Готовый к метаморфозам

Готовый к метаморфозам

Вчера Минэкономики и бюджетного планирования со ссылкой на KPMG International и Oxford Economics объявило о том, что Казахстан занял 20-е место в «Индексе готовности к переменам». Эти  результаты были получены из  второго ежегодного отчета об исследовании «Индекс готовности к переменам 2013». В общем рейтинге Казахстан обосновался между Панамой и Испанией. В группе со средним доходом Казахстан занимает 4-е место среди 27 стран. В группе стран Восточной Европы и Центральной Азии наша заняла второе место после Литвы.

Можно назвать такой показатель регрессом: ведь годом ранее Астана расположилась на пятом месте, пропустив вперед лишь Чили, Тунис, Тайвань и Иорданию, если бы не изменения в составе участников рейтинга и методологии подсчета. По сравнению с 2012-м в этом году список включенных в индекс стран увеличился более чем на 50% и состоит из 90 государств; в пятерку лучших вошли такие страны с высоким уровнем дохода, как Сингапур, Швеция, Катар, Новая Зеландия и Германия. Список замыкают Венесуэла, Демократическая Республика Конго, Афганистан.

Индекс основан на трех ведущих  показателях: возможности для бизнеса, возможности правительства, возможности народа и гражданского общества; каждый из них состоит из субиндексов. Результаты исследования были получены путем  интервью с более чем пятьюстами экспертами из разных стран мира, а также изучения 70-ти вторичных переменных, полученных, в том числе, из таких источников, как Всемирный экономический форум, Всемирный Банк, Economist Intelligence Unit, Всемирная организация здравоохранения, ЮНЕСКО и прочих.

Готовность страны к переменам в названном индексе оценивается по возможностям страны и ее правительства, частных и государственных учреждений, их способности реагировать на широкий диапазон изменений и к быстрой адаптации.

“Этот рейтинг позволяет понять, какие страны наиболее устойчивы к глобальным переменам, вызванным стихийными бедствиями, и какие страны способны использовать свои возможности в подобных ситуациях и управлять переменами”, - отметили в Минэкономики и бюджетного планирования РК (именно это ведомство распространило в медиасреде Казахстана информацию об индексе).

«Мне совершенно непонятен сам индекс, так как само измерение достаточно специфично.  Оно  относится только к правительству, а не к государству или к экономике, и  вывод о том, что казахстанское правительств - одно из самых устойчивых в мире, выглядит для меня, мягко говоря, спорным. Казахстанское правительство не готово к  переменам, оно способно только консервировать нынешнюю ситуацию»,- скептически реагирует политолог Петр Своик.

Г-н Своик полагает, что «налоги на роскошь, увеличение пенсионного возраста для женщин и сокращение декретных выплат как раз говорят о том, что казахстанское правительство  не готово к переменам, даже к самым минимальным. Это все говорит о том, что правительство не готово к серьезным поискам  устранения путей дефицита бюджета». «Я вынужден искать хоть какие-то логические обоснования этого рейтинга, раз уж Казахстан поставили на первые ряды. Мы настолько плотно упакованы в сырьевую экономику, так сильно платежный баланс завязан на сырьевой экспорт,  мы долларизированы, включая накопления национального фонда, что в этом смысле мы достаточно устойчивы. То есть как сырьевой придаток мирового рынка мы готовы к неким переменам на этом рынке - и то все это очень относительно. Если кривая коньюктуры  увеличится не на месяц-два, а на год, то вся наша готовность превратится в неустойчивость», - заключает Петр Своик.

 

 

 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее