Рынок нужно перезапустить

Рынок нужно перезапустить

Слабые показатели казахстанского фондового рынка, а именно невозможность восстановить докризисные объемы, отток средств из розничных паевых фондов, низкий интерес компаний к листингу — активизировали дискуссию о том, нужен ли вообще Казахстану фондовый рынок. По мнению экспертов, фондовый рынок в нашей стране быть должен, но для этого его нужно перезапустить, то есть полностью пересмотреть базу инвесторов и эмитентов, а также условия их допуска на рынок.

Организационный кризис

Условия, созданные для развития казахстанского фондового рынка, исчерпали свои возможности, более того, они тормозят его рост. Рынок был заточен под запросы крупных инвесторов — накопительных пенсионных фондов (НПФ). В кризис регулятор ужесточил требования по пруденциальным нормативам, что снизило аппетит НПФ к риску, они перестали покупать бумаги корпоративного сектора и переключились на госбумаги и квазигосбумаги. В итоге фондовый рынок практически умер. Размещение новых бумаг отсутствует. Крупным компаниям, в первую очередь сырьевым, слабый местный рынок не интересен, они уходят на зарубежные площадки. Обязательное требование к уходящим компаниям оставлять в Казахстане 20% от объема размещений погоды не сделает, так как основная ликвидность будет крутиться на Западе, и за ней, как пчелы на мед, потянутся солидные инвесторы, в том числе и казахстанские.

К минусам можно также отнести слабую кастомизацию отечественного рынка — отсутствие для разных категорий инвесторов инструментов, сформированных с учетом характеристик финансовых потоков инвесторской базы. Например, пенсионным фондам нужны долгосрочные ликвидные инструменты, покрывающие текущую инфляцию. Их, в частности, устроили бы «длинные» инфраструктурные облигации и прямое участие в народном IPO, позволяющее купить акции по цене размещения. Сегодня же их портфель на 45% заполнен низкодоходными госбумагами, на 22% — облигациями местных эмитентов, которые фонды, как правило, держат до погашения, т.е. не зарабатывают на разнице их цен.

Страховые компании вкладывают в финансовые инструменты страховые резервы. Горизонт инвестирования таких денег — от 6 до 12 месяцев, это краткосрочные активы, требующие инструментов с небольшим сроком жизни. Это, прежде всего, операции репо по корпоративным бумагам, госбумаги, вклады в банках второго уровня и корпоративные облигации. Рынок репо сдулся в кризис и с тех пор не восстановил позиции. Госбумаги не покрывают инфляцию, то же самое ставки по краткосрочным депозитам, рынок облигаций слаболиквиден. Как следствие, страховщики не мотивированы зарабатывать на фондовом рынке. В частности, в 2011 году в общем объеме дохода страховых компаний доля доходов от инвестирования составила 13%, остальные 87% — это доход от страхования, в 2010 году —18% и 82% соответственно.

Розничные инвесторы, являющиеся двигателем торговли на многих развитых рынках, как класс вообще отсутствуют, их правильнее назвать некой «прослойкой». Как подсчитали сами участники, количество активных счетов физических лиц составило всего 66. Число физических лиц, инвестирующих в розничные ПИФы — не более 2,5 тыс. человек. Причина — финансовая неграмотность и дефицит недорогих ликвидных инструментов.

Все это приводит к тому, что капитализация казахстанского фондового рынка составляет лишь 0,1% (47 млрд долларов) от мировой биржевой капитализации.

Наиболее живая часть рынка — сектор корпоративных облигаций. Кризис закрыл казахстанским банкам путь к дешевому европейскому фондированию (выпуск евробондов и синдицированные займы), и теперь они вынуждены занимать внутри страны, в том числе посредством выпуска облигаций. Благодаря усилиям банков рынок корпоративного долга еще держится на плаву. Дополнительную динамику рынку могут придать интеграционные процессы в рамках ТС и ЕЭП. Они позволят казахстанским эмитентам привлекать деньги на российской бирже, диверсифицируя валютные риски, а россиянам, соответственно, занимать в тенге в Казахстане.

Но такая перспектива доступна лишь для крупных компаний. Средний бизнес за время кризиса потерял основного инвестора — НПФ, которому запретили рисковать, и пока вопрос с ликвидностью для этой категории эмитентов не будет решен, для них рынок корпоративного долга будет закрыт.

Что же делать?

Большинство экспертов положительно отвечают на вопрос, нужен ли нам фондовый рынок.

По словам председателя совета директоров Центрального депозитария ценных бумаг Азамата Джолдасбекова, Казахстан является нетто-экспортером капитала и население готово вкладывать деньги в финансовые инструменты, а значит, перспективы у рынка есть. Но чтобы они стали явью, рынок надо перекроить заново. Прежде всего снизить амбиции. Понять, что казахстанский рынок всегда будет средним по величине рынком, на котором листингуются средние по величине компании и торгуют средние по финансовым возможностям инвесторы. Одним словом, следует сместить акценты в формировании инвесторской и эмитентской базы.

Именно средние инвесторы должны стать движущей силой рынка долевых бумаг. Для их привлечения следует предложить акции компаний нового типа. Сырьевые и национальные компании, ранее считавшиеся драйверами рынка, для этой цели не подходят. Сырьевым эмитентам наш рынок не нужен, они торгуются в Лондоне. К тому же компании высоко оценены инвесторами, и нельзя ждать от них стабильного роста курсовой стоимости, а значит, использовать как таргеты роста.

По мнению г-на Джолдасбекова, новым наполнением рынка могут стать только местные предприятия с оборотом в 10—50 млн долларов, которых потребитель хорошо знает, ежедневно пользуясь их товарами или услугами: связью, продуктами питания, финансовыми услугами и т.д.

Важное отличие таких компаний — очевидная курсовая стоимость их акций и внятная дивидендная политика с регулярной выплатой дивидендов. Этот момент очень существен. Инвестор, получающий денежную прибавку по итогам деятельности компании и ориентирующийся на дивиденды как на сигнал о стоимости компании и перспективах ее роста, будет стремиться покупать акции таких эмитентов, создавая тем самым ликвидность.

Каким же образом «заманить» средние перспективные компании на фондовый рынок? Только убеждением и финансовыми выгодами, в частности, можно предложить им частичное рефинансирование долгов.

Азамат Джолдасбеков также считает, что для активизации рынка надо поменять систему листинга, в данный момент основанную на количественных характеристиках, соответствие которым позволяет добраться до ликвидности институциональных инвесторов даже недобросовестным эмитентам. Череда дефолтов в кризис это наглядно показала. Поэтому следует как можно быстрее перейти на критерии оценки компании, основанные на реальной статистике. Тем самым поменять систему регулирования — уйти от количественной оценки к экспертной и индивидуальной точке зрения.

Новые инструменты

Председатель правления компании «Сентрас Секьюритиз» Талгат Камаров также уверен в будущем фондового рынка и предлагает свой рецепт борьбы с дефицитом инструментов для розничного инвестора.

Он отмечает, что народное IPO — пилюля временного действия, одномоментная акция по развитию рынка, когда инвесторы купят свои акции и IPO на этом закончится. Требуется алгоритм постоянной генерации финансовых инструментов. По мнению г-на Камарова, таковым может быть выпуск производных сертификатов и листинг паев розничных фондов на бирже.

Листинг придаст паям большую ликвидность. Интервальные фонды, дающие пайщику право выхода раз в квартал, станут более привлекательными для клиентов: они смогут продать паи на бирже в любое время, не дожидаясь установленной даты выхода. На бирже уже есть площадка для торговли паями, но ее условиям соответствуют не все ПИФы.

Выпуск производных сертификатов на акции, облигации и ПИФы «раздробит» базовые инструменты и даст розничному инвестору возможность покупать небольшие и недорогие доли. «По механизму выпуска сертификаты похожи на депозитарные расписки, — рассказывает г-н Камаров. — Спектр акций нашей биржи таков, что есть акции, торгуемые менее 1 тенге, например акции БТА Банка, причем это одна из самых ликвидных акций, несмотря на сложное финансовое состояние банка, а есть акции менее ликвидные, не потому что похуже качеством, а потому что их стоимость превышает 20—30 тысяч тенге. Мировой опыт показывает, чтобы акции были ликвидными, их рыночная стоимость должна быть в пределах 10—15 долларов».

По словам г-на Камарова нужно сделать так, чтобы рыночная стоимость акций, которые были бы интересны инвестору, по стоимости не превышали 1 тыс. тенге. «Это важный психологический уровень, при котором начинающий инвестор готов рискнуть и купить акцию, — отмечает эксперт. — Поскольку заставить крупные компании сделать сплит (дробление акций. — ЭК) невозможно, можно включить механизм дематериализации. Центральный депозитарий может выпустить сертификаты, в которые будут «упакованы» акции по единой цене, и вместе с биржей производить соответствующие коррекции. Сертификаты — это некий маркетинговый ход, повышающий ликвидность акции».

Со своей стороны представители Казахстанской фондовой биржи также обещали активизировать маркетинговые мероприятия, в частности в семь раз сузить спреды на рынке акций. Если участники рынка смогут реализовать свои идеи или добиться того, чтобы к ним хотя бы прислушались, у казахстанского рынка появится шанс на будущее.