Бога нет дома

Борьба за жизнь выше биологического инстинкта — смерть ставит перед человеком ценностный вопрос: «Ради чего?»

Бога нет дома

«Гравитация» — еще один фильм про космос, коих огромное количество. Хотя среди космических лент уже немало шедевров в своем жанре, картина Альфонса Куарона представляет нечто особенное. Несмотря на то что объемы компьютерной графики не уступают, как пишут критики, «Аватару», манеру съемок этого фильма можно назвать документальной. «Гравитация» — жесткий экшен, создающий эффект присутствия в открытом космосе. Пейзажи реалистичны: они таковы, какими мы их помним еще с тех дней, когда впервые увидели нашу планету на фотографиях, сделанных с орбиты, или на картинах космонавта Алексея Леонова. «Гравитация» — очень атмосферное кино, которое не просто увлекает динамичным действием и поворотами событий, сопровождающимися в буквальном смысле взрывными спецэффектами. Режиссер нашел способ вывести зрителя на земную орбиту, дав почувствовать ему разницу между невесомостью и гравитацией.

Помимо эстетического эффекта Куарон придает этим терминам философский, экзистенциальный смысл: героиню — доктора Райн Стоун в исполнении Сандры Буллок — не тянет домой, ее ничего не удерживает на Земле, поэтому, не видя смысла в борьбе за жизнь, она готова сдаться. Но ей не дает пасть духом напарник, командир экспедиции на космическом челноке, ветеран-астронавт Мэтт Ковальски (Джордж Клуни). Он продолжает даже с того света поддерживать юмором оставшуюся в одиночестве компаньонку. Космос выглядит ужасно ледяным и пустынным, покинутым Богом местом. У замерзающей в китайском космическом корабле Стоун начинаются видения. Она переживает пограничный опыт: слышит плач новорожденного с Земли и общается с проникшим через люк мертвым Ковальски.

Фильм не только воспроизводит чувственные переживания в космическом пространстве, но и поднимает вопросы о пребывании человечества в космосе, расставляет политические акценты. Как обычно в американском кино, эксплуатируется тема русской угрозы. Именно действия русских становятся причиной орбитальной катастрофы: гибели сначала американского шаттла, затем русской МКС, в конце — уже и китайской станции. Опрометчивые русские взрывают свой собственный спутник-шпион, осколки которого разносят все и вся на орбите. Американцы же пребывают в космосе исключительно с мирными научными целями: для ремонта телескопа «Хаббл».

Американка, оказавшаяся одна в открытом космосе, ведет себя героически. Кстати, во время просмотра меня не покидало ощущение, что похожие чувства возникали в детстве от советских фильмов. Только в них герои борются ради идеалов, общества и победы родной страны. Героизм в американском фильме связан исключительно с личным выживанием, хотя один из героев фильма, Мэтт Ковальски, жертвует собственной жизнью ради спасения партнерши. До этого он тоже демонстрирует альтруизм: сыплет шутками в совсем нешуточной ситуации. А в самом начале фильма доктор Стоун долго не желает оставлять научный прибор и продолжает его ремонтировать под угрозой опасности.

Еще одна примета фильма: героизм выживания в космосе демонстрирует не герой, а героиня. Это уже привычный подход в западном кино. Вспомнилась и фантастическая эпопея «Чужой» и «Чужие» с Сигурни Уивер в главной роли. Хотя жанрово «Гравитация» совсем другой фильм, его можно сопоставить разве что с «Космической одиссеей» Стэнли Кубрика.

По словам американского актера Кевина Костнера, именно женщина является героем современного американского кинематографа. «Я всегда играл героев, которые были умнее и храбрее меня. Кинематограф лучше всех позволяет исследовать проблему героизма. Героизм в кино бывает разным. Очевидный героизм — когда один человек жертвует собой во имя другого человека, во имя своей семьи, отдает жизнь за свои принципы и свою страну. Но существует и другой тип героизма, который тоже можно исследовать в кино. И он всем известен. Это может быть история матери-одиночки, которая рано утром выходит на автобусную остановку, чтобы отправиться на свою первую работу, где работает восемь часов, а потом отправляется на дополнительную работу еще на три часа. Затем возвращается домой, чтобы покормить семью, почитать детям на ночь, помечтать с ними. И это повторяется изо дня в день. Это и есть героизм. Вы увидите такой героизм повсюду, если внимательно присмотритесь к людям»,— уверен актер, который дал интервью нашему журналу на кинофестивале «Евразия» в 2010 году.

Вопрос в том, как заинтересовать массового зрителя историей матери-одиночки. Ведь для многих кино — побег от реальности и развлечение. Большинству зрителей не хочется видеть на экране то, что окружает их в повседневности. Поэтому популярностью пользуются такие герои, как Бэтмен, Человек-паук и Лара Крофт. Но подлинное признание голливудскому кинематографу принесли картины об обычных людях, чьи истории были рассказаны как нечто уникальное и неповторимое. В этом смысле «Гравитация» повествует о героизме пусть и в экстремальных, но все же бытовых, рабочих условиях. В этот раз Голливуду удалось снять реалистичную увлекательную фантастику без инопланетян — идея одиночества в ледяном и безжизненном пространстве стала ведущей темой фильма.

Героиня Буллок, несмотря на свой научный бэкграунд, верит в существование потустороннего мира как места, куда уходят мертвые. Она также планирует встретиться с дочерью и Мэттом после смерти и поручает Мэтту присмотреть на том свете за девочкой. В «Прометее» Ридли Скотта, автора упомянутых «Чужих», отчетливо звучит религиозный мотив. Носящая распятие верующая героиня отправляется на встречу с Создателем в буквальном, физическом смысле слова, пересекая космическое пространство на летательном аппарате. Первый опыт встречи с богами-олимпийцами приносит поражение. Те, кого вначале люди принимали за богов, оказываются искусственными марионетками, созданными для уничтожения жизни. Но кто создал их? Так может возникнуть уходящая в дурную бесконечность причинно-следственная цепочка творения.

Вопрос о существовании сверхсущего, Бога, и чувство одиночества перед бесконечностью космоса становятся главной апорией современной американской фантастики. Бесконечность и трансцендентность парадоксально соседствуют в космической одиссее. Бескрайность Вселенной ограничивается полаганием трансцендентного измерения. Эстетика звездного пространства дает переживание бесчисленности миров, но взгляд героини устремлен не в космические дали, а внутрь себя. Выходя на орбиту, человек встречается не с инопланетным разумом или Творцом, а с самим собой и становится, как писал еще Августин Блаженный, главной проблемой для самого себя. Тут можно и перевернуть знаменитую поговорку: сам не плошай, да на Бога надейся. А как иначе?

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?