Человек покупающий

Регулятор намерен не допустить образования нового пузыря на рынке кредитования. Отдельным игрокам, чрезмерно увлекшимся потребительскими займами, придется наращивать капитал

Человек покупающий
Человек покупающий

Высокие темпы потребительского кредитования заставили Национальный банк (НБРК) принять превентивные меры, чтобы не допустить надувания очередного пузыря на кредитном рынке. Как уже писал «Эксперт Казахстан» (см. № 41 от 7.10.2013 года «Контрцикличность в действии»), в СМИ цитируется проект постановления правления НБРК, направленный на ограничение как потребительского кредитования, так и привлечения депозитов банками через ужесточение требований к размеру собственного капитала. В принципе, регулирование через СК — основной рычаг влияния центробанка на финансовый сектор. Под него подпадут прежде всего банки второго уровня (БВУ), сделавшие ставку на розничное кредитование: документ предлагает для банков, доля потребительских займов в совокупном ссудном портфеле которых превышает 35%, прибавлять к коэффициенту достаточности собственного капитала 3% от активов, взвешенных по степени кредитного, рыночного и операционного рисков.

Понятно, что в БВУ, развивающихся как универсальный банк, доля потребительских кредитов вряд ли достигает опасного, с точки зрения регулятора, уровня, хотя и крупные банки не игнорируют розничного клиента и все больше включаются в рынок потребительского кредитования. Тем не менее для крупных игроков это пока в большей степени периферийный бизнес: возможность диверсифицировать портфель и увеличить прибыль за счет высокомаржинальных потребительских кредитов. Удельный вес таких займов велик в портфелях лишь нескольких БВУ из первой десятки по объему активов. Это, конечно, kaspi bank, который стратегически развивает именно розничное направление; Евразийский банк, с недавних пор агрессивно растущий в сегменте кредитования физических лиц. По данным финотчетности этого банка по итогам второго квартала, за первое полугодие удельный вес потребительских кредитов вырос с 40,93 до 48,95%. Альянс Банк, обязанный бурному развитию беззалогового потребительского кредитования беспрецедентным ростом активов до кризиса и проблемами в кризис, вновь вступил на этот путь. Согласно отчету за второй квартал этого года, доля потребительских кредитов составила 22,5% портфеля, хотя до порогового значения в 35% еще далеко. В ссудном портфеле АТФ Банка удельный вес потребительских кредитов — 13,5%, ЦентрКредита — 11%, 6,7% — в портфеле Сбербанка. У крупнейших БВУ страны, Казкоммерцбанка и Халык банка, доля таких займов по итогам первого полугодия — 6,3 и 16% соответственно, но вот что примечательно: оба фининститута нарастили портфель потребкредитов примерно на 2 п.п. В деньгах это 35 млрд тенге у Казкома и почти 41 млрд у Халыка.

По данным опросов НБРК, желание выдавать потребительские кредиты достигло пика (более 80% положительных ответов) в первом квартале 2011 года и с тех пор только снижалось: 59% в сентябре 2012 года, во втором квартале нынешнего — уже 53,13%. На том же уровне, по субъективным ощущениям банкиров, находится и спрос на потребительские кредиты. Как констатирует Агентство по статистике, желание покупать товары длительного пользования у населения снизилось с августа 2012 года по август 2013-го: 17% положительных ответов против прошлогоднего 21%.

Резюмируя, можно сказать, что рост потребительского кредитования пока не стал системной проблемой, тем не менее регулятор, очевидно, увидел в динамике этого сегмента признаки пузыря.

Рискованная прибыль

Еще год назад в своем отчете по финансовой стабильности за 2012 год НБРК отметил снижение рисков в банковской системе. «Несмотря на возможное изменение тренда, риски для финансового рынка остаются на приемлемом уровне»,— делают вывод аналитики Нацбанка.

 

Но уже в то время банки, агрессивно развивающие розничное направление, оказались в фокусе внимания регулятора. «Стоит отметить высокую кредитную активность банков 3-й группы (Евразийский банк, Цеснабанк, Альянс Банк, Темирбанк, Нурбанк и kaspi bank), в результате которой ссудный портфель группы увеличился на 17,4% за 9 месяцев 2012 года. Вместе с тем кредитная политика банков этой группы ориентирована преимущественно на сектор розничного кредитования, рост которого обеспечивают прежде всего высокорисковые и необеспеченные потребительские кредиты. Названная политика позволяет получать на единицу работающих активов процентную маржу, сопоставимую с маржой иностранных банков 2-й группы. В целом банки с низким качеством ссудного портфеля, не имеющие крупных зарубежных финансовых институтов в качестве акционеров, способны поддержать сопоставимую доходность по основным финансовым операциям, однако стратегия их направлена в большей степени на получение краткосрочной прибыли»,— говорится в отчете.

Летом уже нынешнего года на потенциальную опасность быстрого роста потребительского кредитования в Казахстане указало рейтинговое агентство Standard&Poor’s. S&P предполагает, что улучшающиеся экономические условия и повышение предложения в потребительском сегменте будут способствовать 15–30-процентному росту потребкредитования в ближайшие три года. В совокупном розничном кредитовании их доля к 2015 году может вырасти до 75% (в 2012-м — 63%, в 2009-м — 39%). По данным агентства, около двух третей из 8 млн трудоспособного населения Казахстана хотя бы раз пользовались одним из продуктов потребительского кредитования: кредитной картой, потребительским займом, автокредитом или кредитом, полученным в точках продаж.

Усиление конкуренции в этом сегменте приведет к предложению продуктов с более высоким кредитным риском. В частности, это могут быть необеспеченные кредиты (все, полученные в точках продаж), более низкие ставки, а с ростом объема кредитов их стоимость действительно снижается, а также более длительные сроки. В то же время аналитики S&P считают, что риски потребкредитования останутся на контролируемом уровне.

Агентство в своем докладе рекомендовало регулятору принять меры по ограничению роста кредитования населения через требования к достаточности капитала или норме резервирования. В пример приводится Центробанк России, ужесточивший политику резервирования и методику расчета капитала в отношении необеспеченных потребительских займов. Нацбанк в проекте постановления, о котором идет речь, в основном следует рекомендациям экспертов, отказываясь при этом от повышения норм резервирования: потребительские кредиты и так имеют самый высокий вес риска: 150% — это выше риска корпоративных займов (100%) и ипотечных (80–150%).

Мы попросили прокомментировать планы Нацбанка ведущего аналитика S&P Аннет Эсс. По ее мнению, предлагаемые НБРК меры немного запаздывают: рост потребительского кредитования не замедлился, а даже ускорился в 2013 году. Она также считает, что затрагивая главным образом банки с более низким уровнем капитала, они лишь до некоторой степени достигнут цели, то есть ограничения потребительского кредитования.

«Есть большие различия в уровне капитала среди банков. В среднем уровень капитализации остается умеренным в случае непредвиденного ухудшения экономической ситуации, что однако не ожидается нами в 2013 и 2014 годах»,— подчеркнула Аннет Эсс.

«Регулятор, вводя ужесточение на достаточность капитала для БВУ, которые более одной трети портфеля разместили в беззалоговые потребительские кредиты, преследует по сути правильную цель: снижение риска дефолта этого финансового института путем необходимости подкрепления дополнительным капиталом для достаточного покрытия кредитного риска. В целом можно отметить, что такая норма будет достаточно эффективно стимулировать ряд банков либо на докапитализацию, либо на снижение доли указанного типа займов. Последний вариант, вероятнее всего, будет осуществлен путем ужесточения требований к заемщикам, что, соответственно, приведет к снижению рисков.

Говоря о своевременности такой меры, можно лишь отметить, что, вероятнее всего, подобное ужесточение стало реакцией регулятора на бурный рост отмеченного сегмента кредитования и вероятности ухудшения у ряда банков качества указанного типа ссуд»,— так оценивает планы Нацбанка директор департамента финансового анализа и планирования АО «Bank RBK» Сергей Куряшкин.

Покусились на святое

Ограничение потребительского кредитования регулятором — мера ожидаемая и оправданная. А вот ограничение депозитной базы банков выглядит необычным, хотя бы на фоне наблюдающегося сегодня дефицита фондирования. Существуют объективные трудности с привлечением иных средств, помимо вкладов и текущих счетов населения и компаний, и депозиты становятся чуть ли не единственным источником кредитования. У некоторых банков отношение депозитов к кредитам близко к единице.

«Депозиты сейчас — это один из немногих инструментов фондирования для роста и финансирования. В ситуации, когда рынки капитала для многих банков еще закрыты, ограничивать их в привлечении вкладов — значит в принципе ограничить фондирование и развитие экономики. Если будут ограниченные возможности развития и фондирования, будут расти ставки по кредитам. Ограничение в привлечении депозитов ограничит и кредитование. Ограниченное кредитование замедлит экономику и развитие. Не бывает сильной экономики без сильного банковского сектора»,— возмущается глава АО «Kaspi bank» Михаил Ломтадзе.

И все же, если постановление будет принято, банкам, активно наращивающим депозитную базу, придется увеличивать капитал. «Коэффициент к10 — максимальный лимит привлеченных депозитов физических и юридических лиц — устанавливается в размере не более 4 и рассчитывается как отношение среднемесячной величины принятых депозитов физических и юридических лиц резидентов и нерезидентов Республики Казахстан, в том числе дочерних организаций специального назначения резидентов и нерезидентов Республики Казахстан к собственному капиталу банка»,— говорится в проекте постановления. Из объема депозитов вычитаются средства, представленные правительством, ФНБ «Самрук-Казына», Нацбанком, а также жилищно-строительные сбережения. Отметим, что доля таких средств высока в базе фондирования крупнейших банков, а также БВУ с госучастием, прошедших реструктуризацию.

Объяснить действия Нацбанка можно явной связью роста потребительского кредитования и агрессивного привлечения депозитов некоторыми банками. Еще в прошлом году выявилась тенденция опережающего роста депозитной базы банков третьей группы (по классификации НБРК) по сравнению со всем сектором. По данным Нацбанка, за девять месяцев прошлого года сумма депозитов в целом выросла на 7,8%, вклад в рост депозитов БВУ третьей группы составил 3,2%. С начала года по сентябрь 2013 года депозитная база всего сектора выросла на 12%, депозиты банков первой группы (Казкоммерцбанк, Халык банк, ЦентрКредит и АТФ) росли медленнее — 8,4%, а вот у третьей группы они увеличились на 14%. В Нацбанке отмечают, что конкуренцию за клиентов эти игроки выигрывают, предлагая более высокие депозитные ставки.

Некоторые банки даже завышают рекомендуемые Казахстанским фондом гарантирования вкладов ставки вознаграждения по депозитам (номинальная ставка 9% в тенге и 5,5% в СКВ). Приходилось слышать от банковских топ-менеджеров сетования на ограничение цен на депозитном рынке, особенно на тенговую ликвидность, поскольку ощущается ее нехватка.

Краткосрочные депозиты БВУ конвертируют в короткие, но дорогие потребительские займы. По мнению Нацбанка, краткосрочность ресурсной базы является фактором уязвимости, в первую очередь — для банков, у которых очень высок показатель отношения кредитов к депозитам. Это как раз характерно для первой и третьей группы банков.

Кормим чужого производителя

Включение все большего числа игроков в рынок розничного кредитования — объективная реальность банковского сектора. Вызвана она ситуацией на депозитном рынке: имея в распоряжении короткую ликвидность, банки просто не могут выдавать длинные кредиты, так необходимые экономике. Конкуренция заставляет их устанавливать высокие цены на привлекаемые ресурсы, а чтобы отбить свои расходы по депозитам, банки размещают их в дорогие потребительские кредиты. Регулятор для снижения рисков требует наращивать капитал. В общем-то это обычная ситуация для любого регулируемого рынка: свобода зарабатывать деньги в рамках установленных ограничений.

Михаил Ломтадзе любит приводить такие цифры: совокупная годовая зарплата экономически активного населения по стране около 40 млрд долларов, а весь портфель розничных кредитов — около 15 млрд долларов, то есть чуть больше трети годовой зарплаты; этот показатель ниже, чем в других странах, в том числе в России.

Действительно, отношение задолженности домохозяйств в Казахстане к ВВП снижается в последние годы, и на октябрь прошлого года составило всего 10%. В России этот показатель выше — 12%. В странах Восточной Европы — 30–40%; наиболее закредитованы британцы и нидерландцы: их долги превышают 100% ВВП (данные за 2012 год).

В Казахстане и без того высокие риски потребительского кредитования усугубляются невысокими доходами населения, большой долей теневых доходов, низкой кредитной культурой. Это общее место, но это реальность.

Среднемесячная номинальная зарплата в Казахстане 110 тыс. тенге, или около 750 долларов. Доходы же в пересчете на душу населения во втором квартале 2013 года составили 55,9 тыс. тенге, или 370 долларов в месяц. Говоря о потребительских кредитах, мы имеем в виду обычно людей с низкими доходами, которым не хватает денег на покупку товаров длительного пользования, лечение, получение образования и т.д. Когда банк кредитует участников зарплатных проектов, он более или менее закрывает риски неплатежей. Но когда кредит получает человек с улицы по одному удостоверению личности, своевременное погашение долга под вопросом.

Есть еще один аспект не в целом розничного, а именно потребительского кредитования. Можно ли говорить о вкладе в экономику банков, наращивающих кредитование покупателей товаров, выпущенных главным образом за рубежом? Потребительский спрос важен для экономики, которая на него работает. «Кредит — это всегда аванс либо для производства, либо для сбережений»,— пишет директор Высшей школы социальных наук (Париж) Жак Сапир в своей статье «Кредит: рычаг или пузырь», опубликованной журналом «Эксперт» (см. № 37 от 16.09.2013 г.). Он раскрывает секрет французского экономического чуда после 1960 года: «Французы почувствовали вкус к массовому потреблению и потребительскому кредитованию. Именно поэтому Франция так быстро росла в этот период, обгоняя Германию, Великобританию и США». Но Франция сама почти полностью обеспечивала товарами внутренний рынок. В Казахстане же превалируют импортные товары — начиная с одежды и оргтехники и заканчивая автомобилями.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики