Это не болезнь

Здоровый человек имеет бактериального двойника. Этот двойник всегда с нами, с рождения и до смерти. Он нас защищает, лечит и даже немного кормит

Сакс Джессика Снайдер. Микробы хорошие и плохие
Сакс Джессика Снайдер. Микробы хорошие и плохие

Здоровый человек имеет бактериального двойника. Этот двойник всегда с нами, с рождения и до смерти. Он нас защищает, лечит и даже немного кормит.

Есть красивая история о том, как выдающийся биолог А. А. Любищев занимался борьбой с сельхозвредителями и нажил много врагов, указывая, что травить всех подряд ядами невыгодно. Ему возражали: есть гады — надо травить, чего думать-то. А его правота в том, что победить всю природу — и трудно, и опасно. Нам еще жить на этой планете, так что надо осторожно, ведь яды в первую очередь погубят природных врагов тех вредителей, и как раз вредители размножатся чрезвычайно.

Человек привык думать о себе как об индивиде. Что может быть естественнее? А кто ж тогда? И вот открытия, идущие непрерывной чередой с 1980–1990-х годов, рисуют неожиданную картину. То, что мы знали об обитателях Земли, крайне плохо описывает реальность — нам известны какие-то 10% видов бактерий. Множество даже совсем неизвестных бактерий, а тем более известных, живет на человеке и внутри него. Сотни видов бактерий живут на коже, другие сотни — в пищеварительном тракте, во рту, в других полостях тела. Это виды, а число индивидов бактерий на нас — миллиарды, каждый из нас несет на себе население целой планеты.

Это не болезнь. Понять это было крайне тяжело. В самом деле, мы же болеем болезнями, которые вызваны бактериями. Мы лечимся антибиотиками, которые их убивают. А что теперь говорят?

Оказывается, с первых дней существования ребенок собирает своего бактериального двойника, бактерии поселяются в нем, и из них складывается сообщество, биоценоз, примерно такой же, как березовая роща или торфяное болото. Сложный, со своими хитрыми связями внутри, и так же не допускающий вторжения чужаков. И эти наши нормальные бактерии, всегда нам сопутствующие, не допускают заражения другими бактериями, которые в наш биоценоз не входят. Болезнь — это прорыв в теле этого сообщества. Антибиотики подобны ядам общего действия, они убивают всё. И потом на мертвых наших просторах размножаются в первую очередь всякие гады, которые и обеспечивают болезни. Так что бактерии надо иметь свои, проверенные и отобранные.

Те, которые отобрала эволюция. Мы всегда имели этого бактериального двойника, сжились с ним, достигли консенсуса — нам от бактерий тоже польза идет, если детально посмотреть… Так что проблема в цивилизации.

Оказывается, дело в городах. Мы каких-то пять тысяч лет существуем как скученный вид, до того миллионы лет наши предки жили себе в природе на вольном выпасе, поодиночке, семьями, но никак не грудами и толпами. Скученность — это инфекционные болезни, это диверсанты, которые не из нашего сообщества и готовы между делом, для сиюминутной своей выгоды, общий наш дом загубить. В нашем лице. Это мы — дом.

И вот сейчас ученые проводят совершенно фантастические исследования, которые еще тридцать лет назад казались безумными. Отыскивают в Африке виды бактерий, которые могут оказаться полезными, и лечат ими астму. Рекомендуют не принимать антибиотиков. Сражаются с туберкулезом, подсаживая правильные бактерии.

Появилась даже гипотеза, что следующей бедой, наступившей вслед за цивилизацией, была гигиена. Никогда люди не были чистыми, не ели очищенную и пастеризованную пищу, не обрабатывали антисептиками жилье. И дочистились — вычищенные дети обладают таким слабым бактериальным двойником, что…

Наша собственная иммунная система, призванная в клочья разносить всякую бактериальную заразу, требует очень аккуратного обращения. Что бывает в государстве, где власть принадлежит военным и спецслужбам? Там не очень хорошо. И вот в организме имеется много средств, чтобы удерживать иммунную систему в рамках. На многие заболевания она реагирует остро лишь на начальных стадиях — а потом унимается. Если болезнь неизлечима и победить ее — значит убить наш общий дом, так ладно, пусть этот паразит в нас живет, это лучше, чем если мы помрем чистыми.

А хорошо вымытые и с детства отчищенные люди не привыкли ко многим видам бактерий, совершенно обычных для других людей. И их внутренняя охрана, иммунная система, сходит с ума при проникновении обычных, в общем, бактерий. Возникают аутоиммунные заболевания, многочисленные виды астмы. Иммунная система отслеживает врага и палит из большого калибра, отчего человек оказывается на грани гибели. А если ту систему укротить и объяснить ей, что не надо стрелять, это просто прохожие, эти бактерии зайдут, посидят немного и уйдут, ничего плохого не сделав, — так сразу наступает облегчение. И вот это объяснение с иммунной системой связано с введением в организм разных видов бактерий. Даже некоторые виды рака пытаются таким образом лечить, правда, пока без особенного успеха.

Книга полна неожиданных поворотов. Вот, кажется, понятно, но… Оказывается, корни аллергии и общего настроения — сходные. То, что лечит аллергии, является и хорошим транквилизатором. И возникает совершенно новый, психотропный поворот: как мы себя чувствуем, находясь внутри и снаружи нашего бактериального двойника, как эти бактериальные доспехи влияют на настроение? Похоже, если мы их снимем, нас ждет сильнейшая депрессия.

Таких поворотов в книге много. А уж сколько их за границами книги, в новой биологии, которая едва начинается, — не перечесть. История золотистого стафилококка имеет самое прямое отношение к религии — именно из-за него произошли на теле Иова ужасные нарывы, а потом последовало впечатляющее объяснение с Господом, за что именно его так. Наш бактериальный двойник имеет отношение много к чему, так что индивидуум ли человек — большой вопрос. Может быть, лучше ввести понятие «парного индивида» — целого вместе со своим двойником.

Сакс Джессика Снайдер. Микробы хорошие и плохие. — М.: АCT, Corpus, 2013. — 496 с. Тираж 4000 экз.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее