Кино инкогнито

Кино инкогнито

За несколько часов до торжественного шествия по красной дорожке были проведены пресс-конференции, на которых журналистам представили жюри кинофестиваля и главного гостя этого года, легендарного французского шансонье и киноактера Шарля Азнавура.

Свои люди

В жюри кинофестиваля этого года вошли члены двух престижных организаций кинокритиков — ФИПРЕССИ и НЕНПАК. Это кинокритик из Франции Евгения Звонкина, пишущая про казахское кино и, по словам арт-директора «Евразии» Гульнары Абикеевой, продвигающая его за рубежом. Режиссер и сценарист Азиз Даилдар из Афганистана, которому коллеги задали вопросы о ситуации с кино на его родине. Хотя Афганистан по-прежнему считается нестабильным регионом, но, по словам режиссера, афганский кинематограф после падения режима талибов стал развиваться. Г-н Даилдар даже назвал это время периодом расцвета. «Хотя инфраструктура недостаточно развита, не хватает денег и оборудования, все же молодые таланты создают свои очень интересные работы»,— заверил он. Несмотря на обнадеживающие слова, в этом году в фестивальной программе от Афганистана не было ни одной картины. «В основном население смотрит болливудские, индийские, фильмы — они близки по языку и менталитету. Между тем существуют культурные особенности, не позволяющие афганцам ходить в кино: это противоречит взглядам и религии некоторых групп населения»,— углубился в суть проблемы афганский гость. Со своей стороны другой член жюри, португальский журналист и кинокритик Мануэль Харпен, пообещал, что обязательно расскажет «об этом прекрасном фестивале своим соотечественникам».

В этом году жюри «Евразии» возглавила новозеландская писательница и кинорежиссер Джейн Кэмпион. Как с гордостью сообщил директор «Казахфильма» и по совместительству президент МКФ IX Ермек Аманшаев, это единственная в мире женщина-режиссер — обладательница «Золотой пальмовой ветви» Каннского фестиваля. Г-жа Кэмпион получила ее за фильм «Пианино» (1993). Свои картины она посвящает женской психологии и раскрытию характеров своих героинь, роли и месту женщины в обществе и патриархальном укладе. «История “Пианино” меня потрясла своей глубиной и чувственностью, при ее внешней жестокости. В мире кинематографа я нередко сталкиваюсь с тем, что миром управляют мужчины или ценности ими созданные. Я хотела приоткрыть для общественности и эти аспекты, а также подчеркнуть, что женщина — вовсе не такое нежное и хрупкое существо, каким ее любят выставлять мужчины. Она может быть настолько же жесткой и бессердечной, насколько чувствительной и влюбленной. При этом меня вдохновляли вполне традиционные вещи — любовь, романтика, страсть»,— рассказала Джейн Кэмпион об идее создания фильма.

Член жюри, кинорежиссер из Филиппин, обладатель премии Каннского МКФ 2009 года Брильянте Мендоса раньше уже принимал участие в кинофестивале как конкурсант. Его фильм «Воспитанник», посвященный системе усыновления детей на Филиппинах, получил специальный приз жюри «Евразии» в 2007 году. (см. «Любовь не измеришь деньгами», «Эксперт Казахстан» №36 (138), за 1 октября 2007, http://expertonline.kz/a6018/).

Похоже, что член жюри из России, известный кинокритик Кирилл Разлогов, в первый день фестиваля не прилетел. Во всяком случае, на открытии он так и не появился: ни на пресс-конференции, ни на красной ковровой дорожке.

Самый молодой член жюри режиссер Эмир Байгазин (чей остросоциальный фильм «Уроки гармонии» уже прошествовал не по одному международному кинофестивалю, но который до сих пор так и не видели казахстанцы) на вопросы журналистов отвечал сдержанно и неохотно, он даже постарался воспользоваться случаем, чтобы избежать общения с прессой. На вопрос, как пришла идея создания картины, автор ответить затруднился. Победить на фестивале у себя на родине режиссер не стремится и считает логичным, что его картина, получившая финансирование на фестивальном рынке кинопроектов, не попала ни в конкурс, ни в панораму нынешней «Евразии». Со своей стороны директор «Казахфильма» Ермек Аманшаев сообщил, что фильм в казахстанский прокат планируется выпустить в октябре.

Меньше звезд — больше критиков

Центральноазиатский кинематограф продолжает оставаться загадкой для зарубежных киноведов, которые приезжают судить конкурсную программу «Евразии» и узнают о кино нашего региона непосредственно на месте. Даже смотрящий работы центральноазиатских режиссеров с начала девяностых французский киновед Филипп Жалладо затруднился содержательно ответить на вопрос, в чем же заключается специфика евразийского кинематографа, и лишь повторил формулу времен перестройки, что в советское время азиатские режиссеры подвергались цензуре, а их работы не пускали в западный кинопрокат, поскольку партийное руководство считало, что фильмы о местном укладе жизни будут никому не интересны. Теперь же, по словам г-на Жалладо, современные азиатские режиссеры могут рассказывать Западу о реалиях своей жизни в фильмах свободно. Правда, от киноведа ускользнул тот факт, что в каждой из советских республик работали свои национальные киностудии, выпускавшие немалое по тем временам количество собственных фильмов, которые смотрела вся многомиллионная страна. Только сейчас отдельным из них удается достигнуть былых объемов кинопроизводства, а о признании современного национального кино собственным отечественным зрителем остается только мечтать.

В этом году в конкурсной программе нет картин из Узбекистана, по одной из Таджикистана, России, Ирана, Турции и Грузии, зато сразу две картины из Германии и по одной из Италии и Франции, одна картина из Сингапура. От Казахстана участвовал только один фильм — «Бауыр». В целом за гран-при фестиваля боролись 12 картин. Зато две узбекские картины и одна из Азербайджана, не принимающего участия в конкурсе, вошли в центральноазиатскую панораму. Также туда включены два киргизских фильма. Эту ситуацию Гульнара Абикеева объяснила особенностями работы отборочного жюри, которое, по ее словам, решило отдать предпочтение не количеству, а качеству. Заявки из Таджикистана и Узбекистана были восемь и двенадцать соответственно. Но, видимо, они не соответствовали требованиям комиссии. Из Афганистана заявок не было, но в прошлом году в конкурсной программе участвовал афганский фильм «Камень преткновения». «Что-то казалось слишком коммерческим, что-то уже было, и не хотелось повторяться. Хотя азиатской доли маловато, но кино все разное — конкурс международный, в нем представлены и европейские, и азиатские картины»,— подчеркнула арт-директор.

Еще за неделю до открытия кинофестиваля на пресс-показах мне удалось посмотреть две конкурсные картины (вернее, полторы, со второй пришлось уйти посередине: сеанс задержали на сорок минут из-за технических неполадок). Обе, турецкая и французская, шли на языке оригинала с английскими титрами. На русский фильмы переводила переводчица без микрофона, которую мы, трое журналистов (хорошо что, как обычно, любителей кино среди братьев по перу оказалось немного), облепили плотным кордоном, чтобы лучше слышать. Турецкий фильм «Цикл» оказался довольно затянутым и со странной моралью. Видимо, автору хотелось сосредоточиться на традиционном мифологическом мышлении сельчан, подчиняющих жизнь природному циклу. Но в итоге в картине, похоже, бессознательно манифестировала себя средневековая, но вполне действенная для современных персонажей фильма потребительская логика: используй мать-природу сколько хочешь — убивай и спиливай рога оленей, но соблюдай ритуалы: зарывай кости съеденных животных и мастери взамен настоящих рога из досок — и будет тебе «цикл». Главный герой не пытается остановить своего босса, стреляющего в прекрасное животное ради его рогов, более того: он даже не осуждает его. Он просто приставляет трупу оленя «новые» рога, сделанные из дощечек. А взамен он получает дар природы — красный камень, из которого делают краску для шерсти баранов. Не знаю, как режиссеру и жюри, а мне от такой «логики» жизни как-то жутковато. Что касается французского фильма «Анри», то он посвящен сразу двум социальным язвам: старости и инвалидности. Это жизненная и гуманная история о любви умственно отсталой девушки к одинокому мужчине. Причем девушка из интерната «с особыми потребностями» оказывается в проявлении своих чувств более открытой и человечной, чем нормальный, но замороженный Анри. Надо заметить, что и французский фильм, несмотря на более ясное послание, оказался не менее затянутым, чем турецкий. В целом оба смотрелись скучновато и требовали выдержки и привычки к непрофессиональному арт-хаусному кинематографу.

Старость в радость

Открытие фестиваля на ковровой дорожке прошло в непринужденной, домашней обстановке. Перед глазами мелькали родные и чем-то знакомые лица. У входа во Дворец республики суматоху создавали коллеги с телевидения, вылавливая соотечественников, чтобы, перекрикивая гремящие голоса ведущих, задать пару-тройку дежурных вопросов. Звезд из-за рубежа вниманием обделили из-за отсутствия переводчиков.

Генералом торжества в этом году стал ветеран французской эстрады, писатель и актер Шарль Азнавур (очень скоро легендарный шансонье отметит свое девяностолетие). Зато на каждом фестивале неизменным украшением празднества продолжает оставаться казахская звезда — великий и прекрасный Асанали Ашимов, в этом году отпраздновавший свое 76-летие. Традиционным и символичным для Евразийского кинофестиваля стало то, что его почетными гостями становятся седовласые корифеи. Фестиваль все-таки восточный, а на Востоке принято почитать старших — так мы остаемся верными своим древним традициям. Г-на Азнавура наградили почетным дипломом и букетом цветов. Награду шансонье вручал Асанали Ашимов под звуки знаменитой песни Азнавура «Вечная любовь», более минуты зал аплодировал стоя. Все-таки любят наши люди патетичные моменты.

Показанный на открытии «Евразии» французский фильм «Лучшие дни впереди» с Фанни Ардан в чем-то перекликался с конкурсным «Анри». Это тоже любовная история, но в фирменной французской упаковке. Впечатлила постаревшая, но очаровательная актриса, задумчиво прогуливавшаяся у моря с мечтательным лицом под крик чаек и звуки современного шансона. Оба фильма обращаются к повседневности без прикрас и глянца — акцентируя морщинки, складки и трещинки жизни. Как свидетельствуют «Лучшие дни», за неизбежными изъянами старости тоже скрываются и красота, и счастье. Остается надеяться, что лучшие дни ждут впереди и кинофестиваль «Евразия».          

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики