Теодицея красоты

Что для современного человека означает счастье? И в чем смысл его существования? На эти вопросы пытается ответить в своих фильмах итальянский режиссер Паоло Соррентино

Теодицея красоты

В кинопрокат вышел фильм «Великая красота» Паоло Сорретино. Посмотреть его можно было в кинотеатре «Иллюзион-Атриум». Фильм стал одним из главных претендентов на премию «Оскар-2014» в категории «Лучший фильм на иностранном языке». Паоло Соррентино — личность на европейской кинематографической сцене, безусловно, примечательная. Если говорить в частности об итальянском кино, то его называют наследником великих итальянских классиков Феллини, Скола, Феррери, Висконти, Бертолуччи. Но во время просмотра его фильмов невозможно не вспомнить Джима Джармуша. Каменные лица героев, хранящие выразительность античных статуй, трагичная и одновременно ироничная статика, скупые движения под подобранные со вкусом саундтреки современной музыки и, конечно, увлекательные, с перипетиями и интригами, сюжеты — характерные приметы картин современного итальянского дарования.

«Великая красота» — открытая аллюзия на «Сладкую жизнь» Феллини, что уже успели заметить многие критики. Герой «Великой красоты» Джеп Гамбарделла, как и Марчелло из «Сладкой жизни»,— писатель и журналист. Но ему, в отличие от молодого героя Мастроянни, далеко за шестьдесят. Если журналист Марчелло пишет книгу, то Джеп Гамбарделла, опубликовав когда-то двадцать лет назад первую, все это время, почивая на лаврах, мечтает написать вторую. Фильм Феллини — о творческом кризисе возраста Христа, картина же Соррентино — об экзистенциальном кризисе на закате жизни. Джеп Гамбарделла в фильме празднует свое 65-летие, но он — мужчина хоть куда. Его роль исполняет любимый актер режиссера Тони Сервилло, сыгравший уже не одну роль в предыдущих его картинах. В последнее время персонажами современного кинематографа становятся далеко не молодые люди, немало картин посвящено героям-пенсионерам. Кстати, в одном из эпизодов Джеп встречает Фанни Ардан, играющую саму себя. Это отсылка к еще одному новому фильму про старость в радость — «Лучшие дни впереди», его премьерный показ в Казахстане состоялся на кинофестивале «Евразия» в этом году. В нем Фанни Ардан сыграла не желающую стареть героиню, врача-стоматолога на пенсии, увлекшуюся молодым мужчиной. «Лучшие дни впереди» уже в прокате — смотрите в «Иллюзионе-Атриуме».

Похоже, западный мир пожинает плоды префигуративной культуры, выйдя на новый ценностный виток, в котором героями являются уже не молодые люди как образцы для моды и подражания, а молодые старики, не желающие стареть и умирать. Но эликсир бессмертия пока не изобретен, и героям приходится мириться с неизбежностью смерти. Богема, которая стала родным племенем для Джепа Гамбарделлы, приехавшего покорять Рим в нежном возрасте, постарела вместе с ним. В «Великой красоте» почти не показывают молодежь. Исключение составляет сын одной из героинь, страдающий шизофренией. Да и он умирает в начале второй половины картины в автомобильной катастрофе, воплощая потерянное поколение, у которого снесло крышу. Гроб приходится нести Джепу и другим престарелым друзьям матери (друзей у сумасшедшего молодого человека не нашлось — в кадре мелькнули лица таких же фриков). Пожилой человек (хотя о нем редко так можно сказать) разражается неподдельными рыданиями, провожая в последний путь ушедшее раньше времени поколение Next.

Одинокий статный интеллектуал с тонким вкусом и чувством юмора, облачающийся в элегантные костюмы от дорогих портных, как и прежде, закатывает вечеринки на шикарной террасе с видом на Колизей. Но в последнее время он не ложится спать, предпочитая променад по утренним улицам Рима. Вечный город становится единственным другом и семьей для одинокого интеллектуала. Рим в фильме Паоло Соррентино таинственен, чарующ и отталкивающе прекрасен. Это античный Вавилон, по улицам и садам которого бродят, взявшись за руки, грех и невинность. Вечером его сотрясают оргии циников, утром в лучах солнца в нем резвятся дети и монахини. Он полон древних чудес, хранящих прошлое зданий и статуй. Среди этих бесценных древностей хотят забыться, прожигая жизнь, представители богемы. Их пляски походят на лишенные священного смысла сатурналии. Впрочем, тайный смысл их сохранен: потерять границы бытия, растворившись в Вечном городе.

Джеп когда-то написал роман «Человеческий аппарат», теперь же он готовит язвительные интервью о современном искусстве в модный интеллектуальный журнал. Повсюду — и в искусстве, и в жизни — он сталкивается с симулякрами, копиями копий, нередко разоблачая грубые подделки с видом знатока. Рим, как и всегда, наполнен обманщиками и трюкачами, но трюкачество соседствует с чудом. Фокусник заставляет исчезнуть жирафа, а святая — появиться стае фламинго. Все эти превращения происходят под прекрасную музыку. Разоблачение, срывание масок, высмеивание глупости — его миссия. Если Марчелло — часть поп-культуры, ее создатель-репортер, то Джеп — тоже ее часть, но уже как ее разоблачитель. У «Сладкой жизни» горький конец: наказание совестью и стыдом за бесцельно прожитую жизнь. «Великая красота» в оправданиях не нуждается: «она спасает мир». «Всё — бла-бла-бла, кроме красоты»,— подводит в конце фильма итог его герой. Переживания Джепа не социальны, а экзистенциальны: он ищет смыслы, великую красоту. Она — подлинная суть жизни. Смысл — в переживании этих прекрасных мгновений, в их откровении. Бог тоже есть красота. Красота — корень корней, питающий все существующее. Она — вечность в мгновении. Ради нее стоит жить. Это понимает Джеп, и поэтому лучшие дни для него впереди. Современный Рим — это город с античными корнями, город эпохи Возрождения. От этих корней никуда не деться, они пронизывают и католическое христианство, и современную поп-культуру. И хотя в современном Риме красота, казалось бы, растеряна и развеяна растиражированностью и всепродажностью — она стала украшательством, как и эротика — порнографией. Все зависит от руки мастера, от ощущения им своей миссии. У Паоло Соррентино обольщающее и развращающее тело порноиндустрии сменяется красотой античных статуй и трепетной грудью невинной девушки из юношеских грез.

Эстетика становится для Джепа смыслом существования. Он принадлежит, как писал еще Серен Кьеркегор, к эстетическому типу экзистенции. Эстет выбирает жизнь, полную удовольствий. Он живет и наслаждается жизнью. А если ему становится скучно и он понимает, что жизнь пуста, то начинает вспоминать прекрасные моменты. «Великая красота» — теодицея эстетики, оправдание искусства, поднимающего человека на ступень божественного.

В предыдущих своих работах, «Последствия любви» (2011) и «Где бы ты ни был» (2004), Паоло Соррентино размышляет об этическом предназначении человека, реализующего смысл своего существования во взаимодействии с окружающими. Герои его фильмов достигают самореализации, совершая поступки ради других людей.

«Путешествовать — полезно, это заставляет работать воображение. Все остальное — разочарование и усталость. Наше путешествие целиком выдумано. В этом его сила.

Оно ведет от жизни к смерти — эти строки из романа Луи Фердинанда Селина «Путешествие на край ночи» послужили эпиграфом к «Великой красоте». Отправьтесь путешествовать в кино: посмотрите «Великую красоту» с восхитительным Тони Сервилло в главной роли. Откройте для себя режиссера Паоло Соррентино; затем, не отрываясь, на одном дыхании, познакомьтесь с другими его картинами: «Последствия любви» и «Изумительный» с тем же Сервилло в главных ролях. Ироничен и драматичен «Где бы ты ни был» с Шоном Пенном, играющим ушедшую на покой звезду шоу-бизнеса, охотящуюся за престарелым нацистом. И, конечно же, «Изумительный» (2008) — об итальянском премьер-министре Джулио Андреотти, который избирался на свой пост семь раз. «Кроме пунических войн, меня обвинили во всем, что произошло в Италии»,— как-то сказал о себе этот политик.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики