Завтра начинается вчера

История Банка Центркредит вобрала в себя историю страны. Банк рос, взрослел и менялся вместе с казахстаном

Завтра начинается вчера

Сначала и примерно до середины 1990-х в республике было около 200 банков; большинство из них исчезли, и названия их плохо помнят даже специалисты. Банк ЦентрКредит — один из немногих, оставшихся с того времени. Более того, это, пожалуй, единственный фининститут, созданный еще в советское время и успешно работающий до сих пор; много лет банк входил в список шести крупнейших игроков банковского сектора по размеру активов, а сегодня занимает четвертое место по этому показателю.

19 сентября Банк ЦентрКредит отмечает 25 лет своей деятельности. Накануне юбилея мы встретились с председателем правления банка Владиславом Ли, чтобы вспомнить о прошлом БЦК и поговорить о будущем банка.

Родом из Советского Союза

— Владислав Сединович, каким образом в 1988 году, когда существовала монополия Государственного банка СССР, возник коммерческий банк?

— В то время он назывался Алматинский центральный кооперативный банк. Действительно, это интересная история. Приметы 1988 года — Перестройка, Гласность, съезд народных депутатов, Михаил Горбачев… Партия пыталась найти какие-то новые решения для того, чтобы вывести страну из застоя. Одним из таких ключевых решений стало принятие закона «О кооперации в СССР» в 1988 году. До этого были попытки ввести хозрасчет, проводились эксперименты в различных отраслях народного хозяйства, но далее единичных случаев частной инициативы дело не пошло.

Закон о кооперации впервые допускал создание кооперативов в производстве. Раньше кооперативы разрешались только в торгово-заготовительной сфере. После НЭПа это первый случай, когда власти на законодательном уровне поощряли частную инициативу и предпринимательство. По сути, вводилась частная собственность. В этом законе было положение, буквально уместившееся в двух строчках, которым разрешалось кооперативам и союзам кооперативов создавать кооперативные банки. Таким образом закон создавал условия для альтернативной банковской деятельности. Еще до принятия закона была проведена банковская реформа. До этого момента в Советском Союзе было всего несколько банков — Госбанк СССР, Промстройбанк, Внешторгбанк и Сберегательный банк. Реформирование было направлено на создание условий для классической банковской системы: от государственного банка отделили функции коммерческого кредитования, были созданы Агропромышленный банк и Жилсоцбанк — для жилищного и социального развития.

Если раньше Госбанк выступал и как регулятор, и как кредитор, то есть он был ответствен и за регулирование эмиссии денег, и за кредитование народного хозяйства, то после реформы функцию кредитования передали вновь созданным банкам, о которых я говорил. В результате появились банк первого уровня и банки второго уровня, пока еще не коммерческие, а специализированные государственные банки, но все же новая банковская система уже была близка к классической. В этой структуре стало возможным создавать еще и частные банковские учреждения. И 19 сентября 1988 года наш основатель и первый председатель правления господин Байсеитов Бахытбек Рымбекович имел смелость создать Алматинский центральный кооперативный банк.

Время объединяться

— Где получали лицензию — в Казахстане?

— Лицензии выдавал Госбанк СССР, г-н Байсеитов ездил за ней в Москву и получил лицензию номер четыре, то есть это была четвертая лицензия во всем Советском Союзе. Кстати, первую лицензию получил тоже казахстанский банк — Союзбанк в Чимкенте, его уже, конечно, давно нет, но это факт. Вообще из первых банков, кроме ЦентрКредита, я думаю, ни один не сохранился. А ведь были такие громкие имена: Инкомбанк, Банк Империал, Банк «Столичный». Мы тоже пережили несколько слияний и объединений. Первый опыт слияния у нас был в начале 90-х — в 1993–1994 годах. Может, помните, был у нас в Казахстане Видергебурт-банк?

— Нет, такого что-то не припомню…

— Он себя позиционировал как банк, созданный при содействии ФРГ. Действительно, его создал наш соотечественник, немец по национальности, Владимир Беккер. Он профессиональный банкир, мы с ним вместе работали в системе государственного банка. На начало 90-х пришелся первый банковский кризис, тогда как раз объединились банки Туран и Алем, чуть позже — в 1996 году — произошло банкротство КРАМДС банка. Сейчас уже можно сказать, что это был первый этап расчистки банковской системы Казахстана. В 1997 году ОАО «БанкЦентрКредит» выиграло тендер на приватизацию ЗАО «Жилстройбанк», а в 1998-м произошло объединение двух банков; собственно, именно тогда был создан Банк ЦентрКредит в том виде, как он и существует до сих пор. БЦК стал системообразующим банком страны, потому что унаследовал сеть государственного Казкредсоцбанка. В середине 90-х этот банк также был на грани банкротства (спустя столько лет, я думаю, можно об этом говорить). В 1995 году, когда я возглавил Кредсоцбанк, у него были одни долги. Два года мы занимались очисткой банка, в 1997-м слились Кредсоцбанк и Жилстройбанк, который в то время возглавляла Майко Сагиндыкова, ну а в 1998 году произошло объединение с ЦентрКредитом. Объединенный банк принял все обязательства государственных банков, которые в него вошли.

— Я как-то упустила, откуда вообще взялся Кредсоцбанк?

— Я рассказывал, что в 1987 году было создано несколько государственных банков, в том числе Агропромбанк и Жилсоцбанк. Пока Казахстан входил в СССР, у каждого из союзных банков были здесь республиканские конторы. После объявления независимости в 1991 году все эти конторы стали республиканскими банками. Впоследствии на основе государственного Промстройбанка был образован Туран банк, Внешторгбанка — Алем банк. Так и Жилсоцбанк стал акционерным Кредсоцбанком. В начале 1990-х проводились приватизация, акционирование предприятий. Первыми акционерами банков обычно становились их клиенты — предприятия, которые обслуживались в этом же банке. Но большинство из них обанкротились почти в первые же годы существования вне союзных связей. Ну и банки начали испытывать проблемы. Собственно, вот коротко предыстория развития Банка ЦентрКредит.

Владислав Ли
Фото: Владимир Третьяков

Первые клиенты

— Теперь понятно, как банк был создан; а практически с чего он начал свою работу: какие перед ним были поставлены задачи, кто был первым клиентом?

— В первые годы Алматинский центральный кооперативный банк был постоянно в зоне внимания республиканской конторы Госбанка СССР, а потом и Национального банка Казахстана. Его создание поддерживалось ЦК Компартии Казахской ССР, потому что сверху было дано указание содействовать кооперативному движению. В то же время были созданы союзы кооперативов, именно они были первыми учредителями и акционерами Алматинского центрального кооперативного банка. Они стали и первыми клиентами.

— Классическая схема работы любого коммерческого банка подразумевает, что он собирает депозиты компаний и населения и размещает их среди компаний же и населения в виде кредитов. Как работал ваш банк, ведь вклады в то время были сосредоточены в Сберегательном банке?

— Были остатки средств на текущих счетах предприятий. Эти деньги и были источником кредитования. Уставный капитал был образован за счет взносов союзов кооперативов. Затем начали привлекать клиентов — предприятия, у которых есть остатки на счетах. Например, Казахское общество слепых было одним из наших клиентов. Были еще различные хозрасчетные комсомольские, молодежные организации. Плюс были займы от государственных банков: в начале 1990-х Сбербанк дал нам первый межбанковский заем в размере одного миллиона рублей. Это были уже сильно обесценившиеся деньги, но все это создавало ресурсную базу для выдачи кредитов кооперативам.

— Как банк пережил введение тенге?

— Технически особых проблем не было. Был период долгих дискуссий перед введением тенге. Конечно, не было уверенности, что станет лучше, был и страх, конечно. Но к ноябрю 1993 года, мне кажется, страна уже все пережила: параллельное хождение новых и старых рублей; безналичные — это были одни деньги, а наличные — совсем другие, и каждый день они обесценивались. Казахстан очень долго пытался сохранить единое рублевое пространство, но Россия нас просто вытолкнула из рублевой зоны. Так что введение национальной валюты было очень правильным шагом. Правда, была допущена ошибка уже после введения тенге, которая очень сильно по нему ударила. Я имею в виду проведение межотраслевого зачета. По сути это была бесконтрольная эмиссия, которая сказалась на устойчивости национальной экономики. Разразилась четырехзначная инфляция, а тенге подешевел в десять раз через полгода после введения. Предприятия же, получив кредиты на взаиморасчеты, использовали их в своих целях, а с долгами так и не расплатились.

— Большинство банков в Казахстане создавалось как корпоративные, то есть для обслуживания интересов компании или группы компаний, которые обычно были его учредителями, и только спустя время они начинали работать с населением. С какого момента Банк ЦентрКредит стал привлекать розничных клиентов, в частности депозиты физических лиц?

— В Советском Союзе существовала монополия Сбербанка на привлечение денег населения, эта традиция продолжилась и в первые постсоветские годы. Прошло десятилетие, прежде чем население поверило, что деньги можно хранить в частных банках. Доля вкладов физических лиц в общих обязательствах банков была очень невысокой, это сегодня она достигает 25–30 процентов, хотя это тоже не предел. Думаю, мы придем к тому, что депозиты населения будут составлять 50 и больше процентов ресурсной базы. Это происходит по мере развития общества, по мере накопления средств, повышения благосостояния. Как развивалась страна, так и менялась динамика роста вкладов населения. Особую привлекательность деньги розничных клиентов стали представлять для банков где-то в конце 1990-х. Тогда стабилизировались ставки, более-менее устоялась инфляция, появился фонд гарантирования вкладов.

Забота о среднем классе

— Как мне представляется, вначале клиенты были поделены: каждое крупное предприятие обслуживалось в своем банке и особой конкуренции за клиентов не было…

— Нет, я не согласен. Уровень конкуренции в банковской системе и десять лет назад был очень высоким. За клиентов — и юридических лиц, и физических лиц — всегда шла нешуточная борьба. Конечно, это достаточно цивилизованная конкуренция, она идет по двум направлениям — цена и качество: или платишь больше за депозиты, или лучше обслуживаешь. Нужно добиваться оптимального соотношения этих двух факторов. Бизнес-модели у каждого банка разные. Сейчас легко проследить, кто на чем концентрируется. Одни банки больше направлены на корпоративный бизнес, есть розничные банки. Другие исповедуют универсальный стиль. Мы относим себя к числу именно универсальных банков. В структуре нашего ссудного портфеля 65 процентов — кредиты юрлицам, 35 процентов — кредиты населению.

— О стратегии банка, направлении развития бизнеса можно судить по рекламе. По ней сразу видишь, что для банка важнее в данный момент — розничные кредиты, финансирование проектов МСБ, депозиты населения, операционное обслуживание. Если принимать в расчет рекламу БЦК, большое внимание банк сегодня уделяет малому и среднему бизнесу?

— Да, это наше историческое предназначение. Мы первыми начали кредитовать кооперативы и сейчас хотим развивать малый и средний бизнес. Это, конечно, достаточно рисковый сегмент, но этого бизнеса много. К тому же нам хотелось бы, чтобы в стране был сильный средний класс. А как он появится? Нам кажется, это может произойти только через развитие МСБ. И президент ставит задачу довести долю малого бизнеса в ВВП до 40 процентов. Эта задача стоит давно, но мы, к сожалению, долго к ней идем. Пока доля малого бизнеса в ВВП на конец 2011 года составляла 21 процент.

— Госпрограммы поддержки МСБ способствуют росту интереса к этому сегменту?

— Они здорово помогают. Я думаю, стратегическое видение было правильным. Эти резервы как раз сегодня пригодились, потому что все эти программы, через которые оказывается помощь малому бизнесу, особенно субсидирование процентных ставок,— это благо. В период кризиса долговая нагрузка на предприятия очень высокая. Чтобы обслуживать кредиты, нужно отвлекать большие деньги из оборота; если бы не поддержка государства, многие предприятия разорились бы. И банкам это выгодно: они получают хороший кредит, который своевременно обслуживается. На конечного заемщика приходится не больше 5 процентов, а в некоторых случаях еще меньше: все-таки это не 12 процентов, основные расходы берет на себя государство.

— Какой период в развитии банка вы считаете временем наивысшего расцвета?

— Думаю, он еще впереди. Разные бывают периоды в развитии, но я уверен, что организация устойчива, когда она способна меняться, когда она может преодолевать трудности, признавать ошибки, учиться на своих ошибках, исправлять их и идти дальше. В таком случае организация только становится сильнее. Сейчас мы это делаем: работаем над ошибками. Был кризис, мы тоже в какой-то мере пострадали от него, хотя и успокаиваем себя, что меньше, чем другие. У нас в структуре ссудного портфеля было всего 17 процентов кредитов, связанных со строительством. Это не так много. Но клиенты, промышленные предприятия, которые мы кредитовали, увязли в недвижимости. Когда была эйфория, что рост никогда не кончится, некоторые из них купили земельные участки, чтобы построить новый офис, другие приняли планы по расширению бизнеса, экспансии, выходу на соседние рынки. В кризис все эти активы обесценились, стали мертвым грузом, начали давить на текущую деятельность. Прибыли не хватает на содержание, а еще нужно обслуживать кредиты, на которые были приобретены земельные участки или недвижимость. В итоге появились проблемы и у самих предприятий, и у банка. Я не раз говорил, что чемпионы предкризисного времени постепенно выздоравливают. Да, они отягощены долгами, но пытаются выйти из этой ситуации. С одной стороны, государство помогает, с другой стороны — банки заставляют их избавляться от непрофильных активов. Нужно приводить бизнес-модель в соответствие с реалиями. Вот это и есть работа над ошибками.

— ЦентрКредит стабильно входит в пятерку лидеров; мне кажется, ваша сильная сторона — именно стабильность?

— Мы говорим, что хотим стать одним из лучших банков страны, прежде всего по эффективности, по рентабельности… Мы к этому готовимся, много работаем над улучшением бизнес-процессов, над своими процедурами. В этом году мы начали реализацию новой IT-стратегии, внедрение новой IT-системы запланировано на март 2015 года. Во многих областях деятельности сейчас идет процесс улучшения, и это приведет к тому, что Банк ЦентрКредит станет одним из лидирующих фининститутов Казахстана.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?