За скобками

За скобками

Прошедший год удивил всех щедростью на зерно, но и строго наказал за недостатки в структуре перевалки и хранения. Вернее, заставил еще раз посмотреть со стороны на вопросы собственности. Большие элеваторы или терминалы бизнесу строить тяжело и не очень интересно — нужны большие длинные деньги. Урожай из года в год разный, а  хочется, чтобы вложенные средства отбились скорее. Поэтому стоит вопрос о налаживании государственно-частного партнерства по крупным инфраструктурным объектам.

Однако вместо того, чтобы искать формы сотрудничества и взаимодействия, прошедшей осенью истерические настроения сельхозпроизводителей по поводу зерна под снегом сменялись столь же ненужными оправданиями Минсельхоза и «КазАгро». Рачительный хозяин, выращивая сельхозпродукцию, знает, что он с ней будет делать осенью — куда положит на хранение, как продаст. И, ­соответственно, откладывает деньги «на развитие производства». Претензии к государству на тему обязанности строительства элеваторов не совсем обоснованны. Оно должно управлять, направлять, создавать условия, вступать в долю, следить за правилами игры, за своими эмиссарами, чтобы не воровали лишнего… Пока же роль чиновника, имеющего отношение к предоставлению каких-либо ресурсов — земельных, финансовых, да и проверяющих органов, — непропорционально развита по отношению к правам бизнеса. Особенно удается отъем бизнеса, банкротство с последующей продажей его «кому надо», вхождение в прибыльное дело. В последние пару лет как-то обанкротились несколько перерабатывающих компаний, на место которых зашли новые. Отсюда растет и глубокое недоверие к госструктурам, и нежелание бизнеса консолидироваться в проектах.

Упование на направляющую руку рынка привело к тому, что крупный бизнес незаметно сросся с госкомпаниями и решает проблемы, к примеру, той же перекредитованности в общем-то честными, но тайными способами, а порой и с помощью серых схем. Отчего получается недостаток информации в открытом доступе. Малый и средний бизнес не чувствует себя защищенным, не уверен в завтрашнем дне, поэтому старается по минимуму вложиться, по максимуму получить, редко работает на долгую перспективу и частенько проявляет иждивенческие настроения. При таком раскладе за скобками остается очень много. И госпрограммы то буксуют, то при реализации меняют вид и смысл чуть ли не на противоположный.

Как отладить взаимоотношения государственных и частных структур — сказать сложно. Наверное, попытаться совместно выделить проблемы в сельхозпредпринимательстве и начать методично их решать.

В «Союзе “Атамекен”» проблемы АПК поделили на пять блоков: доступ к финансам, доступ к ­современным знаниям (отсутствие знаний о современных агротехнологиях), госполитика в этой сфере, инфраструктура (хранение, дороги, логистика, информационная инфраструктура), доступ к редким ресурсам (земля, пастбища). «Устойчивое сельское хозяйство должно опираться на нормальную финансовую систему, основанную на частной собственности. Это банки, частные лизинговые компании, сельские кредитные товарищества, — считают в НЭПК. — Сейчас сложилось так, что монополия на дешевые государственные ресурсы принадлежит нашим госхолдингам. Нынешнюю картину я представляю так: у нас есть Нацфонд (свыше 70 миллиардов долларов), есть фермеры, сельхозпроизводители, которые очень нуждаются в доступных финансах, есть политическая воля президента дать эти деньги фермерам. И есть узкое бутылочное горлышко — «КазАгро». Крестьяне жалуются на бумажную волокиту и бюрократию при обращении ими в структурные подразделения «КазАгро». В «Союзе “Атамекен”» предлагают фермерам смотреть на вопрос шире. Если бы любая частная лизинговая компания получала деньги на тех же условиях, что нацхолдинг, то она работала бы намного эффективнее. «У нас сейчас сложился рынок продавца денег. Фермеры бегают за продавцом денег. Нормальная ситуация — это рынок покупателя. Финансовые институты должны бегать за фермерами», — считает заместитель председателя правления «Союза “Атамекен”» Рахим Ошакбаев.

Примерно те же ожидания и к сфере услуг в вопросе доступа к знаниям. Когда госкомпании решают просветить фермеров, то зачастую открывают в селах центры и навязывают свои курсы обучения. Введение образовательных грантов позволило бы крестьянам самим выбирать программы и преподавателей. Это наверняка было бы выгоднее, чем финансирование многочисленных консалтинговых центров.

Много информации скрыто от крестьянина, в том числе и то, кому принадлежит земля. В цивилизованных странах карты землепользования находятся в свободном доступе. Кроме того, стоимость аренды обязывает пользователей рачительно относиться к земле, получать продукцию, удобрять. За скобки никто не выносит ни имя владельца, ни чем он занимается на участке.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности