Наши за границей

Государственный комитет национальной безопасности Кыргызстана сообщил накануне, что в конце августа 2013 года в Ошской области задержана группа террористов из организации «Союз исламского джихада», которая была переброшена из Сирии в Кыргызстан. Среди участников экстремистской ячейки был и один граждан Казахстана, а также граждане Кыргызстана. Сообщается, что террористы готовили взрывы в Бишкеке и Оше

Наши за границей

Потенциальным террористам уже предъявили обвинения по статьям «Терроризм», «Незаконные приобретение, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия» и «Наемничество». Боевики должны были совершить теракты во время проведения в Бишкеке саммита Шанхайской организации сотрудничества.

Казахстанец, задержанный в Кыргызстане (его имя в интересах следствия пока не сообщается), дал первые показания. «Мы проходили подготовку в военно-полевом лагере в Сирии. Затем   наши наставники сказали, что мы должны помочь братьям-мусульманам в Кыргызстане, и мы отправились в Ош. Одно из заданий было связано с приездом в Алматы, похищением моего зятя с целью вытребовать у него 50 тысяч долларов. Потом мы должны были его убить. 20 тысяч долларов мы должны были отправить в Турцию, а затем наш человек передал бы эти деньги в Сирию узбекскому джамаату на продолжение джихада. На 30 тысяч долларов мы должны были купить боеприпасы, оружие и приборы ночного видения", - сообщил боевик.

О том, что боевики из Центральной Азии, в том числе из Казахстана, активно участвуют в сирийском конфликте и что это чревато ростом экстремизма в самом регионе, не раз высказывались  как местные, так и международные эксперты. О казахстанском следе в сирийском конфликте широко стало известно в середине июля 2013 года. Тогда на сайте связанной с Аль-Каидой террористической группировки Islamic State in Iraq and the Levant – ISIL появилась видеозапись с обращением казахстанского боевика, в которой он призвал молодых людей, преимущественно из западных регионов Казахстана, участвовать в боях в Сирии.  

Спецслужбы Казахстана в июне этого года арестовали 8 местных граждан, которые намеревались принять активное участие в боевых действиях на Ближнем Востоке.

Военные эксперты говорят о том, что в составе сирийской оппозиции уже  сотни выходцев из стран Центральной Азии.  В конце июня  федеральные российские каналы  рассказали о туркменском гражданине Равшане Газакове, который участвовал в операции в Сирии.  «Начальную подготовку прошел под Ашхабадом в отряде Шейха Мурада, после был переброшен в Стамбул. Там нашу группу встретил куратор из «Аль-Каиды», не знаю, как его зовут, и отправил нас в лагерь на границе с Сирией. Там нас учили делать бомбы, детонаторы, устанавливать заряды. Инструкторы были разные, многие из бывшего СССР, из Европы арабы, из Иордании и Катара. Потом мы перешли границу и делали бомбы недалеко от Алеппо», - рассказал  Газаков.

Представитель Комитета национального единства Сирии в России Филипп Сарраф  рассказал, что вербовка выходцев из  ЦА в ряды сирийских повстанцев имеет большой разрушительный потенциал и может вылиться в вооруженное противостояние хорошо обученных боевиков уже на территории стран региона.

«На самом деле их несколько десятков тысяч. 142 человека, о которых сообщили власти, – те, кого смогли опознать. Тела погибших иностранных боевиков обливают керосином и поджигают, чтобы их было невозможно опознать, потому что их легко отличить от сирийцев. Многие даже по-арабски не говорят. Среди них есть афганцы, чеченцы, узбеки», - отмечает Сарафф.

Нозирджон Буриев, руководитель пресс-центра Государственного Комитета по национальной безопасности Таджикистана, откуда также десятки молодых людей воюют в Сирии, называет это «цепной реакцией»: один человек ушел, за ним потянулись остальные. «Основная причина – деньги. Им платят хорошие деньги», уверен Буриев. Боевиков активно вербуют также на юге Кыргызстана. Депутат парламента Мухтар Миркадыров рассказал журналистам, что вербовка иногда происходит  непосредственно в стенах мечети. Он говорит, что есть молодые люди, которые уезжают воевать в Сирию не только ради денег, но и из-за своих убеждений.

Востоковед Юрий Тавровский считает, что  для Центральной Азии опасность представляет как сирийский фронт, так и очаги распространения радикальных форм ислама, в том числе и у границ Казахстана. «Чечня и китайский Синьцзян рассматриваются стратегами создания «Исламского халифата» как многообещающие районы. После умиротворения Чечни они переключили внимание на Синьцзян, примыкающий к их важнейшему форпосту в Афганистане, а также на Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, Казахстан.  Неслучайно первое крупное кровопролитие в Урумчи в 2009 году практически совпало с восстаниями в Узбекистане, Таджикистане и Киргизии, с началом действий мятежников в Казахстане. На наших глазах отрабатываются технологии дестабилизации всего стратегически важного региона, налаживается взаимодействие боевиков, создаются каналы переброски террористов и оружия, распространения подрывной пропаганды»», - отмечает Тавровский.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее