Калейдоскопический нурсултанизм

Известный факт, что в своем политическом курсе Нурсултан Назарбаев ориентировался на опыт модернизационных проектов, реализованных многолетними лидерами Сингапура и Малайзии — Ли Куан Ю и Махатхиром Мохамадом.

Калейдоскопический нурсултанизм

Оба были патерналистами, выведшими свои государства из первого технологического уклада в пятый и шестой за несколько десятилетий. Или, выражаясь определением сингапурца, «из третьего мира — в первый». От Ли Куан Ю казахстанский лидер взял идею индустриализации, госхолдинга развития и пиетет перед иностранными инвестициями. У Махатхира казахстанский Елбасы не мог не почерпнуть идею региональных госкорпораций развития. Справедливости ради надо сказать, что индустриализация с ориентацией на экспортный потенциал при деятельном участии крупных корпораций, чеболей, реализовывалась и в Корее времен Пака Чон Хи.

Обычно система взглядов и политической практики в модернизируемых обществах отождествляется с политическим лидером. Так в политической науке появились кемализм, суньятсенизм, гандизм — они же стали идеологиями национального развития, национализма в научном смысле этого слова. В связи с опытом «азиатских барсов» иногда упоминают махатхиризм. Под этим чаще всего понимается политическая деятельность «в духе Махатхира»: «корпоративный национализм» (развитие прорывных секторов экономики через создание специальных корпораций), мусульманская интеграция и скептическое отношение к западным нормам в области прав человека.

Поскольку назарбаевский Казахстан своей 20-летней историей тоже явил предмет для изучения процесса модернизации (другой вопрос — оценка успеха преобразований), мы можем позволить себе говорить о «нурсултанизме» как о системе взглядов и действий нынешнего казахстанского президента и Лидера Нации. При этом надо заметить, что формировалась эта система взглядов в несколько иных геополитических и социально-экономических реалиях, чем в случае Сингапура и Малайзии. Модернизация проходила не в бедной на материальные и человеческие ресурсы периферийной экономике и расколотом этнически обществе, но в экономике полупериферийной с развитым минерально-сырьевым сектором и несырьевым сегментом, в условиях относительной однородности общества. И задачей на начальном этапе модернизации было не столько обеспечить научно-технологический прогресс, сколько не допустить регресса.

Тут же надо оговориться, что термин «нурсултанизм» с начала 2000-х имеет негативную коннотацию: западные аналитики ассоциируют его с термином «султанизм», обозначающим «постоянное, непредсказуемое и деспотическое вмешательство в общественную жизнь». Нурсултанизм ими отождествляется чуть ли не с культом личности, хотя надо признать, что подобные оценки строятся с ультралиберальных позиций, исключающих всякий релятивизм политических явлений.

В данном случае предлагается воспринимать нурсултанизм нейтрально, как одну из систем взглядов и моделей модернизации. Если говорить о базовых чертах нурсултанизма, то, соотнося их с проводимыми президентом экономической, внутри- и внешнеполитической, а также социальной политиками, можно выделить следующие десять:

  • Государственный монополизм в ключевых секторах экономики и институциональное оформление его в государственные холдинги, объединенные в свою очередь в макроинститут — Фонд национального благосостояния;
  • Сотрудничество с частным капиталом в освоении минерального комплекса, стремление привлечь его к финансированию несырьевых отраслей;
  • Индустриализм как основа официальной стратегии развития;
  • Поддержка малого и среднего предпринимательства; МСБ в роли сервисного сегмента;
  • Этноцентризм в формировании политической элиты и опора на ксеноэлиту в бизнесе;
  • Центристская социальная политика при периодическом усилении левой риторики;
  • Консервативная религиозная политика; комплиментарность в отношении многочисленных религиозных конфессий; подчеркнуто гражданский характер власти;
  • Отсутствие какого-либо экспансионизма во внешней политике;
  • Приверженность созданию региональных интеграционных объединений;
  • Использование странового пиара как основного метода внешней политики с опорой на международные организации и глобальные инициативы (энергетические, инфраструктурные, экологические).

В методологической основе нурсултанизма лежит практика заимствования зарекомендовавших себя моделей и схем организации социально-экономической системы и государственного аппарата. И хотя в основе любой модернизации лежит заимствование опыта (как правило, западного — вестернизация), нурсултанизм пока представляется примером, пожалуй, самой пестрой системы взглядов.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?