Китай идет к нам

Китай идет к нам

Активизация Поднебесной в регионе Центральной Азии вызывает все больше споров относительно возможной экспансии КНР в ЦА. Недавний вояж главы Китая Си Цзинпиня по странам региона и подписанные многомиллиардные соглашения с одной стороны показатель активизации экономического сотрудничества между КНР и лидерами ЦА, но так как Пекин был и остается прагматическим игроком, то нельзя сбрасывать со счетов и возможность выдвижения Поднебесной политических требований к главам стран региона. Чем может обернуться усиление влияние Китая в Казахстане и других странах ЦА? Об этом нашему изданию рассказали известные политологи и представители экспертного сообщества.

Андрей Грозин,  заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Полагаю, что одной из основных угроз в средне- и долгосрочном плане для Казахстана является несбалансированность его экономики. Критическая и с каждым годом все большая зависимость от сырьевого экспорта у РК даже больше российской и, как представляется, сфера экономики является базовой для любого государства, охватывая практически все стороны безопасности. КНР, де-факто, пока что концентрирует свое внимание и инвестиции в сырьевых секторах центральноазиатских экономик. Нет оснований рассчитывать на то, что эта ориентация Пекином будет сменена: у китайцев нет никаких резонов «выращивать» своих конкурентов и вкладываться ради превращения стран Центральной Азии в технологически развитые государства.

Я часто и регулярно бываю в КНР, неплохо знаю китайских ученых, разрабатывающих политику КНР в Центральной Азии, и считаю, что в описываемой ситуации, конечно, нет какой-то китайской злонамеренности. Это «просто бизнес - и ничего личного». Пекину остро необходимы диверсифицированные масштабные потоки сырья – из Африки, Ближнего и Среднего Востока, РФ и ЦА. Однако, по факту, расширение китайского экономического присутствия в Центральной Азии консервирует сырьевой характер развития экономик региона, превращает их в суверенные и независимые «сырьевые придатки» гиганской экономической машины Китая.

Чтобы как-то изменить эту ситуацию, странам региона не стоит изобретать велосипед; пути и методики давным-давно известны: форсированное развитие несырьевых секторов национальных экономик и их интеграция - как региональная, так и в рамках иных, не включающих в себя китайскую экономику, интегративных объединений – ТС и ЗСТ в первую очередь. Относительно китайского лобби в РК сказать что-то определенное и называть фамилии топ-чиновников, активно сотрудничающих с КНР я, пожалуй, не буду. И в Казахстане, и в России экспертам, изучающим ЦА, и так все они известны. Ограничусь только тем, что в Поднебесной искусство подкупа иностранных элитариев имеет многовековую историю и стало, по сути, высокотехнологичным процессом. И русским, и Западу еще учиться и учиться для достижения этих вершин. А все властные элиты Центральной Азии, мягко говоря, очень договороспособны и чувствительны именно к «материальному стимулированию».

Кубат Рахимов, эксперт по инфраструктурным проектам Центральной Евразии

Думаю, что надо с самого начала разделить два взаимосвязанных процесса. Первый - это триумфальный визит председателя КНР Си Цзиньпина в четыре из пяти центральноазиатских стран и подписание соглашений о китайских инвестициях в регион на сумму более 66 млрд долларов. То есть на 66 млн человек населения стран Центральной Азии китайцы обещают "золотой дождь" из условного расчета 1 млрд долларов на 1 млн человек. Но уж больно неравномерно они распределяются,  исходя из фактических приоритетов КНР: газ, нефть, уран, транспортная инфраструктура.

В выигрыше Туркменистан и Казахстан - однозначно.  Второй - это собственно саммит ШОС. Здесь же нужно говорить о том, что болезни роста ШОС еще не преодолены. Сдерживание других игроков в Центральной Азии вроде как получается: ШОС - отличная площадка для координации своих позиций России и Китаю. При всем том ШОС - это и арена конкуренции за влияние на страны Центральной Азии, где у Китая сейчас более выигрышная позиция, нежели чем у России.

Так что влияние Китая однозначно растет, нравится это России или нет.  Такое ощущение, что китайцы придерживаются стратагемы "Объединиться с дальним врагом, чтобы побить ближнего". Речь идет о трех триллионах американских долларов валютных накоплений Китая, большей частью размещенных в американских ценных бумагах. Вряд ли Россия может сейчас перебить китайские козыри, простые, ясные и соблазнительные. Разве что асимметричными действиями - такими, как Единое Экономическое Пространство и различными военно-политическими конфигурациями типа ОДКБ и/или аналогов Пограничного Союза постсоветского пространства. Ну и понятно, что России нужно поднять на новый уровень фактические проекты в регионе по энергетике, транспорту, банковской сфере. Иначе дисбаланс в сторону Китая будет усиливаться сначала в экономической, а затем и в политической сфере.

Толганай Умбеталиева, генеральный директор Центральноазиатского фонда развития демократии, политолог

Речь в большей степени идет о росте экономического влияния Китая в регионе, и новый руководитель  Поднебесной это продемонстрировал, объехав страны ЦА перед саммитом ШОС, щедро раздав инвестиции. Москва в этом плане проигрывает, и в то же время она прекрасно понимает, что противостоять Китаю она пока не может. Поэтому Путин предпочитает сотрудничать с Пекином, оставляя весь процесс сотрудничества Китая со странами ЦА под своим контролем. Позиция стран ЦА тоже в этом плане достаточно ясна: их «дружба» имеет цену. В отношениях с Россией торг ведется за самостоятельность в решении некоторых вопросов - например, энергетических - и за гарантии безопасности политических режимов, тогда как с Китаем – за инвестиции.

Данияр Косназаров, эксперт Института Евразийских исследований

Когда заходит речь о Китае, трудно устоять от соблазна проецировать влияние этого государства на глобальном уровне. Исключительно синоцентричный анализ, может, и пагубен, но с учетом возрастающей убежденности среди многих акторов о том, что монополярный мир подходит к концу, наверное, можно предположить, что будущая архитектоника международной системы будет формироваться исходя из ожиданий и реакции Пекина на многие важные политические и экономические вопросы. Многие говорят об усилении Китая в ЦА через ШОС, что продемонстрировал последний саммит. Например, та же ШОС, как и любая другая межгосударственная структура, пусть и имеет полное право формировать свою повестку самостоятельно, однако не является организацией,  изолированной от мировых процессов. И, как и любая другая структура, ШОС должна уметь выработать внутри себя общий скоординированный подход, чтобы показать не только свою эффективность, но и легитимность, в первую очередь - для своих же членов. Для ШОС, как и для других организаций, важно доказать, что она не является "бумажным тигром».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики