Ремонт бойлера. Срочно

Теплоэнергетика РК – сегмент промышленности, наиболее нуждающийся в системном реформировании, но и наиболее сложный для внедрения рыночных механизмов. В то же время износ основных фондов достиг такого значения, что времени на модернизацию в нормальных условиях остается совсем немного

Ремонт бойлера. Срочно

Проблемы отечественной теплоэнергетики, представленные комплексно, редко попадают в СМИ. Причин этому несколько, но главная из них — относительная узость темы. С нашей точки зрения, теплоэнергетика — незаслуженно обойденная вниманием отрасль. Во-первых, в нашей довольно холодной стране с шестимесячным отопительным сезоном теплоэнергетика — отрасль стратегическая. Во-вторых, ее качество напрямую коррелирует с качеством жизни главных потребителей тепловой энергии — рядовых казахстанцев. В-третьих, теплоэнергетика — это вещь в себе: в отличие от электроэнергетики здесь очень трудно применять классические рыночные законы. «Эксперт Казахстан» предпринял попытку оценить сегодняшнее положение дел в этом важном сегменте отечественной энергетики, объединив мнения экспертов, участников рынка и чиновников.

Годен, нуждается в лечении

Когда мы говорим о теплоэнергетике РК, мы имеем в виду в первую очередь наиболее распространенное в нашей стране централизованное теплоснабжение. Как отмечали специалисты проектно-конструкторского и изыскательского института КазНИПИЭнергопром в одном из своих обзоров ситуации в теплоэнергетике РК, «централизованное теплоснабжение с комбинированной выработкой тепла и электроэнергии на теплоэлектроцентралях (ТЭЦ) в Казахстане получило наиболее интенсивное развитие в 1940–80-х и стало доминирующим в городах в 1960–1990-х». Комплекс элементов системы представляют теплофикационные электростанции, а также системы доставки тепла потребителям (магистральные и распределительные теплосети) и получения тепла потребителями (элеваторные узлы, тепловые пункты, внутридомовая разводка). На системе централизованного теплоснабжения (СЦТ) в стране «сидит» 70% населения.

Такой тип теплоснабжения был избран в силу ряда факторов: в регионе в избытке дешевый энергоресурс — каменный уголь, в городах республики сразу создавалась жилая застройка высокой плотности. К тому же проектировщики учли накопленный опыт стран с похожими климатическими условиями. Ну и определяющей парой факторов стали экономичность такой системы и экологичность: эффективное сжигание угля требует создания специальных котлов под каждую марку топлива, тогда как индивидуальное сжигание высокозольного угля — путь к скорейшему загрязнению атмосферы населенных пунктов. В Казахстане утвердилась модель совместной выработки электрической и тепловой энергии на ТЭЦ (расположенных, как правило, за городской чертой) с обеспечением глубокой очистки дымовых газов.

Согласно данным комитета по госэнергонадзору Мининдустрии и новых технологий РК (КГЭН МИНТ), в отечественной теплоэнергетике действуют 27 котельных установленной мощностью свыше 100 Гкал/час. При этом 13 являются государственными предприятиями, 13 — частными и одна принадлежит нацкомпании. Из 38 электростанций, обеспечивающих централизованное теплоснабжение, 8 — государственные, 24 — частные, 6 — в собственности нацкомпаний.

Специалисты КазНИПИЭнергопрома выделяют несколько ключевых недостатков нынешней системы теплоснабжения. Во-первых, это неприспособленность к рыночным условиям: подавляющее большинство в структуре потребителей тепловой энергии — домохозяйства (около 65%); сама отрасль — естественная монополия. Чтобы повысить цены на тепло, как генерирующим, так и сбытовым компаниям необходимо представить исчерпывающий объем аргументов. К этому стоит добавить, что процесс пересмотра тарифа — весьма длительный. Все это влечет за собой целую серию «бутылочных горлышек»: высокий износ оборудования, увеличение потерь в тепловых сетях, высокая капиталоемкость СЦТ, ухудшение качества предоставляемых услуг, пониженный интерес инвесторов.

В КГЭН признают ситуацию в СЦТ напряженной: износ тепловых сетей и котельного оборудования превысил 85%, что создает угрозу возрастающего числа аварий в системах теплоснабжения городов и населенных пунктов. Построенные 30–50 лет назад теплоэлектроцентрали за последние 20 лет фактически не обновлялись. «По оценке международной консалтинговой компании KEMA, проведенной в 2011 году, все существующие в Казахстане ТЭЦ подлежат до 2025 года замене новыми»,— отмечает вице-министр индустрии и новых технологий Альберт Рау в комментарии «Эксперту Казахстан». Общая протяженность СЦТ в двухтрубном исчислении — около 12 тыс. километров, 70% которых старше 20 лет при нормативном сроке службы 25 лет. Около 40% сетей нуждаются в немедленной замене. По данным КГЭН, повреждаемость тепловых сетей неуклонно нарастает, особенно в СЦТ городов с высоким уровнем грунтовых вод.

«В связи с физическим износом трубопроводов возросли тепловые потери и аварийность на магистральных и распределительных тепловых сетях. Реальные потери при передаче тепловой энергии составляют от 20 до 50 процентов в зимний период,— описывает ситуацию президент АО “Центрально-Азиатская Электроэнергетическая Корпорация” (ЦАЭК) Еркын Амирханов. — Утечки теплоносителя превышают нормы, принятые в развитых странах, в десятки раз. Замена трубопроводов из-за коррозии происходит в 4–5 раз чаще, чем принято в других странах».

«Большинство новых объектов, построенных после 1991 года, присоединялись к старым теплосетям. Из-за ограниченности финансовых ресурсов предприятия теплосетей были вынуждены сохранять теплоснабжение путем перекладок труб, снижая требования к качеству и всячески удешевляя строительные работы. Переложенные сети имели очень низкий ресурс и через 5–7 лет требовали новой перекладки. Количество аварийных сетей к 2000 году начало расти в геометрической прогрессии, а число технологических нарушений стало удваиваться через каждые 2 года, в среднем увеличившись за последние 6 лет в 10 раз»,— рассказывает наш собеседник.

Также специалисты говорят об огромных потерях тепловой энергии и низкой культуре энергосбережения у граждан. «Непроизводительные тепловые потери в жилых зданиях достигают 30% и более. Фактические усредненные потери в сетях городов более чем в два раза выше нормативных. Удельные теплопотери в Казахстане, по разным оценкам, в 3–5 раз выше, чем в странах Северной Европы»,— сравнивает г-н Амирханов.

Участники рынка признают, что в последние 3–5 лет компании отрасли пытаются сократить износ. И хотя деятельную помощь в этом оказывает государство, которое разрешило повышать тариф, заметного снижения износа они ожидают лишь в течение 5–10 лет при текущем объеме ежегодных инвестиций. «Мы на предприятии используем такой упрощенный расчет: всего по городу примерно 1200 км сетей, средний срок эксплуатации — 25 лет, значит, ежегодно нужно перекладывать около 48 километров сетей,— объясняет генеральный директор ТОО «Алматинские тепловые сети» Даурен Алимбеков. — За последние 2–3 года средний объем перекладок составлял около 20–23 километров. То есть даже этого объема еще недостаточно, однако и количество серьезных аварий стало сокращаться».

Тариф модернизационный

Три дефицита постоянно довлеют над отраслью, по признанию специалистов: деньги, энергоэффективные технологии, а также грамотное администрирование.

Инвестиционный цикл в отрасли — 10 и более лет, и гарантировать окупаемость можно, как считают в КазНИПИЭнергопроме, только при наличии трех слагаемых: грамотное долгосрочное планирование схем СЦТ, приемлемое повышение тарифа для населения и законодательная, а также прямая финансовая поддержка со стороны государства.

«Сегодня тариф на тепловую энергию не учитывает всю потребность в капитальных затратах. У любого оборудования есть предельный срок эксплуатации. Для тепловых сетей такой срок — 25 лет. По истечении этого времени необходима замена старых тепломагистралей на новые. Но сумма амортизационных отчислений, заложенная в тариф, составляет 20 процентов от необходимых средств на реконструкцию сетей,— говорит г-н Амирханов. — Таким образом, тариф не решает проблему накопленного износа тепловых сетей. Поэтому нужно увеличить инвестиционную составляющую в тарифах».

С ним соглашается г-н Алимбеков, считающий устаревшими нормативно-правовые принципы правового регулирования теплоэнергетики. «Во-первых, де-факто тариф на все социально важные услуги утверждается не исходя из потребностей монополистов, а исходя из имеющегося инфляционного коридора, то есть в целом является политически мотивированным. Любой монополист может привести множество примеров, когда их заявку отклоняли или не принимали какие-то расходы, чтобы тариф не превысил определенного уровня,— объясняет он. — Любой монополист согласится с необходимостью не повышать тариф, но действующее законодательство построено таким образом, что если вовремя не подал заявку и не утвердил тариф, то в будущем твои убытки не будут скомпенсированы».

«Сейчас тарифы на тепло искусственно занижены, так как Агентство по регулированию естественных монополий (АРЕМ) в первую очередь руководствуется параметрами инфляции. Между тем, если сравнить динамику их роста за последние 10 лет, то увидим, что увеличение стоимости тепла намного меньше, чем инфляция за этот период»,— констатирует г-н Амирханов.

Г-н Алимбеков считает, что при формировании тарифа нужно учитывать и «прошлые» убытки, если они обоснованны и подтверждены документально. «Тогда отпадет необходимость в ежегодной гонке тарифов: подняли цену на газ, через месяц выросла цена на электроэнергию, еще через месяц — на отопление, и так далее. Тогда и тарифы можно было бы утверждать на все услуги раз в год»,— говорит он.

Из подобной же ситуации в электроэнергетике участники рынка вышли благодаря программе предельных тарифов (прибыль, вырученная от роста тарифа, идет на проекты по модернизации объектов), однако в теплоэнергетике эта практика не применялась.

Оргмомент подтянуть

Еще одна проблема — отсталость применяемых управленческих технологий. Гендиректор АлТС приводит пример: вводя дифференцированный тариф в зависимости от наличия приборов учета, АРЕМ разработало методику, по которой тариф для обладателей общедомовых счетчиков тепла в Алматы становился отрицательным. Ошибку удалось исправить лишь со второго раза, когда один из неверно посчитанных тарифов уже был утвержден регулятором.

«Сегодня АРЕМ регламентирует различные нормативные параметры, но при этом не несет ответственности за адекватность данных параметров,— подтверждает глава ЦАЭК. — Здесь следует особо отметить, что действующие нормы потребления на сегодняшний день занижены и не отражают реального объема потребления тепла. Свидетельством тому является то, что потребители не стремятся устанавливать теплосчетчики, так как это приводит к увеличению начисления платы за тепло».

Недополученная плата за поставленное тепло формирует убытки на предприятиях, управляющих тепловыми сетями. Возникает порочный круг: потребители не хотят платить за полученную тепловую энергию в полном объеме, убытки терпят теплопередающие организации, которые нуждаются в срочном ремонте теплосетей для поставки тепла потребителям. «Этот круг необходимо разорвать на государственном законодательном уровне. Поскольку пока не будет адекватного тарифа и ужесточения наказаний за отсутствие теплосчетчиков, ситуация не изменится, а пострадают в конечном итоге рядовые потребители»,— считает г-н Амирханов.

Другой пример: в АлТС разработали инвестпрограмму на 2012–2014 годы с календарем мероприятий. Программа была утверждена в АРЕМ, тогда как тариф компании так и не утвердили. «Получается, что мы должны исполнять инвестиционные обязательства, а денег на это нет,— объясняет г-н Алимбеков. — Нас спасает то, что наш учредитель — акимат Алматы, который оказывает нам финансовую поддержку и периодически покрывает убытки предприятия». Он с сожалением констатирует низкий уровень квалификации специалистов регулятора: «Конечно, низкая заработная плата и не самая престижная профессия являются препятствием, но в итоге один из самых болезненных социальных вопросов как для населения, так и для лежащей на боку коммунальной сферы зависит от людей, которые не могут отличить дебиторскую задолженность от дохода, не говоря уже о более специфических вопросах».

Еркын Амирханов считает необходимым создание государственного ведомства, ответственного за состояние, техническую политику и развитие систем теплоснабжения на базе МИНТ. «Организованное ведомство должно провести полномасштабное обследование состояния инженерных сетей и объектов всей системы теплоснабжения Казахстана с разбивкой на группы, с определением технического и экономического состояния, выявлением проблем, требующих решения со стороны государства. На основании подобного исследования следует разработать стратегию развития теплоснабжения Республики Казахстан, которая задаст основные параметры модернизации и развития систем теплоснабжения»,— считает он.

Модель развития СЦТ в РК, по его мнению, должна строиться на государственно-частном партнерстве со среднесрочными и долгосрочными займами государства частным инвесторам для модернизации и реконструкции системы. Также необходимо определить права и ответственность всех участников системы — операторов сетей, местных исполнительных органов, а также АРЕМ как органа, который ответственен за тарифообразование в отрасли.

«Порядок взаимодействия возможно представить в законе РК “О теплоснабжении”. Отсутствие законодательной базы во многом и определило возникновение проблем в отрасли. Поэтому о привлечении инвесторов в этот сектор можно будет говорить только после утверждения правил функционирования системы централизованного теплоснабжения»,— полагает г-н Амирханов.

Кроме того, по его словам, серьезной помощью государства была бы его поддержка в виде предоставления льгот и преференций по налогам от деятельности, направленной на ремонт и модернизацию, реконструкцию сетей, либо возможность участия теплоэнергетических предприятий в государственной программе «Дорожная карта бизнеса 2020», что позволило бы в значительной степени сократить расходы по выплате процентов по имеющимся, а также новым кредитам, привлеченным для восстановления тепловых сетей.

Ни калории напрасно

Энергоэффективность — еще одна цель, достичь которой отечественная теплоэнергетика планирует по опыту развитых стран: минимизируя тепловые потери за счет автоматизации домовых тепловых пунктов и создавая для потребителей все новые стимулы к тому, чтобы экономить.

«Установка теплосчетчиков сама по себе не приносит экономию энергии, но осведомленность потребителей о собственном потреблении мотивирует их к мыслям о том, сколько энергии можно сэкономить,— объясняет г-н Амирханов. — Часто потребители выполняют простые действия для снижения потребления: например, отключают радиатор вместо того, чтобы открыть окно, избегают чрезмерного расхода горячей воды, и важно помнить, что экономия энергии начинается с осведомленности потребителей о своем потреблении».

Но в РК принято создавать новые мощности, а не экономить. Г-н Алимбеков еще в прошлом году подсчитал: общегородские мероприятия по термомодернизации позволили бы сэкономить тепловую энергию в объеме, сопоставимом с генерацией тепла на строящейся Астанинской ТЭЦ-3. «В нашей стране охотнее выделяют средства на строительство новой котельной, нежели на финансирование мероприятий по энергосбережению существующих зданий, что намного эффективнее нового строительства, не говоря уже о ежегодной экономии на топливе и об улучшении экологической ситуации,— отмечает г-н Амирханов. — Например, по данным комитета по делам строительства и ЖКХ Минрегионразвития РК, казахстанцы тратят на отопление в три раза больше на человека, чем население Швеции при аналогичном климате. А в Европе с 1980-х действует стандарт строительства, к которому наша страна пришла недавно».

Он также предлагает установить предельные уровни тарифов на тепловую энергию для энергопередающих организаций либо применить в Казахстане новую систему RAB-регулирования тарифов. Суть RAB-регулирования проста. Это система тарифообразования на основе долгосрочного регулирования тарифов, направленная на привлечение инвестиций, как заемных, так и собственных, для строительства и модернизации сетевой инфраструктуры, и стимулирование эффективности расходов сетевых организаций.           

Шесть системных проблем и два решения

По просьбе «Эксперта Казахстан» в МИНТ выделили системные проблемы отрасли:

— Старение основного оборудования.
— Высокий уровень потерь при передаче энергии (около 10%).
— Недостаток регулирующей мощности (в настоящее время 12% от общей мощности, при норме около 20%).
— Отсутствие нормативно-правовой базы взаимодействия с сопредельными государствами.
— Устарелые технологии и, соответственно, низкая энергоэффективность.
— Недопустимо высокий уровень выбросов угольными электростанциями парниковых газов в атмосферу.

«Причины вышеуказанных проблем лежат в низкой инвестиционной привлекательности отрасли, обусловленной, прежде всего, недостатками ценообразования в связи с незавершенностью формирования конкурентного рынка электроэнергии и неэффективным его управлением»,— отмечают в МИНТ.

Создание конкурентного рынка электроэнергии в стране было начато в 1996 году, и Казахстан еще относительно недавно заслуженно считался лидером среди стран СНГ в реформировании электроэнергетики. Однако, признают в министерстве, в последние несколько лет этот успешно начатый процесс фактически был остановлен, так как формирование полноценной структуры оптового рынка электроэнергии, являющейся залогом эффективного конкурентного ценообразования, не завершено до сих пор.

«Неизбежным результатом такого положения дел в управлении электроэнергетикой страны в целом и рынком электроэнергии в частности стали низкая инвестиционная привлекательность отрасли и практическое отсутствие на протяжении 20 лет инвестиций в строительство новых генерирующих мощностей и поддержание работоспособности существующих мощностей,— делают вывод в МИНТ. — Это, наряду с динамичным ростом потребления электроэнергии в последние годы, привело к угрозе дефицита производства и поставок электроэнергии для нужд быстро растущей экономики страны».

Ответом на решение системных проблем в МИНТ считают серию необходимых мер, направленных на дальнейшее развитие рынка электроэнергии.

Во-первых, надо продолжить формирование прозрачной и недискриминационной схемы оптовой торговли электроэнергией, обеспечивающей предсказуемость цен и их средневзвешенный уровень для всех оптовых потребителей электроэнергии (для прекращения спекуляций на рынке).

Вторая задача — выработка новых стимулов и механизмов, необходимых для привлечения инвестиций в новые генерирующие мощности и в реконструкцию (модернизацию, расширение) существующих мощностей, а также в развитие возобновляемых источников энергии. «Реализация на практике нового подхода потребует определенных изменений в полномочиях центральных исполнительных органов РК, реализующих различные аспекты
государственной политики в области электроэнергетики, а также создания независимого, как принято во многих странах мира, системного оператора,— считают в министерстве. — Необходима понятная, обоснованная тарифная политика для конкурентоспособного и устойчивого развития и, как следствие, поддержания необходимой энергетической безопасности и стабильности в государстве и обществе, ведь экономика Казахстана
является энергоемкой, для ее конкурентоспособности необходимо поддержание разумных тарифов».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?