Старосветские методы

Старосветские методы

Тема кластеров для Казахстана не нова. В далеком 2005 году правительством РК было заказано исследование основоположнику современной кластерной теории Майклу Портеру, чтобы тот разработал концепцию для Казахстана. Все было сделано подобающим образом, но, по всей видимости, ни верхи, ни низы не были готовы к столь радикальному экономическому ходу. Хотя следует заметить, что к началу 2000-х Европа, да и, по сути, вся развитая часть мира уже вовсю «кластеровала» свои экономики. Только сейчас для Казахстана эта тема становится снова актуальной; это свидетельствует о том, что, очевидно, мы все еще идем по догоняющему принципу развития.

Неинерционный путь

Основоположником кластерной теории признанно считается профессор Гарвардской школы Майкл Портер, являющийся одним из самых уважаемых авторов концепции стратегии конкурентоспособности. В своей книге «Конкуренция» он подчеркивает, что наличие устойчивой стратегии развития является одним из важных факторов для успешного развития кластера. По мнению Майкла Портера, «кластеры являются организационной формой консолидации усилий заинтересованных сторон, направленных на достижение конкурентных преимуществ, в условиях становления постиндустриальной экономики».

Главное, на что нацелены инновационные кластеры, – это возможность для бизнеса развиваться не по инерции. Для бизнеса кластер – это реальная возможность обеспечить себе конкурентоспособность в будущем, то есть - создавать долгосрочную стратегию развития предприятий на 5 – 10 лет и более. Кластеры состоят из предприятий, специализированных в определенном секторе экономики и локализованных географически. В экономической системе кластерное объединение выполняет следующую задачу: сильные предприятия подтягивают за собой мелкие. Ключ к успеху кластера – цивилизованная и открытая конкуренция, равнение на лидеров, тесная кооперация между участинками кластера, концентрация и обладание уникальными компетенциями, получение поддержки от административного ресурса региона.

Инновационные кластеры по своей природе всегда должны оставаться привлекательными как для местных «умов», так и для внешних, которые являются движущей силой инноваций. Таланты являются важнейшим фактором в верном направлении развития кластера (наличие высококвалифицированных кадров), качество должно превалировать над количеством (выход высокой добавленной стоимости), а университеты - постоянно предлагать знания, опыт и навыки, и в большей степени должны стать главенствующим фактором технологического прорыва; в частности - они являются площадками генерации идей. Так, например, Германия своевременно уловила идею того, что именно высококвалифицированные специалисты из разных, но стратегически важных для экономики областей будут локомотивом инновационной политики страны. В государстве происходит постоянный трансферт технологий, знаний и опыта между «индустрией» и учреждениями образования. На базе такого крупного университета, как Аахенский технический университет (RTWHAachenUniversity, Германия), совместно с Центром исследований Форд (FordResearchCenter) и Технологическими Лабораториями Майкрософт (MicrosoftAdvancedTechnologyLabs) ведутся передовые исследования в области автомобилестроения, информационных и коммуникационных технологий (ИКТ), а также в сфере передовых композитных материалов, медицины и биотехнологий.

Постоянный поиск выдающихся исследователей и практиков способствует ускорению инновационного развития. В некоторых инновационных центрах мира даже существуют специальные программы по «прокачиванию» рабочих, если их квалификация не соответствует должному уровню, либо когда случается несбалансированность между спросом на рабочую силу и количеством выпускников местных вузов. В Brainport Region Center (Эйндховен, Нидерланды), например, действуют программы «квалификейшн апгрейд» на базе технологического парка. Нужно заметить, что и Эйндховен, и Аахен являются участниками одного из ведущих технологических парков Европы (Эйндховен-Левен-Аахен-ский треугольник).

Также следует выделить и выдающиеся университеты и институты Великобритании, Франции и Италии. Некоторые из них являются камертонами науки во всем мире. Родившийся на базе университета Кембридж (Cambridge SciencePark) инновационный кластер, созданный в начале 1970-х, ведет сверхсложные наукоемкие исследования в области биофармацевтики (NAPP PharmaceuticalGroup, PharmorfixLtd), микро- и наноэлектроники (ToshibaResearchEuropeLtd, PhilipsResearch, ParamitaElectronics, SpiralSoftware), в области наук о жизни (OxygenHealthcareLtd, OvalMedicalTechnologies), энергетики (Eight19), экологически надежных возобновляемых ресурсов, композитных материалов, а также здесь располагается ряд технико-консалтинговых компаний; некоторые из них предлагают новейшие программы по стимулированию «стартаповых» и «спиноффовых» предприятий (Hawkins&AssociatesLtd, OaklandInnovationLtd).

Длинный эффект государства

Государство может сделать многое для облегчения жизни в инновационной деятельности  - от хитростей налогового кодекса до обеспечения прав интеллектуальной защиты. Пересмотр законов и правил может также стимулировать «спинофф» компании  выстраивать свою независимую от университетов и институтов коммерческую деятельность.

Это лишь два примера эффективного правительства из огромного множества управления и стимулирования инноваций. Вообще, когда речь идет о стимулировании инновационной деятельности, чаще всего имеют в виду предоставление налоговых льгот. Например, в Дании и Австрии оказывают специальные консультационные услуги по вопросам налогообложения, бухгалтерского учета. А в Великобритании и Испании приняты налоговые льготы в сфере кредитования и освобождение от местных налогов на имущество сроком на 5 лет. Во Франции и Бельгии приняты законы, которые освобождают производителей от налогов на доходы.

Все это экономит частному сектору миллионы евро. Но и правительство пытается увеличивать свои бюджеты, которые в основном действуют по принципу бумеранга. Так, лидерство по расходам на НИОКР принадлежит Швеции, где этот показатель составляет 3,6% в ВВП (2011г). Средний же показатель по Европе составляет 2,1%. Здесь следует отметить и ведущий в Швеции технопарк Идеон (Ideon). Близко расположившись с Университетом Лунда, этот технопарк является густой агломерацией наукоемких компаний, в списки которых вошел Ericsson. Пример этот убедил шведских политиков в эффективности технопарков для развития национальной экономики, благодаря чему в стране была создана финансируемая государством система поддержки инновационного бизнеса. В частности, через три года после создания стартапа здесь выживает более 80% наукоемких стартапов, тогда как в среднем по Западной Европе хорошим показателем считается 60%.

Правительствам стран следует осознавать, что конкурентный рынок существует; блокирование его монополиями ухудшает инновационную деятельность, и они должны содействовать в выходе на хорошие рынки. Так, Бельгия полностью освободила свои технополисы от налогов на акции. Дав большие свободы малому и среднему бизнесу, большинство европейских стран и по сей день занимают лидирующие позиции в мировых ранжирующих изданиях по критериям инновационности и конкурентоспособности. Ключевыми  элементами являются: эффективная бюрократическая волокита, пластичность визовых режимов, корпоративное управление, защита интеллектуальных прав.

Еще один важный аспект в деятельности эффективного правительства – это создание и наличие венчурных и стартовых капиталов (seedcapital). В Финляндии существует специальное Агентство по финансированию технологий и инноваций (TEKES), а также Фонд исследований и разработок (SITRA). Из-за того, что правительство имеет долю в каждой из этих структур, это является как бы гарантом того, что идея найдет свое воплощение в реальной услуге или продукции, и инвестиционный капитал будет освоен. Тема венчурных и стартовых капиталов будет более подробно рассмотрена в следующем разделе.

Экосистема

Множество инициатив по созданию кластеров являются грандиозными по своим масштабам. Это не обязательно плохо, но создание инновационного кластера – это прежде всего проект, ориентированный на людей, а не на само строительство. Кластеры – это сотрудничество, а не локализация множества фирм на одном земельном участке. Государство формирует благоприятную инфраструктуру, которая включает в себя школы, клиники, телекоммуникационные сети, общественный транспорт, аэропорты – и все  это доступно действующему бизнесу.

Так, например, треугольник Эйндховен-Левен-Аахен располагает всей необходимой инфраструктурой. Имеются сверхскоростные поезда, которые связывают все три точки в любое время суток. В Левене нет аэропорта, но городок находится в 30 минутах езды от главного города Бельгии, Брюсселя. Также в каждом из городов ведутся исследования в области медицины, что говорит и о высоком уровне медицинского обслуживания. Или ярчайший пример медицины, поставленной на высокий уровень работы, – Раковый кластер Осло (Oslo Сancer Сluster). Он объединяет порядка 40 организаций и предприятий, занимающихся биотехнологиями и исследованиями в сфере здравоохранения. Более 70% норвежских специалистов в области онкоисследований работают именно в этом центре. Также можно выделить следующие ведущие медицинские центры: CancerStemCellInnovationCenter (Осло), Medical Imaging Lab for Innovative Future Healthcare (Тронхайм).

Помимо медицинского кластера, Норвегия стала местом мощнейших центров по геолого-геофизическим исследованиям из-за больших запасов нефти и газа: Bjerknes Center for Climate Research (Берген), Systems Engineering Kongsberg (Консберг). В Испании технопарки в основном находятся в местах, где прекрасно развита инфраструктура, в больших мегаполисах. Такие технопарки, как 22@Barcelona, Parquedel Innovacion Empresarial находятся в радиусе городской территории Барселоны. Последний технопарк тесно интегрирован в ведущий университет Испании и Европы ESADE. Технопарки занимаются исследованиями в области энергетики и телекоммуникаций.

Другая сторона вопроса об инфраструктуре – насколько она должна быть крупной. Некоторые эксперты утверждают, что размер инфраструктуры имеет значение, поскольку некоторые компании зачастую открываются лишь для того, чтобы вести «местный» бизнес. По такому принципу работает инновационный центр в бельгийском Левене. DSPValley, LeuvenInc. – центры, которые тесно сотрудничают с пусть и некрупным по размерам Католическим университетом Левена (всего 12 тыс. студентов). Однако нужно заметить, что большой рынок или эффект масштаба способен помочь привлечению дополнительных инвестиций, но это - не главные условия и предпосылки успеха кластера. Поэтому кластеры надо ориентировать, прежде всего, на потребителей. Государство должно стимулировать появление детских садов, школ, университетов, сетей автотранспорта и так далее.

Учиться у скандинавов

Высококвалифицированные рабочие, наличие благоприятной инфраструктуры, участие правительства в стимулировании инновационного бизнеса - это тесно связанные между собой элементы одного целостного механизма. И, конечно же, без надлежащего и достаточного финансирования не может быть и речи ни о каком исследовании или производстве.

Последние 20 лет актуальными стали темы венчурных и стартовых (seed) капиталов. Европейские страны шагнули далеко вперед в этой тематике и развивают практику венчурных фондов, коммерческих инвестиционных компаний. Например, в Норвегии ответственность за работу и финансирование возложена на Норвежский исследовательский совет (всего в Норвегии насчитывается 14 инновационных центров), главным партнером которого является «Инновационный Центр Осло», который в свою очередь тесно сотрудничает с Высшей школой Осло, Норвежской школой менеджмента, университетом Осло и Норвежским институтом исследований воды (NIVA). Из сид-фондов, как частных, так и частично финансируемых государством, можно назвать «ИнновашунНорге», Агентство «Аргентум» и другие. С 2008 года функционирует государственная инвестиционная компания «Инвестинор» (InvestinorAS) с капиталом в 400 млн долларов. Почти идентична политика финансирования в Дании. Функционирует Датский национальный научно-исследовательский фонд (DenmarkGrundforskningsfond). Этот фонд сотрудничает с 33 инновационными центрами Дании, которые являются членами одной крупной организации «Научных парков и инновационных инкубаторов Дании» (FOIN); годовой бюджет фонда составляет примерно 55 млн долларов. В этом контексте нужно отметить датско-шведский проект «Медиконовая долина» (MediconValleyDirectory 2010), который занимается исследованиями в области биотехнологий. Их изобретения нашли огромное коммерческое применение. Дания сегодня входит в ряд стран-лидеров по экспорту фармацевтической продукции (рост фармацевтической промышленности составил 250% за последние 10 лет).     

Представляется трудным выделить «лучшие практики» инновационных кластеров Европы среди огромного разнообразия областей науки, техники, инженерии и технологий, потому что каждый кластер по-своему уникален в разрезе своих передовых исследований, размеров, наличия инфраструктуры, объемов финансирования, подхода к инновациям, местного политического режима. Всех их объединяют коррелирующие факторы, связанные с направлением исследований, - от местонахождения (близость либо отдаленность от исследовательских университетов), от роли правительства и того, насколько оно эффективно (эта тема была затронута лишь в разделе об эффективном правительстве). Либо от того, насколько сильно правительство вовлечено в деятельность инновационных центров, от существующей промышленности, от наличия университетской базы, от качества и количества рабочей силы.

Ануар Байтулаков - старший эксперт управления анализа инвестиционных процессов Центра развития предпринимательства «Института экономических исследований»

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?