Потепление или оттепель?

Президент Рухани пытается выполнять предвыборные обещания, но получается у него далеко не все

Потепление или оттепель?

В Иране освобождены 11 политических заключенных. Президент Ирана Хасан Рухани хочет доказать, что с приходом его к власти жизнь в Исламской республике Иран изменится к лучшему. Во внешней политике он хочет организовать прямые переговоры с США, чтобы найти выход из тупика, возникшего в вопросе об иранской ядерной программе. Внутри страны президент намерен выполнить обещания о даровании иранцам политических и иных свобод, данные во время избирательной кампании. Пока что Рухани особыми успехами похвастать не может. В Иране очень сильны консерваторы, которые возражают против любых либеральных перемен.

Подальше от политических игр

На этой неделе президент Хасан Рухани бросил перчатку не кому-нибудь, а всесильному Корпусу стражей Исламской революции (IRGC). В очень взвешенных и осторожных выражениях глава правительства посоветовал командованию стражей не лезть в политику, а ограничиться тем, что им положено делать по конституции: защищать страну от внешних и внутренних врагов.

Рухани долго готовился к этому, пока что самому смелому за время его пребывания у власти, шагу. Он хочет ослабить влияние IRGC, причем не только политическое, но и экономическое. Стражи революции, считает президент, мешают выйти из тупика в переговорах с Западом по ядерной программе, за осуществление которой они, кстати, и отвечают.

Влияние IRGC в Иране, действительно, огромно. Особенно много стражей, пусть и в отставке, в парламенте (меджлисе). Свои люди у них везде: в исполнительной и судейской власти, в экономике с финансами, где они контролируют целые сектора. Кстати, одна из причин, по которой стражи выступают против каких-либо соглашений с Вашингтоном, заключается в том, что это может представлять угрозу их огромной экономической империи.

Хасан Рухани посоветовал высшим офицерам Корпуса стражей Исламской революции не участвовать в политических играх.

«Стражи стоят над политикой, а не рядом с ней, и тем более - не внутри нее», заявил президент Ирана. При этом он сослался на слова основателя современного Ирана аятоллы Хомейни.

Выступлению президента Рухани, по информации лондонской Times, предшествовали три недели интенсивных переговоров с командованием IRGC и канцелярией Высшего руководителя (рахбара), аятоллы Али Хаменеи. Президент выступил с важной речью сразу после того, как получил его поддержку. Источники, близкие к стражам и главе МИД Мохаммаду Зарифу, утверждают, что Хаменеи внимательно прочитал текст выступления президента и одобрил его.

«Стражам не нужно принимать активного участия в политике», цитирует рахбара государственное телевидение.

Завуалированное согласие

Хасан Рухани не хочет, чтобы стражи вмешивались во внешнюю политику правительства. Оно готовит для Запада новые инициативы, которые могли бы сдвинуть переговоры по ядерной программе с мертвой точки. Перед отъездом в Нью-Йорк на 68-ю Генассамблею ООН Рухани обменялся письмами с Бараком Обамой. Не исключено, что президенты Ирана и США встретятся в кулуарах Ассамблеи. Это будет первая встреча лидеров двух стран после разрыва дипломатических отношений в 1979 году.

Фактически войну против силовиков Хасан Рухани начал еще две недели назад, когда передал ведение переговоров о ядерной программе Мохаммаду Зарифу. Ранее они находились в введении Совета национальной безопасности, в котором доминирует IRGC. Зариф, со своей стороны, тоже активно уговаривал Хаменеи запретить стражам вмешиваться во внешнюю политику ИРИ.

Аятолла Хаменеи уже скептически высказывался о перспективах двусторонних переговоров с Америкой. Однако самое главное - в том, что руководитель Ирана по крайней мере перестал им препятствовать, как раньше. Он заявил, что новая политика открытости, предложенная Хасаном Рухани, может пойти Ирану на пользу.

Конечно, рахбар прекрасно понимает, что экономика Ирана может рухнуть в любой момент под давлением западных санкций. Поэтому победа умеренного Рухани на президентских выборах в июне этого года оказалась для него очень кстати. Теперь у иранского режима появилась возможность установить контакты с Западом и при этом не потерять лицо.

Раковая опухоль

Но даже несмотря на поддержку самого Хаменеи, расправиться с Корпусом стражей очень трудно, потому что он обладает слишком большой властью. Благодаря коррупции стражам удалось проникнуть во все секторы экономики Ирана и взять под контроль самые важные: добычу нефти и газа, оборонную отрасль, строительство и транспорт.

Масштабы коррупции в Тегеране, раскрытые этим летом, впечатляют. Парламентский комитет заявил о пропаже госактивов на 45 млрд  долларов. Многие считают, что солидная часть этих денег осела в карманах руководства IRGC. В отличие от национальной экономики, предприятия стражей процветают и сейчас, в самый разгар острого кризиса.

Благодаря контролю над морскими и воздушными портами стражи доминируют и в экспорте. Они продают продукты и лекарства, а также другие ходовые товары на черном рынке по очень высоким ценам и получают многомиллионные прибыли.

«IRGC является раком, который расползается по экономике и всем слоям правительства, - уверен Саджад Хапана, бывший сотрудник IRGC, который бежал из Ирана в 2010 году и сейчас живет в Швеции. - Удалить его полностью невозможно».

Это фактически признал и президент Рухани во время своего выступления. Совет держаться подальше от политики был обильно сдобрен похвалами в адрес стражей, стоящих на защите Исламской революции. В обмен на сотни мелких контрактов, которые могут дать толчок иранской экономике, президент пообещал оставить им контроль над крупными инфраструктурными проектами.

Хасан Рухани пытается проводить политику открытости и внутри страны, но и здесь у него не все проходит гладко. Например, он вместе со своим кабинетом недавно открыл аккаунты в Facebook и Twitter. Однако, показывая всему свету, что с Интернетом в Исламской республике все в порядке, президент с министрами забыли, что для всех остальных иранцев соцсети были запрещены четыре года назад. Их закрыли в 2009 году, сразу после президентских выборов, на которых Махмуд Ахмадинежад одержал очень сомнительную победу.

Естественно, у простых пользователей иранским Интернетом сообщение о регистрации президента с кабмином едва ли не в полном составе в соцсетях вызвало негодование и обвинения в двойных стандартах. В правительстве критику приняли к сведению и Facebook с Twitter разблокировали. По крайней мере, так решили простые иранцы, когда смогли войти на сайты соцсетей без помощи прокси-серверов и прочих ухищрений. Радости примерно 30 млн иранских пользователей не было границ. Увы, ликование быстро прошло.

Через 24 часа Fata - иранская киберполиция, которая собирает информацию о пользователях и блогерах и отслеживает все случаи нарушения исламских законов в Сети - и верховный совет виртуального пространства, блокирующий доступ к «сомнительным» сайтам, вновь включили фильтры, и доступ к соцсетям опять был закрыт. Кстати, «сомнительными» в ИРИ считаются как минимум 5 млн сайтов.

Вскоре выяснилось, что ни о каком ослаблении контроля над Интернетом не было и речи. Доступ был временно открыт по причине профилактики фильтров. Такое случалось и раньше. «Время для снятия фильтров с Facebook еще не пришло, - объяснил позицию властей Генеральный прокурор Ирана Мохсени Эзхей. - Свободный доступ будет открыт тогда, когда Facebook избавится от всех криминальных аспектов своей деятельности». Ждать этого светлого дня иранским пользователям придется, конечно, долго. Им по-прежнему придется проявлять чудеса изобретательности, чтобы обходить многочисленные преграды и фильтры.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности