«Роскосмос» в немилости

«Роскосмос» в немилости

Не так давно завершились работы по устранению экологических последствий крушения предыдущего «Протона», а «Роскосмос» уже наверстывает упущенное: 30 сентября ракета-носитель  "Протон-М" вывела на орбиту спутник с люксембургским космическим телекоммуникационным аппаратом Astra-2Е. В отличие от предыдущего, этот запуск прошел успешно.

Напомним, что  ракета «Протон-М», которая должна была доставить спутники «Глонасс-М» на орбиту, почти сразу после старта резко отклонилась от траектории, упала в нескольких километрах от стартового комплекса и взорвалась. Причиной аварии стала неправильная установка одного из датчиков угловых скоростей. В результате Россия понесла экономические убытки, а Казахстан – экологические.  Помимо атмосферного загрязнения, произведенного взрывом, было покрыто компонентами топлива больше гектара земли вокруг места крушения ракеты. После нескольких этапов детоксикации, как сообщил заместителя председателя национального космического агентства РК Еркин Шаймагамбетов, загрязнение почвы в зоне падения ракеты уже устранено: тем не менее – как минимум, в течение трех лет нужно будет проводить экологический мониторинг на космодроме и прилегающих к нему территориях.

В связи с последней аварией, случившейся, как уже было сказано, из-за неправильной сборки ракеты-носителя, снова заговорили об упадке российского ракетостроения и о системных проблемах «Роскосмоса».  Но и во времена Советского Союза, согласно статистике, успешными были примерно 90% запусков ракет семейства «Протон», и сегодня ситуация та же самая. Хотя по сравнению с другими странами у России происходит значительно больше аварий (см. график и таблицу), но и запуски с Байконура производятся чаще.

Волна недовольства поднялась в Казахстане сразу после этой аварии. В Алматы у здания консульства  Российской Федерации группа казахстанских общественных деятелей и гражданских активистов устроила акцию протеста. В свете этого события 16 общественных деятелей подписали письмо с обращением к правительствам Казахстана и России. В нем они потребовали прекратить запуски ракет, использующих в своем топливе  токсичный гептил.

Казахстанская оппозиция потребовала закрыть все полигоны, арендуемые Россией. Кроме того, оппозиционеры были недовольны излишней лояльностью «Казкосмоса» в отношении российских коллег и требовали провести независимую экспертизу. При этом среди общественных деятелей, выступивших против деятельности «Роскосмоса», нет пока единого мнения по поводу того, как следует поступить. Так, бывший оппозиционер Булат Абилов предложил провести международный тендер среди других стран, членов «космического клуба» - таких, как Франция, США и Индия, и найти более внимательного к проблемам экологии арендатора.

Герой Советского Союза и общественный деятель Николай Кремениш считает, что Казахстану стоит вернуть себе космодром и начать развитие собственного ракетостроения.

А поэт и общественный деятель Темирхан Медетбек уверен, что у Казахстана есть куда более насущные проблемы: «Многие развитые западные страны не запускают ракет, потому что им это не нужно, а зачем это нужно нам, когда в наших аулах нет питьевой воды и нет дорог».

Успешный запуск недовольства не умаляет

Последний удачный запуск ракеты не остался без внимания. Так, 30 сентября, в день запуска, активисты организации «Халықтық альянс» провели акцию протеста в Астане, а в Алматы они передали в офис ООН свою петицию с просьбой рассмотреть вопрос запрета на использование гептила в топливе. Координатор организации «Халықтық альянс» Мухтар Тайжан так прокомментировал позицию своей организации: «Россияне у себя не применяют гептил. Американцы у себя не применяют гептил. А у нас применяют. Потому что мы свои права не можем защитить. Мы обращались в правительство, к российскому консульству. Толку нет. ООН сейчас рассматривает химическую атаку в Сирии. А у нас десятилетиями это (запуски. - Прим. автора). Чем это не химическая атака?».

Но не со всеми аргументами активистов можно согласиться. Во-первых, разливы ракетного топлива для России являются не менее актуальной проблемой: там гептилом загрязнено 28 миллионов гектаров земли, и россияне обеспокоены этой проблемой ничуть не меньше казахстанцев.

Во-вторых, к сожалению, гептил по-прежнему используется в качестве ракетного топлива не только Россией. Многие европейские, индийские, китайские и американские ракеты рассчитаны на использование топлива с содержанием гептила. Возможно, защитников окружающей среды вводит в заблуждение то, что гептилом его называют только на постсоветском пространстве, тогда как в англоязычных источниках он обычно упоминается как несимметричный диметилгидразин (Unsymmetrical dimethylhydrazine) или, сокращенно, UDMH.

Гептил, несомненно, чрезвычайно вреден для окружающей среды и здоровья человека. Он относится к веществам первого класса опасности: имеет очень низкую предельно допустимую концентрацию и может нанести серьезный вред организму человека. Кроме того, хотя он быстро разлагается в атмосфере, в почве может сохраняться десятилетиями,  распространяется в экосистеме, попадая в воду и пищу.  Взять и запретить его не так просто, как хотелось бы. По данным «Роскосмоса», полноценной альтернативы этому топливу сейчас нет и в ближайшие годы она вряд ли появится.

Экология на службе у политики?

Стоит отметить, что такая бурная реакция общественности на экологические проблемы для Казахстана не нова. Так, в начале 90-х годов Олжас Сулейменов возглавил антиядерное движение «Невада-Семипалатинск», целью которого было прекращение испытаний ядерного оружия и разоружение.  Оно было одобрено властями, получило значительную поддержку в обществе и провело множество акций протеста.

Общественное движение «Невада-Семипалатинск» своей цели достигло: Семипалатинский полигон был закрыт, ядерное разоружение Казахстана осуществлено; но, говоря о причинах, породивших движение, политологи обычно ссылаются на веские внешнеполитические мотивы – такие, как нежелание Казахстана поддерживать статус ядерной державы и необходимость наладить отношения с Западом после распада Советского Союза. В этом контексте антиядерное движение чаще упоминается как дополнительная декорация.

Тем не менее, сейчас похожая активность нарастает в отношении Байконура, и в основе претензий лежит не столько проблема российского стратегического присутствия в Казахстане, сколько экологический ущерб, причиняемый  Казахстану запусками ракет и авариями, происходящими на космодроме. Но если рассматривать эти протесты как экологическое движение, то можно увидеть, что, подобно движению  «Невада-Семипалатинск», они крайне однобоки, поскольку концентрируются на одной из множества экологических проблем. Складывается впечатление, что острые экологические проблемы эксплуатируются с сугубо политическими целями, тогда как таким прозаическим, но не менее проблематичным вещам, как переработка мусора и переизбыток автотранспорта в городах внимание не уделяется. Так, например, сразу после падения «Протона» общее атмосферное загрязнение на месте крушения составило 1,7 ПДК (предельно допустимой концентрации), а в Алматы в обычный летний день атмосферное загрязнение составляет 1,3 -1,5 ПДК.

А тем временем на 20 октября «Роскосмос» планирует провести следующий запуск «Протона», так что недавно прошедшие акции протеста вряд ли станут последними.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности