Рубль на троих

Если НБК все равно вынужден следовать в своей политике в фарватере РЦБ, может быть, Казахстану нужно отказаться уже от тенге и перейти на рубль?

Рубль на троих

«Создание ЕЭП с высокой вероятностью приведет к введению единой валюты, за чем, в свою очередь, последует значительное сокращение издержек. Станет ли этой валютой рубль или какая-то новая денежная единица — будут решать политики исходя из обстановки на тот момент»,— говорит Дарья Желаннова.

Ее казахстанские коллеги, однако, к идее перехода на рубль относятся крайне отрицательно: «Это было бы крайне нежелательно, но вероятность такого исхода существует,— говорит Сабит Хакимжанов. — Причины перехода к единой валюте, как правило, политические, а не экономические. Риски, связанные с единой валютой, это те же риски, что и риски, связанные с согласованием денежно-кредитной политики, но более ярко выраженные. Кроме того, существуют еще и риски фискального характера, связанные с тем, что внутренний долг будет деноминирован в валюте, стоимость которой правительство не контролирует».

«Перспектива перехода на рубль есть, и она больше объясняется политическими инициативами, нежели экономической необходимостью,— вторит Олжас Худайбергенов. — Если эмиссия тенге будет отменена и на территории страны его заменит рубль, это будет означать потерю суверенитета. Поэтому надо всячески стараться избегать введения единой валюты. Если же речь о резервной валюте, то можно использовать и рубль, но тогда Россия должна поднять свою экономику — пока же ее состояние очень плохое».

Вот что говорит по этому поводу Шаймерден Ахметов: «Введение единой валюты на территории ТС, несмотря на положительный эффект от подобной унификации для внутренних производителей, является на сегодня неосуществимым. Это — следствие не только существенных отличий в экономиках стран ТС, но и больших рисков, связанных с потерей монетарного суверенитета».

Напомним, что самым впечатляющим проектом по созданию единой валюты для группы стран является евро. Несмотря на то, что на протяжении десятилетий (первоначально евро был введен для безналичного расчета, поэтому уже можно говорить о десятилетиях) считалось, что переход на евро прошел сравнительно удачно. Многие пожилые немцы, однако, до сих пор сокрушаются по поводу того, что переход на евро сжег их сбережения и снизил реальную платежеспособность. В кризис же все слабые места проекта показали себя во всей красе. Если бы не единая валюта, сегодня такие слабые в экономическом плане страны, как Греция или Испания, просто девальвировали бы свои валюты, простимулировав тем самым рост производства и вслед снизив безработицу. Но нахождение в еврозоне не дает им такой возможности. Это ведет к эффекту домино: слабеющие экономики тянут за собой в пучину более сильные, что приводит к требованиям со стороны последних к первым полностью отказаться от экономического суверенитета. Звучат предложения о введении единого для всех стран Еврозоны министерства финансов, единой фискальной политики и т.д.