Могучая кучка

Радикализм маленькой, но крайне пассионарной фракции в Республиканской партии поставил Соединенные Штаты на грань дефолта. Отвечать же за поведение этой группировки бу дет вся партия

Около 60% американцев выступают за то, чтобы разогнать нынешний состав Конгресса
Около 60% американцев выступают за то, чтобы разогнать нынешний состав Конгресса

Вот уже на протяжении двух недель в самой богатой стране мира — Соединенных Штатах — не финансируется работа правительственных учреждений. Со 2 октября в неоплачиваемых отпусках находится около 40% госслужащих (почти 800 тыс. из 2,1 млн). Среди них 97% сотрудников NASA, 93% сотрудников Агентства по защите окружающей среды, 87% работников министерства торговли, 15% — министерства юстиции, 69% сотрудников министерства энергетики (по понятным причинам на работе осталась та часть из них, которая обслуживает ядерные объекты). Ограничения финансирования коснулись и самого президента. Из-за проблем с бюджетом Барак Обама даже вынужден был отменить свои визиты в Малайзию и на Филиппины — чрезвычайно важные для США страны в контексте их будущего конфликта с Китаем из-за влияния на Юго-Восточную Азию,— а также на саммит АТЭС в Индонезии. Кроме того, шатдаун (так в США называется остановка работы правительства) ударил по американской экономике — из-за остановки работы госслужащих экономика теряет до 1,6 млрд долларов в неделю.

Эта ситуация сложилась в результате того, что представители небольшой, но пассионарной фракции республиканцев (Партии чаепития) сорвали принятие бюджета. Барак Обама оказался перед выбором: либо отказаться от своего детища — реформы здравоохранения, либо пойти на шатдаун. Вопреки ожиданиям республиканцев Обама занял принципиальную позицию — на момент сдачи номера он отказывался от любых компромиссов по вопросу бюджета или реформы, требуя немедленно, без всяких условий возобновить работу госструктур.

Результатом радикальной политики чаелюбов стало стремительное падение популярности всей Республиканской партии не только среди традиционно колеблющегося сегмента избирателей (около 30% электората), но и среди умеренно правых избирателей. Эта выходка радикалов, по всей видимости, уже будет стоить республиканцам проигранных выборов в Конгресс в 2014 году. Если же партия не предпримет никаких шагов по чистке своих рядов, то ее поражение и на президентских выборах 2016 года почти предопределено.

Правый поворот

Радикализм Республиканской партии в вопросе бюджета и потолка госдолга не стал чем-то неожиданным для американцев. За трансформацией «слонов» из партии бизнеса в партию «белых низов» они следят уже как минимум два десятка лет.

Все происходило постепенно. Идеализация Рональда Рейгана и его «рейганомики» (сокращение вмешательства государства в экономику, снижение налогов), упор не на привлечение новых избирателей, а на мобилизацию южного электората и ряд других процессов приводили к тому, что внутри партии стало постепенно укрепляться радикальное крыло. До поры до времени оно было неорганизованным меньшинством, однако после начала мирового финансового кризиса это меньшинство самоорганизовалось в Партию чаепития, «возникшую как протест белого неудачливого населения и мелких буржуа против реакции властей на кризис 2008 года»,— сказал «Эксперту» специалист по американскому Конгрессу старший научный сотрудник ИНИОН РАН Сергей Костяев. По его словам, «избирателям не понравилось, что республиканцы Буша выделяли огромные деньги на субсидии крупным корпорациям, позволяя последним выйти из кризиса». С приходом же администрации Обамы «чайные» настроения среди республиканцев лишь усилились, поскольку новый президент стал проводить, по их мнению, социалистическую политику. Апогеем стало проталкивание Обамой всеми правдами и неправдами через Конгресс своей реформы системы медицинского страхования, которая обязывала всех американцев обзаводиться медицинскими страховками при усилении государственного субсидирования этой отрасли. Данный закон (с подачи республиканцев получивший прозвище Obamacare) спасал миллионы американцев от разорения: поскольку медицина в США очень дорогая, опросы показывали, что во время кризиса более половины личных банкротств в Америке происходило из-за неспособности людей без страховки или с недостаточным ее покрытием оплатить свои медицинские счета. Однако при этом он подрывал исконные идеалы, на которых, по мнению радикалов, стоит Америка: минимальное участие государства в делах страны, личная ответственность американцев за свою судьбу и свобода поступать так, как им хочется, даже если это ведет к банкротству и нищете. В результате наиболее активная часть республиканских избирателей резко радикализировалась, что привело к избранию «чайных» в Конгресс. «Проблема американской демократии заключается в том, что выборы проходят в два этапа. На первом этапе кандидат на любой пост — от главы сельского поселения до президента — проходит внутрипартийные праймериз и лишь затем выходит на финишную прямую с оппонентом из другой партии. А на праймериз выбирают не рядовые избиратели, а партийные активисты, которые по определению куда более идеологизированы, зашорены и неспособны прислушиваться к иной точке зрения»,— говорит Сергей Костяев.

В итоге на сегодняшний день, несмотря на то что «чайных» в нынешнем составе палаты представителей насчитывается максимум 30–40 человек, их идеология стала мейнстримом Республиканской партии. А сама партия, контролирующая палату представителей, объявила крестовый поход против социалиста Обамы и его законопроектов. И прежде всего против реформы системы медицинского страхования. Апогеем этого крестового похода и стал нынешний бюджетный кризис. Его «чайные» планировали как минимум полгода, если не год.

Спикер Палаты представителей Джон Бейнер ничего не может поделать с «чайными» республиканцами...
Фото: AP

Еще весной неформальному лидеру «чайных» на Капитолии сенатору Теду Крузу удалось сорвать процедуру принятия бюджета. В результате возникла необходимость принимать нынешний временный бюджет, и Круз с «чайными» требовал прописать в нем отказ от Obamacare и поставить Обаме и демократам в Сенате ультиматум: либо принимать этот бюджет целиком, либо остаться без бюджета.

Республиканские лидеры палаты — спикер Джон Бейнер и глава республиканского большинства Эрик Кантор — были не в восторге от идеи Круза. Они попытались провести обе резолюции (временный бюджет и отказ от финансирования Obamacare) по отдельности, прекрасно понимая, что контролируемый демократами Сенат первую резолюцию примет, а вторую выбросит. Однако Круз еще летом проехался по большинству штатов и выступил с бурными речами перед местными активистами партии, призвав их требовать от своих конгрессменов и сенаторов привязки этого временного бюджета к отказу от Obamacare. Электорат его услышал и стал заваливать республиканских конгрессменов письмами. Кроме того, Крузу удалось мобилизовать ряд республиканских организаций типа Клуба за экономический рост, которые надавили на Бейнера и Кантора. В итоге Бейнер попытался найти с Крузом компромиссное решение — он предложил «чайным» привязать отказ от Obamacare не к бюджету, а к повышению планки государственного долга. Это было разумно, учитывая, что два года назад в такой же ситуации Обама уступил и в обмен на повышение потолка госдолга пошел на секвестр бюджета. Но Тед Круз все же настоял на том, что Обама прогнется и сольет реформу медицинского страхования либо под угрозой шатдауна, либо через какое-то время после его начала. В итоге часть республиканского плана сработала — Обама вынужден был подписать указ о приостановке работы правительства.

Слоны в загоне

Республиканцы, впрочем, говорили, что ничего страшного не происходит. «Внедрение Obamacare принесет куда больше вреда Америке, нежели несколько дней простоя правительства»,— говорит конгрессмен от Аризоны Трент Френкс, назвав реформу системы здравоохранения «черной дырой социалистической медицины». А по словам конгрессмена от Теннеси Марсии Блэкберн, от шатдауна будет даже определенная польза. «Люди поймут, что могут жить при куда меньшей степени государственного вмешательства, чем им казалось»,— заявила она. Однако очень скоро выяснилось, что, по выражению одного из политологов, республиканцы «взяли не того заложника».

Вопреки ожиданиям «чайных» население США (треть которого шатдаун так или иначе затронул) крайне негативно отнеслось к тому, что республиканцы взяли их в заложники ради достижения своих целей. Согласно последнему опросу NBC и Wall Street Journal, 53% американцев винят в шатдауне Конгресс и лишь 35% — Обаму. 70% респондентов считают, что Республиканская партия действует исходя из собственных интересов, а не из интересов страны (про Обаму так думает 51%). В итоге лишь 24% респондентов заявили о позитивной оценке партии, тогда как 53% к ней относятся негативно — и это худший результат республиканцев за последние двадцать пять лет. Неудивительно, что на фоне таких оценок большая часть респондентов (47 против 39%) считает, что Конгресс должен перейти в руки демократов.

...возглавляемыми сенатором Тедом Крузом
Фото: AP

Для самих чаелюбов резкое падение рейтингов партии не представляет особой угрозы. У них есть собственный «чайный» электорат (к которому относит себя около 40% республиканских избирателей), который их поддерживает. 85% этих людей настаивают на жесткой позиции партии по вопросу бюджета. Однако умеренные силы в партии видят, что происходит, и хотят закончить конфликт с президентом. «Мы можем заниматься этим день. Мы можем заниматься этим неделю. Мы можем заниматься этим месяц. Все равно все закончится тем же самым — мы не отменим Obamacare»,— заявил сенатор Джон Маккейн. «Мы позволяем этой группе леммингов делать то, что вздумается. При этом у них в игре (с Обамой. — “Эксперт”) нет на руках никаких козырей, но они об этом еще не знают»,— вторит ему конгрессмен-республиканец Дэвин Нунс.

Проблема в том, что голос умеренных звучит пока не слишком громко. Из всех двух сотен умеренных республиканцев палаты представителей публично против авантюры «чайных» выступает лишь около двух десятков человек. Остальные предпочитают отмалчиваться, боясь навлечь на себя гнев «чайных», который может выразиться в появлении какого-нибудь ультраправого кандидата на праймериз в их округе. «Всех потряс случай с Ричардом Лугаром. Человек более тридцати лет сидел в Сенате, был авторитетнейшим умеренным республиканцем, который умел договориться со всеми, однако на последних выборах набрал лишь 39 процентов голосов и проиграл праймериз праворадикальному кандидату Ричарду Мердоку (называвшему, например, беременность в случае изнасилования “подарком от Господа” и выступавшему против ее прерывания. — “Эксперт”)»,— говорит Сергей Костяев. Ситуацию мог бы разрешить своим волевым решением сам спикер Джон Бейнер, выставив на голосование предложенный Обамой проект бюджета (в нынешней ситуации он был бы однозначно принят), однако он боится, что «чайные» за это просто снимут его с поста спикера.

Принципиальность ценою в партию

Впрочем, не исключено, что в ближайшее время умеренные займут более жесткую позицию. Ведь под угрозой оказались как их мандаты, так и будущее партии в целом.

В отличие от «чайных», которым нечего терять, ряд умеренных республиканцев (особенно в северо-восточных штатах) рискует проиграть выборы в Конгресс в 2014 году. Демократы припомнят оппонентам, что те вместе с «чайными» закрыли правительство и вели страну к дефолту. Не исключено, что республиканцы даже потеряют большинство в палате представителей. Их положение и без того плохое, даже без нынешнего скандала партия неуклонно теряет популярность среди американцев. Если сейчас, согласно одному из опросов, доля избирателей-демократов составляет 38% от общего электората, а республиканцев — 31%, то среди молодежи, родившейся в 1980-е, демократов уже 41%, а республиканцев лишь 21%. «Республиканцы сейчас позиционируются как реакционная, консервативная, ретроградная сила. Они против всего того, за что выступает молодежь,— легализации марихуаны, однополых браков, контрацепции»,— поясняет Сергей Костяев. Кроме того, в партии разочаровываются собственные избиратели — около 40% из них считают ее слишком экстремистской. У радикалов и умеренных разные взгляды на традиционные республиканские ценности. Так, если свободный оборот оружия поддерживает 71% «чайных» избирателей, то среди умеренных республиканцев сторонников оружейного лобби лишь 34%. Уже на выборах в палату в 2012 году республиканцы должны были проиграть — их спасли лишь махинации с границами избирательных участков. Согласно законам США, после каждой переписи населения эти границы изменяются (в каждом из округов сейчас должно быть около 700 тыс. избирателей), а занимаются этим законодательные ассамблеи штатов. В момент последней переписи 2010 года эти ассамблеи были в основном республиканские, в результате на выборах 2012 года за демократов в целом по стране было отдано на 1,7 млн голосов избирателей меньше, они получили лишь 201 место, тогда как республиканцы — 234.

Если даже эти махинации и спасут партию на выборах в Конгресс в 2014 году, то на выборах президента в 2016 году ведомую «чайными» партию, скорее всего, уже будет ожидать оглушительный провал. Имя хозяина Белого дома зависит от позиции так называемых независимых — неопределившихся избирателей, не относящихся к той или иной партии. А опыт избирательных кампаний показывает, что «независимые» за радикалов не голосуют. А нынешние фавориты — сам Тед Круз и правый либертарианец Ренд Пол — являются радикалами и посему изначально непроходными вариантами. Умеренные делали ставку на Марко Рубио, который, по их мнению, должен был привлечь к партии патриархальный латиноамериканский электорат, однако Рубио уже дискредитировал себя — он открыто поддержал «чайных» и на всех пресс-конференциях Теда Круза стоит позади него.

Впрочем, не исключено, что эти выборы станут тем самым дном, от которого партия и оттолкнется. На сегодняшний день лишь позорное поражение может отрезвить партию, укрепить ее центристское крыло и сместить принципиальную «могучую кучку».

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности