Государственные вредители

Участие правительства в банковской системе распространено во всем мире и считается нормальной практикой – такие кредитные организации занимаются поддержкой проблемных отраслей народного хозяйства. Однако, по мнению экспертов МВФ, это создает перекосы в экономическом развитии, способствует росту госдолга и бюджетного дефицита

Государственные вредители

Международный валютный фонд опубликовал доклад департаментов по бюджетным вопросам стран Западного полушария под названием «Государственные банки и бюджетная дисциплина», подготовленный Езусом Гонсалесом Гарсией и Франческо Григоли. Как говорится в исследовании, в периоды кризиса государственные банки способны помочь смягчению ограничений в финансировании организаций госсектора

и, следовательно, стать фактором, мешающим финансовой дисциплине. Рост доли активов банковского сектора, принадлежащих правительству, на один дополнительный процентный пункт приводит к увеличению госдолга на 0,2-0,3% ВВП, подсчитали в МВФ.

Согласно статистике, опубликованной МВФ, если в стране есть госбанки, они занимают значительную долю на рынке – в среднем 21% активов банковской системы; при этом чем выше участие государства в банковской системе, тем более активно банковский сектор кредитует экономику. Так, в 75 странах 20% активов принадлежат госбанкам, и в среднем 13% их активов составляют долги правительства. В то же время в 20 изученных экспертами странах государство никак не участвует в банковской системе, и там лишь 9% активов банков являются госдолгами. В 93 странах, где государство владеет банками, госдолг составляет порядка 45% ВВП. Это на 7 п.п. выше, чем в странах, где правительство не владеет банками. При этом в 96 странах, где правительство владеет банками, средний дефицит бюджета составляет 3,4% ВВП, что на 0,4% ВВП выше, чем в 27 странах, где правительство не участвует в банковском секторе.

Участие правительства в банковской системе широко распространено во всем мире, несмотря на большое количество приватизационных сделок, которое наблюдалось в течение последних четырех десятилетий. Традиционно основным аргументом в пользу существования государственных банков является то, что они могут способствовать развитию некоторых отраслей или регионов, которые нерентабельны и не обслуживаются должным образом частными банками. Кроме того, политики могут использовать госбанки в своих собственных интересах для финансирования государственных проектов.

Однако, используя данные 123 стран, аналитики МВФ пришли к выводу, что большее присутствие государственных кредитных организаций в банковской системе приводит к росту кредитования в государственном секторе и, соответственно, к увеличению бюджетного дефицита, государственного долга, а также вытеснению кредитования частным сектором. «Эти результаты показывают, что практика кредитования государственными банками должна быть тщательно оценена в любой стране на соответствие стратегии осуществления финансовой дисциплины», – констатировали в МВФ.

Государственные банки могут быть классифицированы по тому виду операций, которые они выполняют, и по тому, выступают ли они в качестве банков первого или второго уровня. Существуют четыре группы государственных финансовых институтов: розничные коммерческие банки, банки развития, банки с узким спектром действия и агентства по развитию. Розничные коммерческие банки, как правило, преследуют цели развития или социальные, но выполняют тот же тип операций, что и частные коммерческие банки: в частности, они привлекают депозиты и используют эти деньги для кредитования. Банки развития не принимают вклады от населения, но финансируются правительством, занимаются выпуском облигаций или других подобных инструментов. Они кредитуют бизнес напрямую. Банки с условно ограниченными функциями привлекают депозиты у населения, но кредитов не выдают, инвестируя все средства в государственные бумаги. В свою очередь агентства развития не привлекают депозитов, но выдают кредиты, занимаясь выдачей различных гарантий, субсидий.

И очень часто банки финансируют социально важные, но неприбыльные проекты, пытаясь при этом снизить издержки на финансовое посредничество. В результате они редко бывают прибыльными, принимая решения не по экономическим, а по политическим соображениям. Это, в свою очередь, приводит к возникновению перекосов в развитии страны и создает неправильное размещение капитала, поддерживает неэффективную модель экономики.

Кроме того, увеличение кредитования государственным сектором обычно сопровождается снижением доли кредитования у частных компаний. В 92 странах, где есть госбанки, кредиты частному сектору в среднем составляют 81% ВВП, что на 2% меньше, чем в 26 странах, где государство не участвовало в банковской системе. При этом рост доли активов госбанков на 1 п.п. связан со снижением доли кредитов частному сектору примерно на 0,5 п.п.

Всем давно известна принципиальная разница между государственными банками и частными, говорит главный специалист отдела ценных бумаг банка «Интеркоммерц» Иван Кибардин. Главная и первостепенная задача частного бизнеса, в том числе и банковского сектора – построение максимально эффективной модели ведения бизнеса. Сегодня, в условиях повышенной конкурентной среды, это является необходимым условием для того, чтобы занимать свое место под солнцем. При этом если говорить про госструктуры, то зачастую на них ложатся различные государственные функции. Например, финансирование различных социально ориентированных, стратегических или имиджевых проектов.

В целом - доверие к частным банкам в, например, развивающихся странах, только начинает зарождаться, считает эксперт. И учитывая то, что частные банки являются маневренными  и клиентоориентированными, предлагают привлекательные условия по финансовым продуктам, а средства граждан в них застрахованы государством, этот процесс будет набирать обороты. Поэтому только максимально выгодные условия по предлагаемым продуктам сегодня позволяют частным банкам занимать свое место под солнцем.

К тому же нельзя утверждать, что власти не хотят сократить свою долю в банках, полагает аналитик Mill Trade Михаил Федоров. Они одновременно и хотят, и не хотят. С одной стороны, контроль над банками – это лакомый кусочек, от которого нежелательно избавляться, поскольку деньги и контроль над ними – это власть. Также всегда есть соблазн все контролировать, в том числе и финансовую систему, а крупнейшие банки – прямой доступ к этому. С другой стороны, существует понимание того, что государство – не лучший собственник и управленец, ввиду этого постоянно на слуху приватизация и либерализация в различных отраслях. В то же время этот процесс ведется крайне медленно и неохотно. Часто власть не бывает монолитом с единым мнением. Есть левые, которые всегда против, есть правые, которые всегда за.

Проблемой,  считает эксперт, является и то, что государственные банки, как и другие компании, достаточно крупны, чтобы существовала проблема с тем, кто сможет выкупить столь большие пакеты по достойной, с позиции властей, цене. Кризисный период в нынешнее время – помеха приватизации, поскольку капитал не очень стремится участвовать в крупных банках. Поэтому зачастую  приватизация тормозится: продавец в виде государства не намерен отдавать активы дешево, а рынок и инвесторы не готовы предложить большую цену.

Впрочем, полагает директор аналитического департамента компании Альпари Александр Разуваев, мнение МВФ, мягко сказать, не совсем справедливо. «Либеральная байка про то, что частная компания  или банк всегда эффективнее государственной структуры, сильно поднадоела. Все зависит от эффективности менеджмента, а не собственника. Достаточно посмотреть на российские Сбербанк или Роснефть. Очень эффективные компании», – отмечает эксперт. У госбанков есть  неоспоримое преимущество: клиенты и вкладчики доверяют им больше, чем частным. В России это фактически квазисуверенный долг. В России если Сбербанк рухнет, то будет революция. Поэтому Банк России печатным станком спасал его и в 1995 (кризис МБК), и в 1998 (дефолт), и в 2008 году. Плюс через государственные банки правительство имеет возможность проводить свою промышленную политику. При этом в той же России все нормально с бюджетом и госдолгом. Госбанки доминируют в финансовом секторе, и это однозначно больше плюс, чем минус. Кстати, доминируют они и на фондовом рынке. Все понимают, какой капитал стоит за этими участниками рынка, и соответственно учитывают это в своей политике управления рисками.

Наличие акционера в лице государства в любом случае создает преференции, и банк больше заинтересован в том, чтобы отчитываться перед властями, чем перед своими акционерами, если они есть, добавляет управляющий активами финансовой компании AForex Сергей Ковжаров. Однако финансирование заведомо неприбыльных проектов создает прецедент получения средств на нерыночных условиях, что, в свою очередь, и в самом деле позволяет таким компаниям не задумываться о своей эффективности. Реальная польза, уверен аналитик, есть только от так называемых институтов развития, но их нельзя назвать банками в привычном понимании - это, скорее, государственный кошелек с банковскими функциями. В развитых странах госбанков практически нет, хотя во время кризиса государство спасало крупнейшие частные институты от разорения.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности