Тяжелый случай

Экономист Юрий Храмцов уверен, что у Нацбанка просто не было достаточных человеческих ресурсов, чтобы вести себя иначе, чем он вел себя до сих пор.

Юрий Храмцов
Юрий Храмцов

— На г-на Келимбетова будет возложена чрезвычайно ответственная работа, которую сложно выполнить без команды разносторонних профессионалов, обладающих широким кругозором и имеющих знания в различных отраслях — от экономики и техники до информационных технологий. Очевидным образом в комплекс передаваемых г-ну Келимбетову задач будет входить и непростая ситуация в банковском секторе (на Национальный банк возложены функции регулятора), и реформа пенсионной системы (от создания ЕНПФ до проверки активов, в которые вложены пенсионные накопления), задачи управления Национальным фондом и золотовалютными резервами страны, вопросы эмиссионной политики (как части денежно-кредитной политики), вопросы обеспечения стабильности цен и, самое главное, вопросы надзора и реального контроля за всеми этими направлениями.

Задачи настолько обширны и настолько завязаны на комплекс информационно-технических средств, что успешно решить их «на коленке» не получится. Вместе с тем кадровый потенциал Национального банка ограничен сложившейся системой набора кадров и бюрократической системой, которые создают условия для притока в Национальный банк по большей части лишь студенческих кадров, но, вместе с тем, блокируют приход людей, обладающих опытом (это происходит на уровне штатных входных заработных плат).

У меня лично складывается такое впечатление, что г-н Марченко осознал в какой-то момент, что заделы для решения накопившихся у Национального банка задач довольно малы по сравнению с масштабностью возложенных проблем, а находящаяся под ним команда чересчур перегружена бюрократической работой. Для реализации же стоящих перед Национальным банком задач нужны люди с инновационным мышлением и нужны также соответствующие условия для этих людей, в том числе и финансовые.

Скорее всего, г-н Марченко пытался выправить ситуацию: лично во главе комиссии проводил собеседования со всеми кандидатами на все позиции в Национальном банке; но, кажется, было уже слишком поздно. Получается, что привлечь и нормально мотивировать новые кадры с высоким потенциалом невозможно. Это является следствием как сопротивления сложившейся команды, так и результатом следования чисто системным правилам. Более того, привлекать кадры с хорошим потенциалом необходимо заблаговременно.

Думаю, было бы ошибкой возлагать ответственность за настолько широкий комплекс задач на одного человека. Очень многое зависит как от непосредственных подчиненных г-на Марченко, так и от рядовых сотрудников — от того, насколько сложившаяся система поощряет новаторство и насколько толково ставятся задачи и контролируется их исполнение. Или, больше того, способна ли система работать так, чтобы начальники среднего уровня собственноручно (при необходимости) воплощали те или иные идеи. Насколько я знаю, г-н Марченко был недоволен тем, как технически реализуются его команды. Многое зависит от того, насколько удается нивелировать возникающие внутри коллектива очаги интриг, чтобы они не мешали работе.

Очевидно, что для г-на Келимбетова будет гораздо легче двигаться в рамках сложившейся бюрократической системы, чем менять ее. Возможно, это и будет основным трендом. Но, возможно, нас ждут сюрпризы. Очень важно, чтобы в результате изменений созданные заделы в виде Национального фонда и ЗВР не были неэффективно растрачены, но вместе с тем было бы лучше, чтобы они работали на Казахстан. В первую очередь — средства в иностранной валюте: это задел для покупки зарубежных технологий.

Для осуществления тонкой денежно-кредитной политики необходим контроль на микроуровне. Реальный контроль, как говорится, «без купюр». Насколько команда г-на Келимбетова будет готова и способна такой контроль обеспечить, во многом покажет результат ее работы. До сих пор Национальный банк предпочитал проводить сдержанную эмиссионную политику, работая в основном в режиме «currency board», в первую очередь из-за невозможности обеспечить детальный контроль в случае более свободной эмиссии. Насколько понимаю, заделы для такого контроля также не созданы: к примеру, правоохранительная и судебная системы буксуют, в том числе из-за коррупции. Все это создает неблагоприятный фон для быстрых новых начинаний на поприще денежно-кредитной политики. Для проведения иной политики необходим затяжной подготовительный этап. Поэтому самый благоприятный сценарий состоит в том, что подготовительный этап будет начат. Самый неблагоприятный — если будут предприняты действия без проведения качественной подготовки. Ну а средний и самый вероятный — оставят все как есть и будут лишь тушиться «пожары».

Насколько известно, г-н Келимбетов является довольно лояльным к коммерческим банкам человеком. Так что, скорее всего, его назначение — хорошая новость для банков. Вместе с тем, поскольку президент убежден, что в свое время средства на поддержку банковской системы выделялись на возвратной основе (так говорили, чтобы не вызывать излишний гнев, хотя возвратность была изначально сомнительна, если исходить из масштабов дефолтов заемщиков), то от г-на Келимбетова могут потребовать обеспечения возвратности. Это, пожалуй, самый негативный сценарий для поддержанных государством банков.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?