Предсказания сбываются

Редакционная статья

Предсказания сбываются

Если председатель Национального банка Казахстана прямым текстом говорит, что девальвации не будет, это может означать одно из двух. Либо девальвации действительно не будет. Либо это верный признак, что глава центрального банка, взяв грех на душу и солгав населению, вскоре покинет свой пост. И его кресло займет новый председатель, не обремененный никакими заверениями. Во всяком случае, с г-ном Сайденовым так и было.

Правы ли были те компании и граждане, которые в июле этого года конвертировали свои тенговые вклады на 347,5 млрд тенге в 2,3 млрд долларов? Григорий Марченко говорит, что казахстанцы за последние 4,5 года 19 раз показывали признаки паники, боясь девальвации, — и каждый раз ошибались. Так почему 20-й раз должен оказаться не просто массовой истерией?

Самое главное объяснение — это решение России опустить курс рубля к доллару. В РФ итак почти плавающий курс, но теперь он будет «плыть» в сторону снижения. Проблемы в экономике нашего северного соседа не оставляют выбора властям РФ — обесценивая валюту, они хотят подхлестнуть застывший рост ВВП. При этом товарооборот Казахстана с Россией, по прогнозу торгового представителя Российской Федерации в Казахстане Александра Яковлева, должен составить по итогам 2013 г. 30 млрд долларов. Удельный вес российского импорта составляет на I полугодие 38%. И понятно, что если такой важный внешнеэкономический партнер ослабляет свою валюту, это не может не сказаться на отечественной экономике. Национальный банк тратил бы и тратил нажитые непосильным трудом казахстанцев резервы, чтобы добиться заветных 150 тенге за доллар. Но он устал.

И вот произошло нечто необычное. Национальный банк заявил, что отходит от канонической практики интервенций ради стабилизации курса. Вместо этого вводится некая тривалютная корзина и тенге привязывается к ней. А это означает не что иное, как девальвацию тенге этой осенью. То есть не то чтобы девальвацию в стиле февраля 2009 года с одномоментным обрушением курса — никаких такого рода потрясений. Просто тенге медленно-медленно, как бы по-рыночному, потеряет в весе. А потом тихо пересмотрят веса валют в корзине — и тенге опять потеряет. Ну и так далее.

Снова повторится неприятность с несчастными заемщиками, взявшими кредиты в долларах — потому что процент меньше, а выручку получающими в тенге (строго говоря, уже давно стоило бы запретить кредитоваться таким компаниям в валюте). Снова все начнут ждать новой волны инфляции…

Вроде бы ничего хорошего. Но если вдуматься, возможно, так оно и правильней будет — тратить резервы страны на ее развитие, строительство инфраструктуры, например, вместо того чтобы маниакально добиваться стабильности отношения нацвалюты к американским деньгам.

Не стоит забывать и о другой крайности. Шокирующее обрушение рупии, которое сейчас происходит, — это пример так любимого либералами полного невмешательства государства в экономику. Индийцы очень гордились, что у них, в отличие от китайцев, рыночная экономика, радовались, что Запад их хвалит за их монетарную политику. И вот теперь «хорошие мальчики» расплачиваются не управляемой, а естественной девальвацией своей валюты и в дальнейшем — экономической стагнацией, которая настигнет Индию в следующем году.

Так что истина где-то посередине. Похоже, выбранная Россией политика контролируемого дрейфа курса — это самый правильный выбор. Если Казахстан действительно пойдет тем же путем, он выиграет в одном и не проиграет в другом. И решение Нацбанка можно только приветствовать.        

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?