Упущенный шанс

Турция допустила много просчетов в региональной политике и сама себя загнала в угол

Упущенный шанс

Турция с ее динамично развивающейся экономикой и стабильной демократией, управляемой умеренным исламистским правительством, вполне могла стать региональным лидером и примером для подражания в арабском мире, у ряда стран которого в 2011 году как раз закончился очередной этап в развитии – этап полицейского государства. Несколько лет назад все складывалось в пользу Анкары. У Турции не было в регионе серьезных врагов, она поддерживала хорошие отношения с ЕС и США. Кое-кто сравнивал Турцию с Оттоманской империей 16 века, накануне становления ее великой державой. Несмотря на упрощенность, в целом сравнение правильное.

Однако Анкара не воспользовалась предоставившимся шансом и сейчас вынуждена доказывать свою «демократичность» своим же гражданам.

Поссорились со всеми

За два года ситуация в регионе резко изменилась. У Анкары сейчас на Ближнем Востоке очень мало друзей и союзников. С другой стороны - ей удалось почти одновременно со всеми рассориться. Причем не только с четверкой шиитских государств на юге и востоке: Ираном, Ираком, Сирией и ливанской «Хезболлой», но и с суннитскими монархиями Персидского залива, за исключением Катара.

Отношение к туркам меняется на глазах. Турецких летчиков похитили в Ливане, водителей грузовиков из Турции арестовали в Египте. Поддержка Анкарой экс-президента Мохамеда Мурси и «Братьев-мусульман» рассердила военный режим в Египте, который даже запретил показывать по египетскому телевидению турецкие мыльные оперы.

Самой серьезной ошибкой турецкого правительства является все же поддержка проигрывающей стороны в гражданской войне в Сирии. Причем в самом начале сирийского кризиса, два года назад, Турция играла примиряющую роль - вне всяких сомнений, наиболее правильную и выгодную, потому что она поддерживала нормальные отношения с Башаром Асадом и имела рычаги для давления на повстанцев. Оппозиция получала оружие и все остальное через тысячекилометровую турецко-сирийскую границу и сильно зависела от расположения турецких властей.

Однако премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган, с одной стороны, явно переоценил свои силы, а с другой - допустил ряд серьезных просчетов. Например, он наверняка был уверен, что Асад падет так  же быстро, как Муамар Каддафи, и поэтому быстро перешел на сторону сирийской оппозиции. Оправдание, что правительства других стран региона допустили ту  же ошибку, конечно, слабое - хотя бы потому, что неудачи повстанцев несут наиболее негативные последствия именно для Анкары.

Удивительный диссонанс

Эти ошибки выглядят тем более странными, что в отличие от Сирии, в отношении которой политика Турции авантюрна и не продуманна, дома Эрдоган со своей Партией справедливости и развития (AKP) в течение долгих 12-ти лет постепенно забирал в свои руки власть, проявляя чудеса осмотрительности и терпеливости.

Возможно, причину такого странного диссонанса следует искать в победах Реджепа Эрдогана на выборах 2002, 2007 и 2011 годов. Он искусно перехитрил турецкую армию, ранее легко свергавшую как исламистские, так и демократически избранные правительства и, не исключено, уверовал в собственную непогрешимость. В любом случае - проявляя во внутренней политике завидное хладнокровие, во внешней политике премьер об осторожности и выдержке напрочь забыл и начал допускать одну ошибку за другой. Результатом стало вовлечение Турции в кровавую гражданскую войну в Сирии, примерно в такой же ситуации Турция сейчас оказалась и в отношении Ирака. Непродуманные действия турок настроили против них всех иракских политиков.

Между тем Турция могла и должна была играть в бурных событиях на Ближнем Востоке конструктивную роль, которая не только во много раз бы увеличила ее влияние и авторитет в регионе, но и спасла бы многие тысячи жизней. Вместо того, чтобы выступить посредницей между враждующими сторонами, она присоединилась к коалиции суннитских государств, что сразу отдалило от нее шиитские страны. Однако и в суннитском союзе, куда так опрометчиво бросилась Анкара, она оказалась изолированной из-за своей поддержки «Братьев-мусульман» в Египте и сейчас платит за это дорогую экономическую цену.

Торговые маршруты, проходящие по территории Сирии и Ирака, оказались перерезаны. ОАЭ, по слухам, передумали вкладывать 12,5 млрд долларов в разработку угольных месторождений в Турции, которая могла бы дать стране 4 тыс. рабочих мест. Инвесторы из Дубая и Кувейта опасаются вкладывать в турецкую экономику большие деньги.

Дома проблем хватает

Крайне неприятно и опасно и то, что сектантская борьба из Сирии начала медленно, но верно распространяться и на саму Турцию. Примерно 20 млн турецких алавитов уже не скрывают симпатий к сирийским единоверцам. Переход в лагерь оппозиции правительства Эрдогана может иметь серьезные последствия и для турецких алавитов, которые давно жалуются на дискриминацию со стороны суннитских властей. Конечно, этим противоречиям еще очень далеко до того накала, что существует сейчас в Сирии и Ираке, но потенциал для взрыва накапливается.

Наверняка можно найти и другие объяснения просчетов правительства Реджепа Эрдогана, но в любом случае благоприятный момент, существовавший два года назад для того, чтобы стать региональным лидером, исчез с молниеносной быстротой. Новая оттоманская риторика не учла, какой непопулярностью пользовался Стамбул у подданных Оттоманской Порты.

К тому же непростое положение, в котором по собственной вине оказалась Турция, может еще больше ухудшиться. Отношения с Ираном, кажется, начали понемногу улучшаться. Однако если между Тегераном и Анкарой опять пробежит черная кошка, у иранцев будут все основания настраивать против турок турецких курдов.

Иранские семена упадут на благодатную почву. В понедельник премьер Реджеп Эрдоган обнародовал список мер, направленных на усиление (в его понимании) демократии в стране и, в частности, на улучшение положения алавитов и курдов. Однако и те, и другие предлагаемыми правительством мерами остались недовольны, сочтя их слишком поверхностными. Поэтому Анкаре сейчас придется куда больше внимания уделять внутренним делам, явно запущенным во время крайне неудачных и опрометчивых внешнеполитических шагов в последние годы.

Куда лучше, чем с ближними соседями, отношения у Турции с соседями дальними. Это хорошо видно на примере недавней встречи президента Турции Абдуллы Гюля с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым на III саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств в Габале (Азербайджан).

Президенты Турции и РК обсудили двусторонние отношения и подчеркнули большие возможности для их дальнейшего развития и углубления.

Достаточно сказать, что между двумя странами подписано более 80 соглашений и протоколов. Анкара первой в 1991 году признала Казахстан независимым государством. РК является одним из главных торговых партнеров Турции. Если в 1993 году объем товарооборота между странами составлял всего лишь 30 млн долларов, то к 2015-му, по словам президента Назарбаева, его намечено повысить до 10 млрд.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?