Отдали в хорошие руки

Правительство призвало на помощь «тяжеловесов», чтобы они приняли на себя заботу о банках, все еще переживающих кризис

Отдали в хорошие руки

Главная новость последних дней — продажа Альянс Банка и Темирбанка бывшему управделами президента Булату Утемуратову. Хотя пресс-служба фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» (СК) сообщила «о достижении предварительной, но не обязывающей договоренности инициировать продажу и покупку акций АО “Темирбанк”, а также части принадлежащих фонду акций АО “Альянс Банк”», последние события, а именно замена менеджмента в обоих банках людьми Утемуратова, говорят о том, что сделка уже перешла в практическую плоскость. Теперь можно порассуждать, как она повлияет на расстановку сил в банковском рынке. Впрочем, один вывод можно сделать прямо сейчас: старая гвардия сильна и не склонна уступать финансовые активы бизнесменам новой формации, одним из которых можно считать Кенеса Ракишева: в конце сентября о покупке им Темирбанка говорили как о деле решенном.

Время медведей

Стремительность, с какой нацхолдинг нашел покупателя на Альянс Банк (АЛБ) и Темирбанк, говорит о желании сбыть с рук эти фининституты в указанные президентом сроки. Как известно, Нурсултан Назарбаев дал поручение правительству выйти из капитала банков (кроме АЛБ и Темира, еще и из БТА Банка, а также Казкоммерцбанка, но с двумя последними — свои схемы выхода) до конца года. Мало кто верил, что государство найдет стратегических инвесторов, которые пожелали бы вложиться в не лучшие банковские активы в не лучший для этого период времени. Руководство «Самрук-Казыны», скорее всего, эти сомнения разделяло частично — в отношении БТА Банка. Об этом говорит предложение пакета акций БТА Народному банку Казахстана (НБК) в обмен на акции принадлежащего последнему крупнейшего пенсионного фонда. Чувствуется в этом предложении что-то добровольно-принудительное. Пока в БТА идет предпродажная проверка, НБК от заявлений воздерживается, но можно предположить, что стороны сойдутся на передаче Народному банку работающих активов БТА и списании токсичных, то есть трех четвертей кредитного портфеля.

В середине нулевых ожидалась экспансия зарубежных игроков в банковскую систему страны; сейчас, наоборот, приходят отечественные инвесторы. Казахстанские бизнесмены оценили настоящий момент как подходящий для увеличения своего присутствия в банковском секторе: активы подешевели. В доказательство можно привести покупку ТОО «КазНитрогенГаз» (сейчас ТОО «KNG Finance») АТФ Банка у UniCredit. Более 99% акций АТФ перешли генеральному директору и крупному акционеру «КазНитрогенГаза» Галымжану Есенову. Хотя сумма сделки не раскрывалась, по сообщению пресс-службы банка, АТФ был приобретен за один собственный капитал (около 470 млн долларов). В 2007 году UniCredit купил банк за 3,9 капитала, или 2,275 млрд долларов. Банк обременен просроченными кредитами (48,25% на начало сентября), а по итогам 2012 года получил убыток почти 11 млрд тенге, что повлияло на его стоимость.

В сентябре сообщалось о том, что якобы переговоры о покупке Темирбанка ведет Кенес Ракишев, крупный участник АО «SAT & Company» (около 40%), владеющий активами и в финансовом секторе: в частности, г-н Ракишев — акционер Банка Астана Финанс (вместе с Олжасом Тохатровым). Предполагалось, что он обменяет принадлежащую ему горнодобывающую компанию ShalkiyaZinc на контрольный пакет банка. Государственная «Тау-Кен Самрук» объявила о готовности приобрести ShalkiyaZinc за 250 млн долларов. Этих денег Кенесу Ракишеву могло бы хватить на покупку Темирбанка.

Как подсчитали в компании Halyk Finance, балансовая стоимость Темира на конец июня составляла 56 млрд тенге, или 365 млн долларов. Однако учитывая плохое качество портфеля (40,89% — кредиты с просрочкой свыше 90 дней) и низкую доходность на капитал, аналитик Halyk Finance Бакай Мадыбаев не исключал, что банк продадут ниже балансовой стоимости.

По словам источника «Эксперт Казахстан» в Темирбанке, до 1 октября никаких конкретных предложений о покупке в банк не поступало. Но сложно предположить, что к этому моменту не было известно о готовящейся сделке между СК и г-ном Утемуратовым.

Первым признаком готовящихся изменений стала информация об отставке председателя правления Альянс Банка Максата Кабашева. Сам г-н Кабашев причиной своего досрочного ухода с поста главы АЛБ назвал выполнение задачи по посткризисному восстановлению банка, готовить же Альянс к продаже — дело нового менеджмента, подчеркнул он. Это было 8 октября, а 10-го пресс-служба ФНБ «Самрук-Казына» сообщила о достижении предварительной договоренности с Булатом Утемуратовым по продаже части акций Альянс Банка (контрольный пакет фонд пока оставляет себе) и Темирбанка. Что будет с пакетом государства в АЛБ дальше, пока непонятно, однако слияние Темира и Альянса, которое ожидается уже более года, становится реальностью. «В дальнейшем стороны намерены рассмотреть вопрос присоединения банков в целях укрепления их финансового положения»,— говорится в пресс-релизе ФНБ «Самрук-Казына».

Без лишних трат

Такая схема, при которой контроль в Альянс Банке остается у ФНБ, — объективная необходимость: согласно условиям выпуска и ковенантам облигаций АЛБ, при потере государством контрольного пакета покупатель должен будет сразу погасить облигации со сроком погашения в 2017 году. По данным Halyk Finance, совокупная сумма находящихся в обращении облигаций Альянса, для которых предусмотрен пут-опцион (вид договора), составляет приблизительно 724 млн долларов. Обязательство досрочно погасить облигации при смене основного акционера содержится и в условиях выпуска долговых бумаг Темирбанка, но там сумма меньше. «Облигации Темирбанка с погашением в 2022 году имеют ковенанту на смену контроля, согласно которой покупатель банка должен будет погасить облигации на 61 млн долларов, если сделка состоится» — это информация Halyk Finance. В компании предполагают, что правительство все еще планирует продать свою долю, но при этом готово снизить риски покупателя.

«Мы считаем, что необходимость внесения столь крупного первоначального взноса при приобретении недокапитализированного банка могла бы отпугнуть любого покупателя. Предложенная структура сделки позволяет обойти некоторые барьеры. Миноритарный пакет акций и назначение главой банка позволит покупателю взять под управление банк и побольше узнать о нем до выкупа оставшейся государственной доли. Покупатель может также постараться получить у кредиторов согласие на смену контроля, но его необходимо получить до совершения сделки, а не после ее первого этапа. Планы по реструктуризации облигаций после приобретения миноритарного пакета акций также выглядят трудноосуществимыми и малопривлекательными, если только миноритарная доля не была куплена дешево»,— полагает Бакай Мадыбаев.

Действительно, не успели стороны договориться о сделке, как место председателя Альянс Банка занял Тимур Исатаев, давний бизнес-партнер Булата Утемуратова. Именно под его руководством был подготовлен к продаже и затем так удачно продан для его основного акционера, то есть г-на Утемуратова, АТФ Банк. В настоящее время они совместно владеют ForteBank; кроме того, г-н Исатаев возглавляет совет директоров еще одного фининститута, где Утемуратов является крупным участником банка Kassa Nova.

Тимур Исатаев даже ушел с поста председателя совета директоров ФПИ «Верный капитал», как он сам сказал, чтобы «сосредоточиться на важных проектах в финансовом секторе, которые потребуют полной концентрации моего времени и усилий». В АЛБ он был призван, скорее всего, как кризис-менеджер. Состояние обоих банков внушает опасения, особенно Альянса, хотя прежняя команда управляющих, по утверждению Максата Кабашева, завершила его посткризисное восстановление.

Проблемы остались

Рейтинговое агентство Standard & Poor’s (S&P), по словам ведущего кредитного аналитика Аннет Эсс, положительно относится к продаже банков. «Теперь новый акционер сможет развивать банки, в то время как для “Самрук-Казыны” эти активы не являлись стратегическими»,— отметила она. Ее правоту подтверждает тот факт, что спустя четыре года после завершения реструктуризации обязательств национализированные банки так и не смогли значительно улучшить свои показатели, за исключением Темирбанка, чье состояние выглядит более позитивно по сравнению с двумя другими фининститутами. В частности, его долгосрочный кредитный рейтинг выше, чем у БТА и Альянса, «В», прогноз «стабильный».

У БТА и АЛБ уровень ниже: «ССС/позитивный» у первого и «ССС+/стабильный» у второго. Причем S&P понизило кредитный рейтинг Альянс Банка в сентябре этого года с «В-». Основная причина — ослабление рыночных позиций, а также утрата значимости для правительства. «По нашему мнению, второй возможный дефолт Альянс Банка будет иметь ограниченные последствия для правительства Республики Казахстан, поскольку банк не предлагает уникальных продуктов или услуг. Альянс Банк занимает небольшую долю рынка — 4%, и другие коммерческие банки Казахстана могут оказывать аналогичные услуги. Мы полагаем, что в настоящее время Альянс Банк имеет низкую значимость для банковского сектора страны, принимая во внимание его ограниченную рыночную долю по общему объему кредитов и розничных депозитов»,— говорится в отчете агентства. Отличие АЛБ от Темира — и в более слабой капитализации, хотя он выполняет регуляторные требования по этому показателю.

Общая проблема — большой портфель стрессовых активов. Альянсу удалось в 11-м году продать часть проблемных экспресс-кредитов, за счет чего доля займов с просрочкой свыше 90 дней у него сократилась с 65% до 51%, к началу 2013 года она еще более снизилась — до 46%, однако на 1 сентября выросла до 47%. У Темирбанка доля NPL также высока: 41% всего кредитного портфеля.

Для нового менеджмента это будет главный вызов: сумеют ли они быть более смелыми, чем прежнее руководство, и активнее списывать с баланса безнадежные займы. Тем более что в АЛБ перед продажей успели создать КУСА — компанию по управлению стрессовыми активами.

У Темирбанка явно недостаточное резервирование на обесценение активов: на конец августа провизиями была покрыта только четверть кредитного портфеля брутто. У Альянса в этом отношении положение более устойчивое: резервы покрывают более 45% портфеля брутто и 97% кредитов с просрочкой свыше 90 дней. Проблемный портфель давит на прибыльность банков и их капитализацию, что в конечном итоге сказывается на возможности вести нормальную кредитную деятельность.

У АЛБ к 1 октября 2013 года ассигнования на обеспечение были самой большой статьей расходов и даже превышали сумму выплат вознаграждения по требованиям клиентам: 25 млрд тенге против 19,2 млрд.

Оба банка получили убыток по итогам девяти месяцев нынешнего года: по данным финансовых отчетов за этот период, у АЛБ расходы превысили доходы на 1 млрд тенге, у Темирбанка — почти на 2 млрд. Низкая доходность не позволяет банкам наращивать активы, поскольку при этом необходимо адекватно увеличивать капитал.

Как полагают в Halyk Finance, СК ранее рассматривал слияние Темирбанка и Альянс Банка с целью рекапитализации последнего, а также возможности продажи двух банков в связке одному инвестору. Продажа же одного Темира могла бы еще больше снизить шансы найти покупателя для Альянс Банка. Против этой покупки — и необходимость погашения облигаций почти на 1 млрд долларов, о чем шла речь выше, и докапитализации банка.

Братство банков

Слияние Альянса и Темира, очевидно, дело решенное. Можно предположить, что перед новым руководством во главе с Тимуром Исатаевым поставлена задача оздоровить банк, определить, какие активы работают, какие передать в SPV. «Первые шаги — присмотреться, потому что банк находится в сложной ситуации. Вся банковская система находится в сложной ситуации. Отголоски кризиса все еще чувствуются, поэтому первые шаги — присмотреться, познакомиться с командой, топ-менеджментом. Банковская система 2007 года и банковская система 2013 года — это совершенно разные вещи. Тем не менее я и группа моих коллег планируем вывести Альянс Банк на те позиции в банковской системе, которые реально соответствуют его высокому статусу»,— цитирует нового главу Альянса одно из деловых изданий.

Пока еще трудно сказать, какую стратегию развития выберут для объединенного банка: оба тяготеют к розничному бизнесу (см. графики), причем Темир уже развивается преимущественно как банк для физических лиц, у Альянса же более диверсифицированный портфель, большая часть которого — займы корпоративным клиентам. Однако с некоторых пор АЛБ начал активизироваться в рознице — на сегодня это один из немногих прибыльных сегментов. Во втором квартале по сравнению с первым сумма потребительских кредитов АЛБ увеличилась на 20 млрд тенге. Так, на один из запросов «Эксперта Казахстан», касающийся кредитования МСБ, в Альянс Банке нам ответили, что в последнее время продуктовая линейка акцентирована на продаже розничных продуктов, поэтому PR-служба считает нецелесообразным давать комментарии относительно кредитования МСБ.

Появится ли на рынке еще один крупный розничный банк? Булат Утемуратов уже владеет розничным банком Kassa Novа, ForteBank, принадлежащий ему и Тимуру Исатаеву, специализируется на обслуживании МСБ. Для полноценной банковской империи им не хватает только универсального банка. Опыт по развитию такого фининститута у них есть — АТФ. Но тут велико искушение нарастить активы и поднять прибыльность банка благодаря потребкредитованию, тем более что недавно созданный банк Kassa Novа слишком маленький, чтобы достойно конкурировать на этом рынке. Объединенный Альянс-Темирбанк станет пятым по сумме активов (по состоянию на начало сентября) и останется на той же позиции, если даже представить, что новый владелец сольет все свои банковские активы. Он будет крупным банком, но не крупнейшим и, конечно, не системообразующим. Тем не менее не думаем, что он сразу же лишится поддержки государства; во всяком случае, до тех пор, пока ФНБ «Самрук-Казына» сохраняет контроль над Альянсом.

Сейчас оба банка сильно зависят от бюджетных средств. Так, в базе фондирования Темира средства компаний, входящих в СК, в первом полугодии составляли 40%, в целом доля госорганов в срочных вкладах — 82%. Альянс Банк такую информацию не дает, однако в финотчете за первое полугодие указывает сумму кредитов правительства — более 17 млрд тенге, это 5,1% в депозитной базе банка.

Правительство, скорее всего, будет всячески содействовать новым владельцам, чтобы объединенный банк быстрее «занял высокие позиции», о чем говорил г-н Исатаев.

Существует еще одна версия повторного хождения партнеров по бизнесу в мир «больших банков». Возможно, есть планы, купив Темир и Альянс по сниженной цене, оздоровить их, слить, а затем перепродать стратегическому инвестору с премией. В пользу этой версии говорит и опыт Тимура Исатаева в «Верном капитале», компании, работающей в сфере private equity. Фонды прямых инвестиций как раз вкладываются в перспективные проекты, доводят их до получения стабильной прибыли и выходят из них, отбивая с выгодой свои инвестиции.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики