Ненужное образование

Дороговизна обучения, инфляция и низкие требования к учащимся привели к тому, что американская система образования стала ограничителем экономического роста страны. Штатам следует задуматься об имидже образования в своей стране, а также грамотно перераспределить расходы на обучение

Ненужное образование

На протяжении большей части американской истории родители могли ожидать, что их дети будут в среднем гораздо более образованными, чем были они сами. Но теперь это уже не так. И такое развитие ситуации в американском образовании имеет серьезные последствия для экономики, пишет в New York Times известный профессор экономики Роберт Гордон.

Эпохальные достижения американской экономики в целом шли рука об руку с ростом уровня образования, считают экономисты Гарвардского университета Клаудия Голдин и Лоренс Кац. С 1891 по 2007 год реальный объем производства на одного человека в США рос в среднем на 2% в год - достаточно, чтобы удваиваться каждые 35 лет. Средний американец получал в два раза больше в 2007 году, чем в 1972 году, в четыре раза – чем в 1937-м и в восемь раз – чем в 1902 году. Это не совпадение, что в течение восьми десятилетий, с 1890 по 1970 год, уровень образования быстро рос. Но с 1990 года эти улучшения замедлились до скорости улитки.

Компании платят образованным сотрудникам более высокую заработную плату, потому что они более продуктивны, выплачивают им премии. То есть выпускник колледжа по сравнению с выпускником средней школы с 1970 года получал заметно больше. Но уже в 2000-х годах ситуация изменилась: кризис породил спрос на технические и коммуникационные навыки. Сейчас восстановление экономики США идет черепашьим шагом, а опасения по поводу будущего потенциала роста Америки являются оправданными. Рост среднего годового дохода на душу населения снизился в среднем от 2% в прошлом веке до 1,3% за последние 25 лет, и он составлял всего 0,7% за последние десять лет. При этом летом 2013 года объем производства на одного человека оказался еще ниже, чем это было в конце 2007 года.

Есть множество причин, которые оказывают давление на экономику США: выход на пенсию поколения бэби-бумеров, выход мужчин трудоспособного возраста из состава рабочей силы, неустанный рост неравенства в распределении доходов и замедление темпов технологических инноваций. Образование же, по мнению Гордона, заслуживает особого внимания, потому что его эффект будет ощущаться в долгосрочном периоде.

Число окончивших среднюю школу в США составляло менее чем 10% молодежи в 1900 году, увеличившись до 80% к 1970 году, что стало основным драйвером экономического роста США в 20-м веке. Но уже к 2000 году этот показатель упал до 74%, подсчитал экономист Чикагского университета Джеймс Дж. Хекман. Он обнаружил, что владельцы сертификата GED (аналог ЕГЭ) перестали получать более высокую зарплату, чем не имеющие полного среднего образования люди. При этом результаты PISA (программа международной оценки учащихся, тестирующая школьников по нескольким предметам) показали, что у учащихся из США навыки в чтении, математике и естественных науках хуже, чем у их сверстников из других развитых стран.

При этом низкое качество образования в школах сочетается с проблемой доступности образования в колледжах. На протяжении большей части послевоенного периода общественные гранты в университетах и колледжах сделали образование в Соединенных Штатах недорогим и более доступным, чем где-либо в мире. Но в дальнейшем с первого места по этому показателю Америка скатилась на  16-е. Стоимость университетского образования растет быстрее, чем уровень инфляции на протяжении десятилетий. В период между 2008 и 2012 годами государственное финансирование высшего образования сократилось на 28% . Президенты Лиги Плюща и других элитных школ предоставляют щедрые субсидии учащимся с низким и средним уровнем доходов, но это оставляет в стороне подавляющее большинство американских студентов, которым не повезло.

К тому же в то время как для четырех человек высшее образование все еще окупается, около четверти из недавних выпускников колледжей сейчас являются безработными или частично безработными. Между тем общий долг студентов перед своими кредиторами, предоставившими займы на обучение, превышает 1 трлн долларов. Крупные должники-студенты сталкиваются с двумя видами рисков: уровень их знаний не соответствует их потенциальному доходу, причем это сочетается с безработицей или невозможностью найти работу в выбранной ими сфере. Исследования показали, что в среднем студент колледжа берет около 100 тыс. долларов студенческих кредитов и отдает их приблизительно к 34-м годам. Сейчас эта цифра стремительно повышается. Второй риск - незавершения учебы. Студент, который уходит после двух лет учебы из колледжа или университета, никогда не возвращается обратно хотя бы потому, что заработная плата после колледжа немного лучше, чем у выпускников средней школы. Тем не менее - долг отдавать нужно, а средств для этого становится меньше.

Низки и требования к учащимся. Многие дети культурно обездоленны, даже если один или оба родителя имеют работу. Часто они не имеют книг дома, не читали их и сидят перед телевизором или занимаются видеоиграми вместо обучения на дому. По сравнению с другими странами, где студенты учат несколько языков и математику, выполняя домашние задания в начальной школе, американская система заставляет их делать слишком мало. Так что ситуация очень опасна непосредственно для экономики, потому что падение уровня образования имеет долгосрочный эффект. Каждый ученик, бросивший среднюю школу, становится работником, который обречен до конца жизни получать минимальную зарплату.

Есть ли решение, задается вопросом Роберт Гордон. Создание имиджа привлекательного американского образования, как лучшего в мире, является наиболее очевидным выходом из ситуации. Незадолго до своей смерти Стив Джобс предлагал президенту Бараку Обаме автоматически выдавать зеленую карту и статус постоянного жителя каждому иностранному студенту со степенью в тех сферах, где не хватает собственно американских специалистов, например - в машиностроении.

По мнению Гордона, помочь способно и более равномерное распределение госрасходов на обучение, приводя в пример Канаду, где каждая провинция самостоятельно управляет и финансирует образование в начальной, средней школе и в колледже. Это позволяет избежать неравенства, присущего американской системе образования. При этом образовательные кредиты и стоимость обучения в целом следует защитить от инфляции. Например, обучение на факультете искусства и науки университета Торонто обойдется всего лишь в 5695 долларов, в то время как в Гарварде за обучение придется отдать 37576 долларов. Это привело к тому, что в США студентов, оканчивающих обучение, на 15% меньше.

Действительно: очень интересно в таком контексте предложение перекроить систему финансирования обучения американцев, сделав ее подобной канадской, считает аналитик МФЦ Анна Линевская. При таком подходе есть неплохая вероятность более предметных денежных вливаний и экономии, что также немаловажно. Помимо этого, есть смысл пересмотреть приоритетные направления обучения: скажем - с перевесом в реальный сектор, поскольку избыток юристов и экономистов виден невооруженным глазом. Восстановление американской экономики станет идти активнее, если предложений рабочей силы будет больше для реального сектора - промышленного производства. Дополнительную поддержку способен оказать сектор услуг, но тут вряд ли требуется узкое профессиональное образование.

В целом же стоит понимать, что экономический рост и подъем благосостояния зависят прежде всего от реального производства, то есть от того, что человечество научилось делать своими собственными руками, это знают все, отмечает эксперт по персональному финансовому планированию банка БКС Премьер Антон Шабанов. Безусловно, главные слова в предыдущем предложении – «производства» и «научилось». Разумеется, любой продукт начинается с разработки и требует высококвалифицированных кадров. Для этого как раз и нужно учиться. Но что значат эти знания без менее квалифицированного труда, то есть этого самого «производства»? Мировой опыт показывает, что ничего. Ведь сама идея нового сплава на основе стали не принесёт никакой выгоды компании и, как следствие, не выльется экономическим ростом и ростом благосостояния.

Америка, констатирует эксперт, сейчас не является исключением в общемировой тенденции: в кризис входит высшее образование, поскольку рынок уже перенасыщен высокообразованными кадрами. При этом среднее образование, не «белые воротнички», а «рабочие руки», как раз, наоборот, в дефиците. Потому инфляция на рынке высшего образования в США – это практически эволюция, естественный отбор. Тем самым идёт перенаправление молодых людей на обучение по среднему специальному образованию, которое реально и необходимо экономике. На «запасах белых воротничков» экономика может жить ещё довольно долго, а вот без «рабочих рук» начинаются проблемы уже сейчас.

Потому, уверен Антон Шабанов, такой «кризис» на самом деле в далёкой перспективе пойдёт только на пользу как американской, так и общемировой экономике. Яркий пример – средние века. Уровень образования был критически низким, при этом было очень

развито производство и сельское хозяйство. И ведь именно в те времена началось первоначальное накопление капитала, и рост экономики и благосостояния в процентной динамике зачастую сильно опережал наши нынешние показатели, хоть в общем объёме, разумеется, и был несравненно мал.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности