Грустный юбилей

Говоря о реформах банковской системы, власти по-прежнему ограничиваются косметическими мерами

Грустный юбилей

Исполняется пять лет со дня банкротства Lehman Brothers, очень значимого события в финансовом мире, которое подобно цунами разошлось по всей планете. За это время на многочисленных саммитах, форумах и встречах много говорилось о необходимости структурных реформ в банковской системе. Нельзя сказать, что все ограничилось одними разговорами. Кое-что сделано. Но ситуация если и изменилась, то только поверхностно. Главные проблемы остались.

Поверхностные реформы

Правительства группы развитых и развивающихся стран G-20, в которую входит и Казахстан, в 2009 – 11 годах неоднократно сходились во мнении, что в банковском  секторе необходимы фундаментальные реформы. Власти многих государств не хотят, чтобы банки и впредь шантажировали целые страны, потому что они слишком велики и слишком взаимосвязаны с мировой финансовой системой, чтобы им можно было обанкротиться. На этой позиции стоят все мировые лидеры, начиная от Ангелы Меркель и заканчивая Бараком Обамой.

Нельзя говорить, что резолюции саммитов G-20 остались только на бумаге. Предпринимались неоднократные попытки приручить то, что бывший президент ФРГ Хорст Кёллер однажды назвал «монстром» финансовых рынков, но результаты этих попыток особых поводов для оптимизма пока что не дают. Очевидно, что число банков, которым в срочном порядке оказывают помощь, чтобы они не лопнули, резко сократилось. Также очевидно, что крупные банки, особенно в США, вновь купаются в миллиардах долларов.

Однако новый банковский лоск обманчив. Львиной долей успешного возврата на прежние, докризисные позиции банки обязаны поддержке правительств и центробанков своих стран. Вместо того, чтобы проводить многомиллиардные программы помощи, они просто перешли к политике неспешной кормежки финансовой системы дешевыми деньгами. «В еврозоне много банков, которые не смогут рефинансировать себя самостоятельно, без помощи Европейского Центробанка (ЕЦБ)», прокомментировал нынешнее положение дел в банковской системе Старого света журналу Spiegel Криштоф Касерер, финансовый эксперт Технического университета Мюнхена.

Он уверен: многие финансовые учреждения недостаточно прибыльны, чтобы выживать собственными силами в долгосрочной перспективе. В страхе перед потенциально неконтролируемыми последствиями ликвидации «больных» финансовых институтов члены еврозоны помогали и помогают создавать так называемые банки-зомби.

После финансового кризиса у европейских банков остались пухлые портфели «плохих» кредитов. Только в немецком Commerzbank они оцениваются в 136 млрд евро. По расчетам специалистов, банкам нужно избавиться в течение следующих 3-5 лет от активов примерно на 3,2 трлн евро, и в то же самое время найти 47 трлн евро свежих капиталов, чтобы считаться стабильными и «здоровыми». Банкротство хотя бы одного такого финансового гиганта на глиняных ногах будет означать конец медленного восстановления финансового сектора.

Потеря перспективы

В прошедшие пять лет  разработаны и приняты десятки новых рекомендаций, законов и планов. Банки, например, были вынуждены увеличить объемы «подушек» безопасности, но, несмотря на это, они все равно недостаточно велики, чтобы гарантировать стабильную и надежную работу банковской системы. Регуляторы придумали план разделения банков, чтобы защитить вклады вкладчиков от рискованных операций трейдеров, но план слабо проработан и только-только начинает осуществляться. Уже на начальном этапе он столкнулся с многочисленными серьезными трудностями, которые тормозят его введение. Ведущие развитые страны соглашаются, что банки должны ликвидироваться в соответствии с ясными и четкими правилами и по возможности не затрагивать при этом интересы налогоплательщиков. Однако и эта благая идея продолжает до сих пор существовать только на бумаге.

В начале финансового кризиса банки и банкиров обвиняли во всех смертных грехах. Особенно настойчиво обыватели требовали контроля над астрономическими бонусами банкиров. Власти выполнили требования общественности. Бонусы были ограничены, но банкиры не обеднели и на жизнь не жалуются, потому что в последние годы у них резко выросли фиксированные оклады.

Регуляторы клялись взять под жесткий контроль торговлю деривативами - одну из главных причин мирового финансового кризиса 2008 года. Однако, несмотря на торжественные обещания, рынок деривативов после 2009 года вырос на 20%.

Тщетно пытаясь реформировать банковскую систему, законодатели со временем потеряли из виду главные принципы регулирования: сохранность денег вкладчиков, постоянный приток кредитов и исправно работающая система платежей.«Необходимы фундаментальные структурные изменения, которые так же, как в других отраслях, стоят недешево, - объясняет Клеменс Фуэст, президент Центра европейских экономических исследований.- Законодатели же боятся этого, как огня». Финансисты ловко раздувают страхи чиновников и не устают напоминать, что, если регуляторы всерьез возьмутся за финансовые учреждения, то в конечном счете крупно пострадают бизнесмены, вкладчики и инвесторы.

Подушка маловата

«Вопреки политической риторике, Германия, Франция и даже Япония блокировали принятие жестких требований на международных переговорах», - уверен финансовый эксперт университета Женевы Гарольд Хау. Причина здесь простая: уберечь собственные банки, у которых недостаточный уровень капитализации.

Во времена банкротства Lehman у многих крупных банков амортизирующая «подушка» составляла всего лишь 2% от суммарных активов. Оставшиеся 98% были заемным капиталом. В результате даже небольшие убытки могли привести к краху и банкротству. Сегодня у многих банков размеры амортизирующих подушек выросли почти до 3%. Конечно, это положительная тенденция. Но, по мнению многих специалистов, даже она недостаточно надежна. В идеале, считают эксперты, эта цифра должна быть на уровне 15-20%.

Тем не менее - действия регуляторов далеки от идеальных величин. До сих пор, например, не разработаны требования по резервам капитала для многих ценных государственных бумаг. И это при том, что главной, возможно, угрозой существованию банков является как раз долговой кризис, уже который год не выпускающий из своих цепких объятий Европу в целом и еврозону - в частности. И здесь причины действий политиков лежат на поверхности. Если делать все как следует, то банки не смогут непрерывно ссужать им деньги, и им придется искать новые источники финансирования. Вот и получается, что кроме финансистов, которые в основном сопротивляются структурным реформам, проведению по-настоящему глубоких преобразований в финансовом секторе мешают и сами политики. На словах они по-прежнему обеими руками за реформы, но на деле все иначе.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?