в том, что единый (и огромный) внутренний рынок ЕС и даже единая валюта евро оказались ключевыми механизмами зарабатывания денег для лондонского Сити — и это несмотря на то, что в самой Британии осталась прежняя валюта, фунт стерлингов.

Согласно октябрьскому опросу City UK, лоббистского объединения банков и прочих финансовых институтов Лондона, невероятные 84% опрошенных топ-менеджеров финансового сектора высказались за то, чтобы Британия оставалась в Евросоюзе. Еще 10% участников опроса согласны с выходом страны из блока в том случае, если доступ к общему рынку ЕС сохранится для Британии неизменным. Лишь 5% топ-менеджеров Сити поддержали идею полной независимости Британии от ЕС. «В принципе ничего неожиданного в том, что лондонский Сити настроен проевропейски. Но увидеть такой уровень поддержки — 84 процента! — вот это удивительно», — прокомментировал данные Матс Перссон, директор исследовательского центра Open Europe в Брюсселе, поддерживающего реформы в ЕС.

Несмотря на некоторое сокращение после кризиса роли финансового сектора в британской экономике, он остается одной из ведущих отраслей. Так, финансовый сектор в широком понимании (включая розничное банковское дело и страхование) обеспечивает сегодня 13% ВВП. По данным City UK, налоги финансового сектора, уплаченные в британский бюджет в 2012 году, составили 100 млрд долларов.

Впрочем, что хорошо для Сити, не всегда столь же хорошо для остального британского бизнеса. Другой опрос, в котором участвовали в основном представители малого бизнеса, показал совсем иной взгляд на членство Британии в ЕС: 46% опрошенных считают, что отрицательные последствия членства в Евросоюзе перевешивают плюсы. Крупный бизнес, впрочем, скорее склонен поддержать банкиров Сити. Так, спустя несколько дней после публикации отчета CBI, глава японского Nissan Карлос Госн отметил, что его компания может пересмотреть свою инвестиционную программу в Британии, если та решит выйти из Евросоюза, куда направляется 80% производимых на британских заводах Nissan автомобилей. Голоса представителей крупного бизнеса оказываются услышаны, потому что он обеспечивает рабочие места. Так, на одном только заводе Nissan в Сандерленде, где будут собираться новые модели для европейского рынка, занято 6,5 тыс. человек. Всего же в другие страны ЕС направляется 70% британского экспорта.

Финансовая столица

Инвестбанкиры Goldman Sachs часто утверждают, что одной из главных причин успеха Лондона как финансового центра стало введение в 1999 году евро. Когда единая европейская валюта появилась в электронной форме в последний год ХХ века, американский банк смог заметно сократить издержки своего европейского подразделения, переведя значительную часть персонала в Лондон.

С введением евро исчезла необходимость поддерживать отдельную команду трейдеров, торгующих гульденами в Амстердаме или итальянскими лирами в Милане, — основная часть прибыльного валютного трейдинга могла быть сосредоточена в одной точке. И лондонский Сити оказался очевидным выбором для концентрации этой деятельности — ведь тут уже находилось самое крупное отделение Goldman Sachs в Европе, да и налоги были ниже, чем в большинстве других европейских стран. Сыграли свою роль космополитичный характер города, его насыщенная и разнообразная культурная жизнь, отсутствие языкового барьера для американцев.

«Франкфурт никогда не имел шансов переиграть Лондон как общеевропейский финансовый центр. Просто по той причине, что Франкфурт чрезвычайно скучен. А в Лондоне есть для жизни все. Но если вдруг становится скучно — тут есть пять аэропортов, откуда можно улететь практически куда угодно», — рассказал «Эксперту» один из трейдеров Goldman Sachs.

В итоге сегодня 85% более чем из 7 тыс. сотрудников Goldman Sachs работают в лондонском офисе — притом что лишь 35% доходов банка в Европе имеют какое-либо отношение к британским клиентам GS. Ситуация в остальных крупных банках — и американских, и европейских — очень похожая. Deutsche Bank, BNP Paribas, Societe Generale, Credit Suisse, Citigroup и Bank of America сконцентрировали свои европейские операции именно в Лондоне. Как любит повторять мэр британской столицы Борис Джонсон, сегодня в Лондоне работает больше французских инвестбанкиров, чем в Париже.

Ричард Гнодд, один из топ-менеджеров лондонского офиса Goldman Sachs, выступая в сентябре перед инвесторами, предупредил, что банку, возможно, придется перевести часть рабочих мест в континентальную Европу в случае выхода Британии из Евросоюза. «Сити существовал задолго до появления ЕС. Внутри ЕС или за его пределами Сити будет существовать и через десять лет. Вопрос заключается в другом: каким будет этот Сити?» — полагает банкир из GS.

Такую точку зрения разделяют многие менеджеры финансового сектора Британии. Так, Джерри Гримстоун, председатель совета директоров страховой компании Standard Life, в октябре заявил следующее: «Я не думаю, что ведущее положение Сити может быть сохранено, если мы потеряем нашу нынешнюю роль в качестве финансовой столицы Европы. И я не думаю, что мы можем сохранить наше положение, если мы не будем частью единого европейского рынка».

Около 78% всего объема торговли иностранной валютой в ЕС сконцентрировано в Лондоне. На него же приходится 74% сделок по валютным деривативам. На Британию приходится 24% оборота финансового сектора в Евросоюзе — и здесь же находится 19% всех рабочих мест в финансовом секторе ЕС.

Из общего объема налогов, которые британский финансовый сектор платит в бюджет страны, чуть менее трети (32 млрд долларов), по оценкам City UK, приходится на так называемые международные мобильные банки и компании, которые легко могут передислоцироваться в случае выхода Британии из ЕС. Уход ряда крупных хедж-фондов и сырьевых трейдеров из Лондона в Швейцарию (которая, не будучи частью ЕС, тем не менее имеет доступ к общему рынку Евросоюза, за что платит около 1 млрд долларов в год) в 2008–2010 годах продемонстрировал, что это вполне возможно.

Конечно, угроза массового бегства банкиров из Сити, похоже, несколько преувеличена — скорее подобные разговоры призваны запугать избирателя, склонного голосовать за выход Британии из ЕС. (К слову, согласно тому же опросу City UK, лишь 38% опрошенных топ-менеджеров финансового сектора написали, что могут переехать в континентальную Европу, если Британия покинет ЕС.)

Лондонский Сити куда больше заинтересован в реформах в самом Евросоюзе, которые более вероятны в случае сохранения британского участия в европейском проекте. «Что интересно в опросе City UK, так это то, что две трети ответивших готовы активнее поддержать Евросоюз в том случае, если единый рынок будет реформирован», — прокомментировал результаты опроса парламентарий Марк Хобэн, бывший замминистра финансов Британии. То есть лондонский Сити заинтересован остаться в ЕС, чтобы продвигать дальнейшие экономические реформы в блоке. Например, изменение директивы ЕС по продолжительности рабочей недели — сегодня она ограничивается максимальными 48 часами.

Лондон

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики