Помогите с ликвидностью

Старые источники тенговой ликвидности ушли в прошлое, а новые слабо справляются со своей функцией

Помогите с ликвидностью

Сегодняшняя структура фондирования банковской системы такова, что универсальные банки фактически достигли потолка в корпоративном кредитовании. Дефицит «длинных» денег направил рост в узкий сегмент МСБ и потребительского кредитования. Займы корпоративному сектору с начала года растут слабо (1,1%) в противовес кредитованию населения (рост на 18,6%) и МСБ (на 11,4%).

Основной источник банковской ликвидности — депозиты — излишне дорогие, краткосрочные и нестабильные, поскольку клиент может закрыть вклад или снять с него средства в любой момент. Такое положение определяет структуру кредитного портфеля: за счет коротких пассивов банки могут позволить лишь кратко- и среднесрочное кредитование, спрос на которое определяют МСБ и физические лица. Другие источники для банков либо недоступны, либо не решают вопрос долгосрочной ликвидности кардинально. Для качественного роста банкам не хватает «длинных» тенге.

Глобальные долги

Несколько лет назад банки имели достаточный выбор каналов долгосрочного фондирования. Привлекать средства можно было на внешнем и на внутреннем рынках, играя ставками и замещая более дорогие деньги дешевыми. Мировой финансовый кризис закрыл дорогу к долларовой ликвидности, а решение создать единый государственный пенсионный фонд — к тенговой. Перевод пенсионных активов в госфонд приведет к монополии принятия инвестиционных решений Национальным банком, который уже заявил, что 20% активов будут вложены в зарубежные бумаги, и до сих пор не прояснил ситуацию, будет ли единый пенсионный фонд покупать облигации банков и в каком объеме.

Уже в нынешнем году, как только было принято решение о создании ЕНПФ, регулятор ограничил сделки купли-продажи негосударственных ценных бумаг за счет пенсионных активов. Правда, фондам разрешено инвестировать ПА в облигации БВУ с определенным рейтингом международного уровня и с ограничением по сроку выпуска не более 36 месяцев. Тем не менее изменения на локальном долговом рынке ухудшили заемные позиции банков из второй и третьей десятки. Число инвесторов, имеющих возможность вкладывать средства «вдолгую», сократилось. В итоге банки рискуют не разместить наиболее интересные им облигации с длительным сроком обращения. За последние месяцы редкий банк избежал ситуации, когда аукцион по размещению его облигаций признавали несостоявшимся по причине отсутствия встречных заявок.

Delta Bank испытал сложности с предложением десятилетних облигаций с погашением в 2023 году. Столичный Цеснабанк провалил в августе размещение облигаций десятого выпуска с дюррацией в 4,7 года по той же причине — отсутствие интереса со стороны инвесторов, хотя и реализовал бонды восемнадцатого выпуска с дюррацией 2,6 года по 8%. Евразийский банк в одной из попыток все же продал инвесторам облигации восьмого выпуска с дюррацией в 9,9 года под 9,26% годовых. Единственный банк, удержавший высокую планку — Сбербанк. Сильный бренд и статус «дочки» российского госбанка позволили ему «не заметить» изменений в ландшафте местного долгового рынка. Свой долг с дюррацией в 5,2 года он разместил даже дважды: под 6,9 и 7% к погашению для покупателей.

В принципе банки могут вернуться на международный рынок капитала. Ситуация там стабилизировалась и появляются «окна», позволяющие заемщикам из развивающихся рынков занимать деньги. Объявленное на осень размещение суверенных еврооблигаций определит бенчмарк для корпоративного сектора и приоткроет возможности для казахстанских банков. Но, скорее всего, банки этой возможностью не воспользуются. Прежде всего потому, что длинные долларовые объемы нужно куда-то пристраивать, а банки не видят новых ярких кредитных идей: местная экономика топчется на месте. По итогам 2012 года ВВП Казахстана вырос на 5%. Ожидается, что в 2013 году динамика сохранится: за первое полугодие ВВП вырос на 5,1%, а его итоговое годовое значение может достичь 5,2–5,3%. Стабильно развиваются лишь отдельные сектора. Приемлемый рост с начала года (январь-июль к аналогичному периоду прошлого года) продемонстрировали торговля (12,5%) — давний традиционный клиент банков, транспорт (7,2%) и связь (14,4%). Рост ИФО промышленности в целом давно находится в пределах 1,5–1,9%. А для краткосрочных проектов валюта у банков есть в виде валютных вкладов и счетов клиентов: к примеру, почти половина вкладов физических лиц — валютные.

«Эксперт Казахстан» опросил ряд банков об их планах фондирования на долговом рынке. Все они считают нецелесообразным — по крайней мере, в настоящее время — выходить на внешний рынок. Однако местный долговой рынок по-прежнему привлекателен.

«В октябре этого года «Народный банк» собирается погасить один из выпусков еврооблигаций. Долг будет возвращен из собственных средств — мы не планируем рефинансировать или осуществлять новый выпуск. Банк сохраняет избыточную долларовую ликвидность, и даже после погашения бондов она останется высокой. Поэтому планов выхода на международные рынки у нас сейчас нет,— рассказывает заместитель председателя правления Народного банка Даурен Карабаев. — Местный рынок облигаций по-прежнему остается одним из каналов ликвидности, но после пенсионной реформы нужно понять, как будет складываться ситуация на рынке и как будет осуществляться управление пенсионными средствами. Отсюда мы будем выстраивать стратегию фондирования».

«Мы планируем расширять долговое финансирование в Казахстане. Что касается выхода на мировой рынок, то, прогнозируя в среднесрочной перспективе наибольшую потребность в тенговой ликвидности, размещение еврооблигаций не предусматриваем»,— ответили в пресс-службе ДБ «Сбербанк России».

«Bank RBK с 2013 года начал активно диверсифицировать свои обязательства, в частности за счет размещения облигаций на внутреннем рынке. В ближайшие годы планируется дальнейшее расширение такого типа финансирования. Планов по привлечению внешних займов, в том числе посредством выпуска еврооблигаций, пока нет»,— сообщил директор департамента финансового анализа и планирования Bank RBK Сергей Куряшкин.

«В базовый сценарий мы не закладываем выпуск облигаций ни на внутреннем, ни на внешнем рынках. При определенных благоприятных обстоятельствах мы можем выйти на рынок, но не для того, чтобы привлечь деньги, а чтобы обозначить свое присутствие,— говорит управляющий директор Евразийского банка развития Сергей Мокроусов. — Банковский рынок все больше опирается на внутренние ресурсы, внутренние депозиты. Это связано в первую очередь с тем, что внешнее заимствование сейчас достаточно дорогое. Даже несмотря на то что предлагаются более долгосрочные и более комфортные условия привлечения, они достаточно дорогие».

«Мы планируем расширять долговое финансирование на местном рынке по мере необходимости. В зависимости от потребности в долгосрочных кредитах, которая, по-нашему мнению, будет расти. Что касается еврооблигаций, то, поскольку долгосрочное финансирование привлекается в отличных от тенге валютах, соответственно, оно не подходит для большей части заемщиков в Казахстане»,— полагает заместитель председателя правления Цеснабанка Самат Балкенов.

Опасная игра вкороткую

На сегодня и, вероятно, в ближайшей перспективе основным каналом тенговой ликвидности останутся депозиты, которые для многих банков являются стратегическими и приоритетными. «В последние три года 60% совокупных депозитов банковской системы Казахстана составляли базовые депозиты клиентов (в соответствии с нашим определением к ним относятся 100% вкладов домохозяйств плюс 50% депозитов корпоративных клиентов). Мы ожидаем, что их доля останется стабильной в ближайшие два года, принимая во внимание низкие темпы роста кредитования и сохраняющийся рост депозитов вследствие отсутствия альтернативных инструментов сбережения и инвестиций»,— прогнозируют аналитики рейтингового агентства Standard&Poor’s.

Тревожная тенденция в том, что депозиты для банков — ограниченная ресурсная база. По состоянию на 1 августа 2013 года вклады клиентов составили 9,8 трлн тенге (74,1% от совокупных обязательств БВУ), увеличившись с начала года на 15,7%. Вклады юридических лиц росли быстрее вкладов физических лиц: 20,6% против 8,5%, притом что депозиты населения играют весомую роль в фондировании банков, составляя почти 37% совокупных вкладов. Показатель роста депозитов населения стабилизировался и впервые за несколько лет показал спад. Если в 2010, 2011 и 2012 годах (июль к июлю) динамика вкладов населения была на уровне 21%, то в текущем году относительно июля прошлого года прирост составил лишь 19%.

Причина обмеления ручейка народных денег в том, что потребительское кредитование — сейчас главный драйвер роста кредитных портфелей банков — не стимулирует накопление. Вместо того чтобы накопить и купить, население влезает в долги и несет затраты по их обслуживанию. Вероятно, агрессивное потребительское кредитование будет таковым, пока динамика привлечения вкладов остается высокой. Для сохранения ее на прежнем уровне банки устанавливают высокие ставки привлечения. Эффективная ставка по тенговому годовому вкладу составляет от 8 до 10%, хотя еще год назад банки снижали ставки, задыхаясь от притока средств.

Проблема еще и в том, что депозиты, прежде всего частных лиц, достаточно волатильны в плане валюты. Девальвационные слухи, набравшие силу к середине лета, всколыхнули общество и привели к тому, что население в срочном порядке стало перекладываться из тенговых вкладов в валютные. Благодаря этому за июль удельный вес депозитов в тенге снизился с 60,9% до 56,8%. Ситуация с тенговой ликвидностью стала критической. Ставки денежного рынка взмыли вверх. В пик кризиса, к концу августа, ставки овернайт (1 день) по авторепо с ГЦБ достигли 17%, а ставки репо на 7 дней — 14%. И хотя кризис купирован оперативным вмешательством Национального банка, проблема тенговой ликвидности по-прежнему остра. В связи с этим заметно выросла роль межбанковского рынка — поставщика краткосрочной тенговой ликвидности. Объем межбанковских операций вырос с января по август на 60,8%, со 161,9 до 260,3 млрд тенге, операций авторепо — с 640 до 736,7 млрд тенге. Однако этот канал ликвидности тоже перегревается. Индекс TONIA (показывает средневзвешенную процентную ставку по сделкам открытия операций репо сроком на один день на рынке автоматического репо с ГЦБ) вырос с начала года с 0,14% до 0,88%. Индекс TWINA (определяет средневзвешенную процентную ставку по сделкам открытия операций репо сроком на cемь дней на рынке автоматического репо с ГЦБ) подскочил с 0,56% до 6,06%.

Такие денежные источники, как средства Национального банка и собственный капитал банков, не справляются с дефицитом тенговой ликвидности. Операции на открытом рынке, когда Минфин выкупал бы у банков свои госбумаги для возвращения им ликвидности, не проводятся. Наоборот, государство не снижает заимствования на фондовом рынке, хотя аукционы по продаже бумаг Минфина и нот Национального банка направлены не столько на «откачку» у банков излишних средств, сколько на поставку «сырья» для операций репо. Такое фондирование более безопасно, потому что «связывает» привлеченный капитал, к тому же Национальный банк имеет рычаги влияния на ставки денежного рынка, повышая или понижая аппетит банков к краткосрочной ликвидности.

Пассивность Национального банка в операциях на открытом рынке обусловлена разными задачами коммерческих банков и Центрального банка. Национальный банк заботит прежде всего стабильность цен и удержание инфляции. Поступление дешевых денег при отсутствии повышенного спроса на кредитные ресурсы со стороны корпоративного сектора чревато ростом инфляции и надуванием очередного пузыря на фондовом рынке, ведь взятые на время государственные деньги нужно заставить работать. Стимулировать такой спрос можно за счет развития внутреннего потребления или расширения возможностей казахстанского бизнеса в рамках ТС. Для этого требуются государственные программы.

Что касается собственного капитала, то значительная доля просрочки не позволяет банкам кредитовать больше и зарабатывать достаточно. Собственный капитал по балансу банковского сектора в сравнении с началом текущего года снизился на 3,6%, составив на начало июля 1,9 трлн тенге. Важно и то, что в структуре собственного капитала по балансу банковского сектора основную долю занимает уставный капитал.

Не опускать руки

Банки продолжают искать возможности для длинного финансирования. «Проблема долгосрочного фондирования в последние годы очень остро стоит перед большинством БВУ. Если до 2007 года были открыты внешние рынки, то на сегодня источников длинных ресурсов очень мало. Да и со стороны заемщиков сейчас присутствует спрос в подавляющем большинстве на кредитование только в тенге. Поэтому, будь даже открыты внешние рынки заемного капитала, банкам было бы в определенной степени проблематично размещать деньги в иностранной валюте. Таким образом, говорить о резком наращивании кредитования экономики пока не приходится»,— говорит Сергей Куряшкин из Bank RBK.

По мнению банкира, теперь наиболее вероятным источником тенгового «длинного» фондирования остаются лишь средства ЕНПФ и облигационные займы на внутреннем рынке. «Однако данные ресурсы являются достаточно дорогими, что вызвано объективными причинами — такими, как инфляция. По пенсионным накоплениям годовая доходность в тенге должна быть выше инфляции примерно на 2–3%. В 2012 году инфляция сложилась на уровне 6%, соответственно доходность по активам в тенге должна быть 8–9% годовых. Та же ситуация и по долговым ценным бумагам»,— полагает эксперт.

В Цеснабанке отмечают, что на примере последних нескольких лет основными источниками долгосрочного тенгового фондирования были государственные программы поддержки реального сектора экономики по линии институтов развития в лице фонда «Даму», «КазАгро» и т.д. «Одной из самых эффективных и масштабных государственных программ, реализуемых через фонд “Даму”, является ДКБ-2020, в рамках которой субъекты частного предпринимательства пользуются длинными и недорогими ресурсами через субсидирование ставки вознаграждения»,— констатирует Самат Балкенов.

В Сбербанке уверены, что, в свете сложившегося в банках дефицита ликвидности в тенге, возможно разморозить средства Национального фонда, и многие участники рынка, особенно те, что активно продолжают кредитовать экономику, готовы привлекать такие средства на рыночных условиях. «Что касается пенсионных активов, то банки находятся в неведении касательно дальнейшей инвестиционной политики ЕНПФ. Эти деньги могут подпитывать и банки, и фондовый рынок,— комментируют в Сбере. — Регулятору банковского сектора, возможно, следует пересмотреть действующие ограничения по ставкам депозитов населения в сторону повышения уровня максимального значения по долгосрочным вкладам. Можно также использовать пенсионные средства для финансирования только долгосрочных обязательств банковского сектора, от 3 лет и более».

Предложения банков по расширению каналов долгосрочной тенговой ликвидности показывают, что они рассчитывают в первую очередь на государственную поддержку: на деньги Национального фонда, пенсионные накопления, госпрограммы. А также на внятную политику правительства по развитию отечественного фондового рынка. Но эти инструменты будут неполными без реальной индустриализации экономики и улучшения инвестиционного климата.     

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?