ТС ответит за базар

Киргизские власти опасаются, что присоединение страны к Таможенному союзу может уничтожить рынок реэкспорта, известного также как «челночная торговля». По мнению многих экспертов, именно с этим связано намеренное затягивания процесса вхождения в ТС официальным Бишкеком

ТС ответит за базар

В рамках подготовительной работы ко вступлению Кыргызстана в ТС властями страны была разработана «Дорожная карта»: план предварительных мероприятий в сфере санитарии, фитосанитарии, ветеринарии, таможенного законодательства и инфраструктуры, технического регулирования, таможенно-тарифного и нетарифного регулирования, торговой и финансовой политики, интеллектуальной собственности, применения специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер, статистики, транспорта и коммуникаций. Документ был предоставлен для утверждения действующим членам ТС и регулятору – Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), однако Россия, Казахстан и Беларусь оказались не готовы к принятию выдвигаемых Кыргызстаном условий, посчитав, что страна устанавливает слишком высокую планку.  На седьмом заседании межправительственной рабочей группы по присоединению Кыргызстана к ТС, состоявшемся в середине августа, проект «дорожной карты» был отклонен и направлен в ЕЭК для доработки. С тех пор рабочая группа больше на заседания не собиралась. 

Основное требование, выдвигаемое представителями Кыргызстана, – право на сохранение для себя более низких, по типу ВТО, ввозных пошлин на целый перечень товаров, насчитывающий до тысячи единиц, главным образом - из Китая.

Реэкспорт, в процессе которого через территорию Кыргызстана на рынки Казахстана и других стран ТС проникают потребительские товары из Китая, в последние годы превратил страну в региональный центр челночной торговли по Центральной Азии. Недавнее исследование Всемирного банка трех крупнейших рынков - «Дордой», «Кара-Суу» и «Мадина» - показало, что 75% кыргызского импорта из Китая реэкспортируется в соседние страны, и значительный объем направляется в Россию. Товары в основном перевозятся в сумках общим весом до 50 кг – предельное ограничение для лиц, занимающихся индивидуальной торговлей. Поскольку распределение доходов от таможенной пошлины в Таможенном союзе будет осуществляться с учетом доли страны в импорте, то имеется риск того, что доля Кыргызстана будет занижена в связи с особенностями таможенного учета стоимости товаров (например, по Китаю).

Экономика Кыргызстана уже пострадала от воздействия Таможенного союза: в результате укрепления таможенных границ по отношению к КР со стороны стран ТС снизилась торговая активность оптовых рынков. По исследованию независимых экспертов «Проект Будущего» при поддержке ЮСАИД, потери по исследованным (основным) секторам составили около 358 млн долларов США.

Оборот челночной торговли на своем пике, в 2008 году, превышал ВВП Кыргызстана почти вдвое, сообщил EurasiaNet экономист бишкекского Университета Центральной Азии Роман Могилевский. По его словам, этот рынок подвержен превратностям региональной политики и глобальной экономики. Так, например, торговля сильно пострадала от имевшей место в 2009 году девальвации российского рубля и казахстанского тенге. Серьезный удар ей нанес и политический хаос, разразившийся в 2010 году в Кыргызстане, заставивший Казахстан закрыть ключевые пограничные переходы.

Экономист считает, что государства-члены ТС вряд ли согласятся на условия, выдвигаемые Бишкеком: «Если условия касаются товаров, просто реэкспортируемых или потребляемых [Кыргызстаном], то мне это представляется маловероятным», – заключил он.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее