Денег мало

Рост по всем направлениям бизнеса — таков итог первого полугодия 2013 года для банковского сектора в целом. Но значение банков как основных кредиторов экономики продолжает падать

Денег мало

Что касается отдельных игроков, то, как показал очередной рэнкинг банков второго уровня (БВУ), подготовленный рейтинговым агентством «Эксперт РА Казахстан», основной тренд последнего времени — более высокие темпы роста средних и мелких банков — крупным фининститутам так и не удалось переломить, хотя именно у них в первом полугодии не произошло снижения активов, в отличие от небольших банков (см. таблицу 1). Лидерам роста докризисного периода не дает развернуться большой портфель проблемных активов, который продолжает ухудшаться. В крупных банках этот процесс замедлился, зато средние и мелкие показывают довольно высокую динамику портфеля NPL. Такова логика сверхбыстрого роста: чем больше выдается кредитов, тем более значительная их доля попадает в просрочку (см. таблицу 8). Примечательно, что лишь некоторым игрокам удалось снизить долю плохих кредитов, и среди них один крупный — Казкоммерцбанк.

Рост мелких и средних банков привел к снижению концентрации банковского рынка. На долю первых трех банков по итогам первого полугодия приходится 43% от совокупных активов банковского сектора. В начале 2013 года они занимали 46%, а за три года их доля снизилась почти на 10%: на 1 июля 2010 года она составляла 52,9%. Причем следует отметить, что сумма активов тройки лидеров в абсолютном значении за это время не претерпела сильных изменений, она все время колебалась в пределах 6,3–6,4 трлн тенге и только за шесть месяцев нынешнего года достигла уровня 6,5 трлн тенге. Пока крупные игроки разбирались со своими портфелями, середняки их наращивали и догоняли лидеров.

Показатели неплохие, но…

«Если оценивать состояние банковского сектора по 10-балльной шкале, то уже ближе к 7»,— считает глава kaspi bank Михаил Ломтадзе.

Данные исследования «Эксперт РА Казахстан», представленные в таблицах, действительно говорят об улучшении ситуации в секторе. Несмотря на снижение капитала у ряда банков, согласно данным комитета финансового надзора Национального банка Казахстана (КФН НБК), по результатам первого полугодия лишь два банка не выполняли регулятивные требования по достаточности собственного капитала (СК) — Астана Финанс и ДБ «Таиб Казахский банк». При этом «Таиб» занимает первое место в рэнкинге по динамике СК, увеличив капитал на 45% (см. таблицу 3). Этот банк также лидирует и по приросту кредитного портфеля с показателем более 165%. Понятно, что при такой высокой динамике кредитования ему трудно выполнять требования по достаточности капитала.

Финансовые результаты банков также в целом улучшились. Хотя у многих игроков доходы снизились, убытки показали лишь несколько фининститутов. Особенно впечатляющие отрицательные финрезультаты у АТФ Банка, где весной поменялись акционер и менеджмент, а также у Темирбанка, который провел реструктуризацию обязательств в 2010 году (см. таблицы 1 и 4). На начало нынешнего года убыток в 1 млрд долларов зафиксировал Казкоммерцбанк, переоценив свой проблемный портфель кредитов по международным стандартам финансовой отчетности и доначислив провизии согласно МСФО. Эта разовая акция оказалась результативной: ККБ стал лидером по динамике прибыли в первом полугодии 2013 года. Судя по изменению таких показателей деятельности банков, как ROA и ROE, сектору удалось отыграть падение прибыли прошлого года (см. график 2).

Вместе с тем в последнем обзоре банковского сектора Казахстана Standard & Poor’s отмечается, что «в целом банковской системе Казахстана трудно генерировать прибыль от основной банковской деятельности, скорректированную с учетом рисков, которая была бы достаточной для покрытия стоимости капитала банков… Cерьезной проблемой в Казахстане, как и в других странах СНГ, является то, что значительная часть накопленного процентного дохода выплачивается не в денежной форме».

Крупные банки прогнозируют снижение прибыли по итогам года, но по иным причинам: из-за потери дочерних пенсионных фондов, которые к 2014-му должны быть слиты в единый накопительный пенсионный фонд (ЕНПФ). НПФ, входящие в банковские холдинги, генерировали существенную часть доходов группы. Например, НПФ «Халык банка» приносил до четверти прибыли. На пресс-конференции по итогам первого полугодия 2013 года председатель правления банка Умут Шаяхметова отметила негативное влияние со стороны НПФ на комиссионные доходы: их сумма снизилась по сравнению с тем же периодом 2012 года на 60%. «Во втором квартале пенсионный фонд показал у нас убыток. Этот момент для нас негативен»,— подчеркнула г-жа Шаяхметова.

Конкуренция в секторе растет: как говорилось выше, лидеры рынка испытывают давление со стороны средних банков, особенно с участием российского капитала, а также быстрорастущих розничных фининститутов. «Многие малые и средние банки выделяются более высоким качеством активов, чем в среднем по банковскому сектору, что позволяет им концентрировать усилия на “новом” кредитовании, в то время как крупные игроки все еще заняты урегулированием накопившейся значительной задолженности по проблемным кредитам»,— говорится в обзоре S&P.

Однако высокая конкуренция не очень влияет на динамику кредитования: уже несколько лет подряд общий ссудный портфель прибавляет чуть больше 11% ежегодно, но отдельные банки растут выше среднего по сектору (см. таблицу 9). Отметим, что среди них — по крайней мере три банка, специализирующихся на потребительском кредитовании.

Банк человеку — друг

Драйверами роста сектора по-прежнему остаются розничное кредитование и кредитование по госпрограммам поддержки экономики (см. график 3). «Кризис преодолели те банки, которые сделали правильные шаги и перестроили свой бизнес» — опять цитата г-на Ломтадзе. Правильные шаги, очевидно, судя по стратегии самого kaspi, это активное развитие розничного кредитования, которое сегодня позволяет банкам наращивать кредитный портфель и получать высокую прибыль за счет высокомаржинальных потребительских займов. Это, пожалуй, единственный сегмент, который развивается практически вне государственной поддержки; это-то и привлекает кредитные учреждения, поскольку они свободны в выборе клиентов, в предлагаемых продуктах и в их условиях. Здесь чисто рыночный спрос и рыночное же предложение.

S&P в целом называет кредитную политику казахстанских банков «агрессивной». Сегодня эта агрессивность проявляется как раз в росте наиболее высокорискованного сегмента — необеспеченных потребительских кредитов. Несмотря на последние новинки в области оценки рисков, у банков, специализирующихся на розничном кредитовании, все-таки ухудшается качество кредитов (см. таблицу 8). Наличие высоких рисков в потребительском кредитовании, а это подтверждается ростом доли просрочек у банков, работающих в этой нише, не останавливает другие фининституты: они также стремятся увеличить свое присутствие на этом рынке.

Обследование кредитного рынка, основанное на опросах менеджеров банков, которые ежеквартально проводит Национальный банк (к сожалению, на сайте НБК опубликован только материал по итогам первого квартала 2013 года), показало замедление спроса на потребительские кредиты. Сами участники рынка объясняют этот факт техническими причинами: закрытием филиалов накопительных пенсионных фондов в связи с созданием единого НПФ; заемщикам попросту негде было получить справку о доходах. Так сказать, вынужденное «потребительское охлаждение» отразилось в банковской статистике как снижение темпов розничного кредитования (с 10 до 4% к первому кварталу 2012 года). Многие аналитики заговорили о том, что потребительский рынок насыщен, кредитование физических лиц достигло пиковых значений и теперь пойдет на спад.

Но у банков свое мнение на этот счет. Согласно данным опроса Нацбанка, кредитные учреждения, в ожидании возврата интереса населения к кредитам и чтобы быть готовыми к конкуренции на этом рынке, смягчили как ценовые, так и неценовые условия потребительского кредитования: «Были снижены требования к обеспечению по кредитам, процентные ставки и комиссии, увеличены максимальные сроки и размеры кредита. Кроме того, банки, как и прежде, предоставляют льготные условия кредитования заемщикам с хорошей кредитной историей и сотрудникам организаций — клиентов банка», — перечисляется в докладе Нацбанка.

«В целом мы считаем рынок потребительского кредитования очень волатильным сегментом, в котором присутствует фактор сезонности. За периодом активного роста может следовать резкий спад. Но пока будет макроэкономический рост в стране, нет никаких предпосылок для снижения темпов роста. В краткосрочной перспективе — высокая уверенность в росте потребительского кредитования в четвертом квартале текущего года, за которым последует небольшой спад в начале следующего года»,— объясняют эксперты Сбербанка.

А вот выкладки г-на Ломтадзе в подтверждение его тезиса о перспективности розничного кредитования: «Рост кредитов физическим лицам, за исключением ипотеки и до провизий, составил за 5 месяцев 2013 года около 12%, или с 2,1 трлн тенге до 2,3 трлн. То есть на сегодня весь портфель всех кредитов (кроме ипотеки) на балансе у банков составляет немногим больше 15 млрд долларов. По нашим оценкам, совокупная зарплата экономически активного населения составляет около 40 млрд долларов. В среднем на 1 доллар зарплаты приходится 0,3 доллара кредита. Этот показатель значительно ниже по сравнению с другими странами и с Россией в том числе».

Аналитики S&P также подчеркивают, что объем задолженности домохозяйств в Казахстане к ВВП всего 10%, а ипотечного кредитования еще меньше — 4%. Но вместе с тем они отмечают, что домохозяйств с достаточной платежеспособностью мало, «так как в стране существует значительное неравенство доходов очень богатых людей, составляющих лишь небольшой процент, и остального населения». А риски необеспеченного кредитования как раз и связаны с низкой платежеспособностью заемщиков.

На государственных кредитах

Кредитование реального бизнеса стимулирует государство через различные программы поддержки. Основной является «Дорожная карта бизнеса — 2020», призванная помочь предпринимателям, работающим в несырьевых отраслях, за счет субсидирования кредитных ставок. Можно назвать также программу развития моногородов 2020, по которой также предусмотрено субсидирование ставок для бизнеса, причем здесь стоимость займа удешевляется без отраслевых ограничений. Кроме того, многие банки сейчас решают вопрос об участии в программе развития агропромышленного комплекса 2020, по которой также предусмотрено снижение стоимости кредитов за счет субсидирования ставки. Пока участники рынка не удовлетворены стоимостью размещения бюджетных средств в банках. В целом государство, устанавливая размер маржи банков, которую они зарабатывают как посредники между заемщиками и госбюджетом, по выражению одного из банкиров, «не дает банкам паразитировать» на бюджетных деньгах. Тем не менее БВУ не могут отказаться от участия в госпрограммах. Если во время кредитного бума банки, обладая неиссякаемым, как тогда казалось, карманом международных инвесторов, не особо были заинтересованы в бюджетных средствах (а тогда как раз ФРП «Даму» начал свои программы кредитования МСБ через банки), то сегодня государственная поддержка экономики, по существу, поддерживает и финансистов.

Банки, конечно, продолжают кредитовать и за счет собственных средств, однако трудно оценить объем таких кредитов, поскольку в открытом доступе нет отдельной статистики по доле собственных и государственных средств, размещенных в кредитах. Но можно предположить, что долгосрочные займы главным образом выданы по госпрограммам, поскольку самим БВУ не хватает долгосрочного фондирования. Под условия госпрограмм не подпадают торговля и услуги, так что эти сегменты банки полностью охватывают своими собственными средствами. И не прогадывают, как можно судить по совокупному портфелю БВУ, а также по финансовой отчетности банков: на торговлю приходится значительная часть выданных кредитов (см. график 4). По итогам первого полугодия 2013 года, например, в кредитном портфеле Халык банка услуги, оптовая и розничная торговля занимали 37%; Сбербанк на услуги и торговлю направил 35,4% всех кредитов, что ниже, чем на начало года: тогда на эти сегменты в совокупности пришлось почти 40% всех кредитов. В Банке ЦентрКредит займы торговле составляют 20% от всего ссудного портфеля, у Казкоммерцбанка доля торговли — 8,7% портфеля, причем на 1 января 2013 года она была выше 10%. При отсутствии длинного фондирования высокодоходные и быстро оборачиваемые займы (в основном предприятия торговли и услуг нуждаются в оборотных средствах) — верный способ диверсификации портфеля и зарабатывания прибыли. При этом, отметим, доля средств клиентов из торговли в обязательствах банков не столь значительна. Например, по состоянию на 30 июня 2013 года у Сбербанка она составляет 5,5%, у Халыка — 3%, у Казкома — 0,8%.

В последние годы сокращается кредитование корпоративных клиентов, многие из которых до сих пор не могут оправиться от кризиса и расплатиться с долгами (см. график 3). Отношение задолженности юридических лиц к ВВП снизилось с 36% в 2007 году до 24% в конце 2012-го. Не только со стороны банков нет особого желания кредитовать всех подряд (идет жесткая конкуренция за каждого платежеспособного заемщика), но снижается спрос и на займы самих компаний. Хотя, как показало названное выше обследование кредитного рынка Нацбанком, сами банкиры отметили как рост спроса на займы со стороны корпоративных клиентов в первом квартале года, так и желание кредитовать, однако фактические темпы кредитования снизились до 0,5% с 3% в четвертом квартале 2012 года. Вот еще одно объяснение снижения корпоративного кредитного портфеля, которое нам дали в Сбербанке: «Большая часть ВВП Казахстана приходится на промышленный сектор экономики. Крупные компании получают фондирование из-за рубежа. В связи с действующим ограничением регулятора банковского сектора, касающимся лимитов кредитования на одного заемщика, возникают сложности с наращиванием портфеля за счет крупных корпоративных клиентов».

Слово «перекредитованность», звучавшее в первое время кризиса, уже неуместно. Сегодня речь идет о недокредитованности. По оценке S&P, уровень задолженности юридических и физических лиц в Казахстане сравнительно низок: за пять лет, с 2007-го по 2012-й, отношение внутренних кредитов частному сектору к ВВП снизилось с 59% до 40%. Денег не хватает экономике, и денег не хватает самим банкам (подробнее о проблемах с фондированием БВУ читайте «Помогите с ликвидностью»).

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?