Казахстанский Прохоров

Казахстанский Прохоров

Новость о том, что Кенес Ракишев, председатель совета директоров SAT Company, горнодобывающую компанию ШалкияЦинк обменяет на контрольный пакет акций АО «Темирбанк» (79,89%), больше недели активно обсуждается в СМИ. В этой связи возникает два вопроса: действительно ли сделка будет совершена, и зачем предприниматель уходит из реального сектора в финансовый? 

Будет ли мальчик?

В связи со сделкой упоминаются два фактора, которые косвенно указывают на ее скорое завершение. Во-первых, государственная компания Тау-Кен Самрук объявила о готовности приобрести ШалкияЦинк за 250 млн долларов. Во-вторых, Темирбанк начал «активно и с большим дисконтом реализовывать» залоговое имущество и другие активы.

Однако источники из Астаны, имеющие отношение к банкам прошедшим реструктуризаию, утверждают, что, судя по динамике, сделка до конца года может и не состояться, так как к 1 октября никаких конкретных предложений сделано не было.

«Однозначно – до конца года должны быть хотя бы какие-то действия, так как в январе представители ФНБ «Самрук-Казына» должны "пойти на ковер" и отчитаться перед президентом об исполнении его поручения. Однако если к началу октября никаких конкретных предложений не будет, то вряд ли они успеют соответствующим образом закрыть сделку до конца года», - сказал наш эксперт. Более того: несмотря на слухи, он высказал сомнения в том, что покупателем выступит именно Ракишев.

«Для покупки сразу двух крупных банков (а у Ракишева уже  есть «Банк Астана-Финанс»)  нужны немалые деньги. Не знаю, есть ли они у Ракишева или нет», - сообщил источник expertonline. В кругах, близких к Ракишеву, подробности сделки не комментируют.

С уверенностью можно сказать лишь то, что и для Ракишева, и для любого другого покупателя доля Самрука-Казына в Темирбанке должна быть оценена с существенным дисконтом к балансовой стоимости. На это, по мнению аналитика Halyk Finance Бакая Мадыбаева, указывает крайне низкая доходность на капитал и плохое качество портфеля.

«Темирбанк потерял 4,4 млрд тенге в первом полугодии 2013 года в основном вследствие крупных отчислений в провизии. В 2012 году банк заработал 3,4 млрд тенге чистой прибыли, а до налогов - 5,8 млрд, но это во многом стало возможным благодаря однократным статьям: восстановление провизий на 1млрд, доход от выкупа облигаций на 1,2 млрд и прибыль от продажи кредитов на 2 млрд», - считает эксперт. При этом, по его мнению, качество активов банка остается крайне низким.

«Согласно данным регулятора, просроченные на 90 и больше дней займы составляли 41,5% займов брутто, в то время как провизии покрывали всего 28% займов брутто на конец июля. Банк собрал наличными всего 78,8% процентных доходов, начисленных в первом полугодии 2013-го. Балансовая стоимость капитала Темирбанка составляла 56 млрд тенге (365 млн долларов США) на конец июня 2013 года, а коэффициент капитала первого уровня равнялся 24%».

Почему «Темирбанк»

Выбор Ракишевым Темирбанка из трех выставленных на продажу банков с госучастием эксперты объясняют тем, что, несмотря на проблемы, именно Темир в плане финансового положения более стабилен

«Из трех проблемных банков он более или менее оправдывает то, что в него вложили, тенденция оздоровления все-таки есть. Банк где-то генерирует прибыль, капитал, в принципе, приличный. С учетом того, что он выставляется на продажу, его можно купить», - говорит Айвар Байкенов, директор департамента аналитики АО «Асыл-Инвест». По его словам, сейчас предложение Ракишева – самое выгодное для обеих сторон: государство приобретет нужный актив, а предприниматель заработает себе дополнительные очки к престижу.

«Конечно, из реального сектора он вряд ли станет уходить. Может, ему это нужно в дополнение, чтобы создать крупный холдинг, куда будут входить и финансовые, и производственные активы. Сейчас покупка Темирбанка ему нужна для того, чтобы занять какое-то место на политическом олимпе, чтобы показать мускулы и засветиться», - заявил аналитик.

Политолог Эдуард Полетаев считает, что покупка может быть связана с желанием Ракишева уйти в более престижные сферы бизнеса, но совсем не обязательно может считаться подготовкой к уходу в политику.

«В какой-то степени покупка банка дает определенный уровень престижа, ведь активы в финансовом секторе говорят о некой элитарности, поэтому тут стоит вопрос именно профессионально-карьерного роста, вопрос престижа. Он – не публичная фигура, и до этого никак себя не проявлял. Обычно об уходе в политику говорят покупка медиа-активов либо участие в финансировании общественных проектов. Его образование и карьера были исключительно связаны с юридическими либо с экономическими сферами. Конечно, нельзя сказать, что он не участвует в общественной деятельности: он принимает участие в развитии казахстанского спорта, но его активы и его влияние сейчас достаточны для того, чтобы не проявлять себя как политика», - сказал эксперт. Состояние 34-летнего Кенеса Ракишева, по данным Forbes, оценивается в 332 млн долларов, он занимает 21-е место в рейтинге богатейших людей Казахстана. В основе доходов – ГМК, нефтесервис, машиностроение, страхование, финансовые активы и IT. 

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Как по маслу

Привлекательность масличных культур растет, они стали источником валютной выручки

Спецвыпуск

Когда нефть дорожает

Господдержка и благоприятная конъюнктура на товарных рынках позволили крупнейшим казахстанским компаниям немного улучшить показатели доходности

Политика и экономика

Цена эффективности

“Самрук-Казына” в 2017 году ожидает экономический эффект от трансформации в размере 30 млрд тенге

Тема недели

Под стрелой Нацбанка

Усилия регулятора по сдерживанию инфляции нивелируются несогласованностью денежно-кредитной и фискальной политик