Государство доплатит за всех!

Субсидирование ставки по банковскому кредит у стало универсальным инструментом поддержки экономики и грозит распространиться на любую подающую признаки жизни отрасль

Государство доплатит за всех!

Осенью 2007 года, когда банки резко ограничили кредитование в связи с дефицитом ликвидности, правительство решило поддержать малый и средний бизнес: была принята программа обусловленного размещения средств через Фонд развития предпринимательства (ФРП) «Даму» в банках. Эти деньги шли да и до сих пор идут на кредитование МСБ. На сегодня действуют три транша программы, хотя изначально предполагалось поддержать МСБ лишь на время кризиса. Кризис вроде закончился, а необходимость в помощи осталась. Стимулирование развития предпринимательства через госфинансирование принято во многих странах, да и у нас, скорее всего, оно будет действовать на постоянной основе.

Все риски, связанные с проектами, профинансированными по программе обусловленного размещения, несут банки. Но и условия по кредитам изначально также были отданы на откуп самим кредитным организациям, ограничений по отраслевой принадлежности не было. По опубликованным на сайте ФРП «Даму» таблицам размещения и освоения средств можно судить о стоимости финансирования для конечных заемщиков. Конечно, размер ставки меняется в зависимости от банка и региона: где-то она ниже, где-то выше, чем средняя. По первому траншу номинальная средневзвешенная ставка вознаграждения составляет 16,05% годовых, эффективная — 17,79%. По второму траншу средства чуть дешевле — соответственно 12,43 и 14,07% годовых, и еще дешевле по третьему траншу — 11,28/12,13%. По данным Национального банка Казахстана (НБК), средневзвешенные ставки малому предпринимательству на 1 августа 2013 года составляли 12,2% в тенге и 8,8% — в валюте (правда, в статистическом бюллетене НБК нет отдельных данных по кредитам за счет госсредств и собственных средств банков). На сайте ФРП «Даму» в разъяснениях условий программ особо подчеркивается, что это не социальная помощь, средства выдаются «на платной, срочной и возвратной основе».

И все же для бизнеса стоимость средств в рамках траншей «Даму» очень высока: предпринимателям трудно обслуживать долги, отвлекать большие средства из оборота; с этим и связаны большие просрочки по кредитам. Так, по информации главы Халык банка Умут Шаяхметовой, накопленные проблемные займы, оставшиеся от кризиса 2009 года, выше 40% именно в МСБ.

Минус пять процентов

Не только кризис, но и принятая в 2010 году госпрограмма ФИИР заставили правительство пересмотреть подходы к финансированию МСБ. Нужно было стимулировать развитие тех отраслей, которые важны с точки зрения индустриализации, то есть несырьевые. Параллельно с ФИИР была принята еще одна программа — «Дорожная карта бизнеса- 2020» (ДКБ), которая как раз и предусматривает меры по поддержке приоритетных отраслей. Но вспоминают об этом документе обычно, говоря о субсидировании ставок вознаграждения по кредитам предпринимателям. Это была главная новация названной программы. По ее условиям, при ставке вознаграждения по кредиту 12% — 5% доплачивает государство. Сумма займа не должна превышать 1,5 млрд тенге. Ставка субсидируется 1–3 года с возможностью пролонгации до 10 лет.

Эту программу на ура приняли банки. Субсидирование позволило охватить куда больший круг клиентов за счет снижения стоимости денег. Для государства это невосстанавливаемые расходы, но эффект ДКБ в несколько раз выше по сравнению с первыми программами «Даму», считают сами банкиры. Банки дают свои средства, однако цена их значительно ниже — за счет субсидирования. При этом кредиторы свою маржу не теряют, зато приобретают качественного заемщика. Снижение стоимости банковского финансирования воодушевило, конечно, и самих предпринимателей, которые работают в секторах производства, переработки, то есть традиционно более рискованных, нежели торговля и услуги.

«Это был толчок после кризиса для развития малого бизнеса,— так оценивает ДКБ г-жа Шаяхметова. — Эта часть экономики сильнее всех пострадала. Мы видим это по своему портфелю — и в региональном разрезе, и по клиентам. Сначала восстановление пошло в корпоративном бизнесе, затем в розничном, потом ожил средний бизнес, и вот только сейчас малый бизнес. С точки зрения качества портфеля, прироста портфеля пошли положительные сдвиги».

В Сбербанке также отмечают рост спроса на кредиты со стороны МСБ. Причина не только в стабилизации экономики, считают эксперты банка, но и в госпрограммах поддержки.

«Спрос на финансирование в этом сегменте всегда был и остается высоким. В сектор МСБ вовлечено множество людей, это огромная волна новых идей, стратегий, направлений, и какая-то их часть требует дополнительного вливания средств»,— полагает директор департамента малого и среднего бизнеса банка RBK Регина Огатаева.

Качество портфеля проектов, финансируемых с субсидированием ставки, как говорят банкиры, выше среднего. По словам Умут Шаяхметовой, уровень просрочек по кредитам, полученным за последние два года,— в пределах 7–10%. «Качество портфеля нас устраивает»,— подчеркивает она.

«Судя по тем клиентам, которые так или иначе обращаются к нам за финансированием, могу сказать, что сейчас осознание необходимости получения кредита более четкое. То есть приходя в банк за деньгами, люди понимают, что это крайний случай, и осваивают финансирование не спеша, только по проекту, по необходимости. А если предприниматель принял взвешенное решение о кредитовании, то и платежная дисциплина будет на высоком уровне»,— объясняет Регина Огатаева.

Сами предприниматели часто говорят, что им нужна не столько финансовая помощь, сколько облегчение налогового бремени, сокращение количества проверок и т.д. Но от снижения стоимости кредитов никто, конечно, не отказывается. Более того, к этому уже успели привыкнуть. Как считают в Цеснабанке, без государственной поддержки субъектам МСБ довольно сложно выйти на уровень безубыточности. Сейчас в некоторых регионах может возникнуть дефицит средств, предназначенных для субсидирования. По информации Цеснабанка, такая ситуация возможна в Алматинской, Атырауской, Восточно-Казахстанской, Южно-Казахстанской областях. «На текущий момент качество субсидируемых проектов достаточно высокое , но задержка субсидий влияет на платежеспособность и регулярность погашения клиентами и, как следствие, на кредитную историю»,— считает заместитель председателя правления Цеснабанка Мурат Нургазин. Отметим, что, согласно программе ДКБ, заемщикам с «отрицательной» кредитной историей ставки не доплачиваются.

Что на подходе?

Субсидирование кредитной ставки приобрело большую популярность и стало чем-то вроде универсального ключа к развитию. Оно вошло во все программы, принятые после ДКБ-2020: оздоровления крупных и средних предприятий (2011 год), развития моногородов (2012-й), поддержки сельского хозяйства «Агробизнес-2020» (2013-й).

Сейчас банкиры активно обсуждают свое участие в последней программе. Пока идут лишь дискуссии по размеру ставки размещения. Детали не раскрываются, однако, судя по словам Умут Шаяхметовой, банкирам она кажется завышенной. «Мы неоднократно говорили, что требуются длинные дешевые деньги. Если ставка размещения в банках будет на уровне 8–10%, то конечному заемщику деньги обойдутся под 12–14%, потому что банк минимум 3–4% маржи должен обеспечить на покрытие операционных расходов, на формирование резервов. А это для сельхозников дорого! Да и для других отраслей — тоже. Мы видим это даже по ипотеке. Я не считаю, что это является помощью со стороны государства для сельского хозяйства. Помощь — это 4–6%. Все, что выше — дорого»,— сказала она, отвечая на вопрос «Эксперта Казахстан» на пресс-конференции по итогам деятельности банка в первом полугодии. По этому высказыванию можно понять, что и ставка в 7% — стоимость кредита предпринимателям по ДКБ — все же выше оптимальной.

По мнению банкиров, субсидирование ставок по ДКБ можно было бы расширить. Например, в Цеснабанке согласны с тем, что господдержка нужна наиболее уязвимым секторам экономики, но все же хотели бы видеть в этом списке торговлю. «Предприятия, действующие в сфере торговли, являются «локомотивом» сектора МСБ, и на сегодня они также испытывают трудности в связи со вступлением Казахстана в Таможенный союз»,— объясняет г-н Нургазин.

В Сбербанке отмечают, что фокус программы ДКБ все больше перемещается в сторону МСБ; более крупные предприятия, которые также нуждаются в финансировании, из нее исключены как более капиталоемкие. В пример эксперты банка приводят отрасль авиаперевозок. «Необходимость дальнейшего развития данной отрасли, появления новых авиакомпаний, обновления парка воздушных судов, увеличения количества и частоты регулярных маршрутов продемонстрировал туристический сезон прошедшего лета»,— утверждают они.

В августе появилась новость: в правительстве обсуждается возможность предоставления госсубсидий по кредитам на покупку отечественных автомобилей. Многие государства использовали этот инструмент во время кризиса, чтобы поддержать свой автопром. В России до сих пор действует программа льготного автокредитования такого рода.

В Казахстане эта идея пока еще не вылилась в практические шаги, но банки уже высказывают свое к ней отношение. В целом фининститутам это было бы выгодно, потому что позволит расширить круг клиентов и снизить риски неплатежей. Это с одной стороны; с другой, говорили нам банкиры, — это поддержка отечественному автопрому. Потребители же смогут свои старые иномарки заменить на новые автомобили. Одним словом, хорошо всем.

Но вот что сказал глава одного из банков, когда мы его спросили, как он относится к идее субсидировать автокредиты для поддержки автопрома: «Почему бы нам в таком случае не субсидировать сельхозпроизводство, дотируя покупателей хлеба? Да, можно субсидировать кредиты на покупку автомобилей, если доля автопрома в структуре ВВП существенна, если на этих предприятиях значительное число занятых. С этой точки зрения мы должны думать, как нам поддержать Казахмыс, Арселор Миттал. Сейчас снижаются темпы роста средней зарплаты — это влияние замедления ключевых секторов нашей экономики».

В принципе, такое же мнение высказала и Умут Шаяхметова: «Если мы можем удешевить кредиты, которые идут на покупку того или иного товара, это здорово. Но другой вопрос — на что идут эти деньги, в какую часть экономики. Как банкиры мы, конечно, поддержим; с точки же зрения государства нужно смотреть, насколько рационально такое использование бюджетных средств».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?