Бессовестный Минюст

Standard & Poor's заявило, что иски к нему со стороны Минюста США по поводу присвоения рейтингов перед финансовым кризисом – месть властей за снижение рейтинга Америки из-за политических разногласий по поводу потолка госдолга в 2011 году. Эксперты уверены, что правой стороны в этом судебном разбирательстве вообще нет

Бессовестный Минюст

Рейтинговое агентство Standard & Poor's обвинило департамент юстиции США в том, что подача иска на 5 млрд долларов против агентства является шагом "возмездия" в связи с тем, что оно понизило долговой рейтинг Америки в 2011 году. Министерство юстиции подало четыре иска, обвиняя S&P в искажении его рейтинговых оценок в годы, предшествовавшие финансовому кризису.

Министерство юстиции заявило, что банки и кредитные союзы покупали долговые бумаги, имеющие высокую оценку S&P , будучи уверенными в том, что такие первоклассные рейтинги указывают на меньший риск приобретаемых бумаг, чем у активов с более низким рейтингом. Сейчас правительство утверждает, что S&P присваивало высокие рейтинги бумагам в угоду банкирам и другим клиентам. S & P заявило, что подобные заявления необоснованны.

В S&P уверены, что иск США политически мотивирован, и Министерство юстиции "начало эту акцию в ответ на действия [S&P]; это ущемляет право агентства на свободу слова по отношению к кредитоспособности Соединенных Штатов Америки», отметили юристы S&P в документах, направленных в окружной суд США по Центральному району Калифорнии. Пресс-секретарь Министерства юстиции в ответном заявлении указал, что это «утверждение нелепо».

Правительство полагает, что McGraw Hill, подразделение S&P, должно возместить 5 млрд долларов убытков, предположительно понесенных застрахованными на федеральном уровне банками и кредитными союзами, которые купили комплекс ипотечных ценных бумаг, имевших высший рейтинг агентства. В S&P указывают, что правительство не раскрывает методику расчетов: как именно оно пришло к такой сумме, которая, к слову, примерно равна шестилетним операционным прибылям рейтинговой компании.

S&P лишило США высшего рейтинга на уровне ААА в августе 2011 года из-за политических склок по поводу увеличения потолка госдолга, хотя в итоге республиканцы и демократы все же пришли к приемлемому решению. Этот шаг вызвал резкую волатильность на рынках капитала. S&P заявило, что его оценки защищены Первой поправкой к Конституции США, а иск Министерства юстиции является "неконституционным". "Свобода слова находится под защитой Первой поправки к Конституции Соединенных Штатов, и месть в данном случае недопустима», – отметили в агентстве. И хотя S&P проводило политику рейтингов точно такую же, как и его коллеги из Moody’s и Fitch, минюст выделил его, потому что оно стало единственным агентством, которое лишило США высшего рейтинга. Юристы S&P утверждают, что в то время, как его рейтинги являются независимыми, заявления об объективности рейтингового процесса являются "просто рекламой", и не предполагается, что они будут приняты за чистую монету инвесторами или долговыми эмитентами, поэтому и не могут служить основой для иска о мошенничестве.

Американцы славятся своей нежной любовью к судебным разбирательствам любого уровня, указывает аналитик МФХ FIBO Group Анатолий Воронин. И дело относительно действий S&P может быть многогранным и многоступенчатым, а также очень разветвленным во времени. В теории, агентство - частная организация, которая не навязывает свою точку зрения и в своих исследованиях опирается на открытые статистические данные. Другое дело - что и инвесторы, и экономисты внимательно отслеживают выводы РА и реагируют на них соответственно. В рассматриваемом случае агентство можно попытаться привлечь к ответственности весьма условно, но штраф, с большой вероятностью, придется заплатить - он может составить до 2-3 млрд долларов.

Взаимные нападки друг на друга Минюста США и агентства S&P – это продолжение поиска виноватых в кризисе 2008-2009 года, говорит заместитель директора аналитического департамента компании Альпари Дарья Желаннова. Падение же доверия к рейтингам уже давно началось в инвестиционном сообществе. Завышение оценок ипотечных облигаций могло произойти по двум причинам: либо из-за некомпетентности сотрудников агентства, либо из-за стремления к личной выгоде, либо и того, и другого. В любом случае последствия были крайне плачевными, причем в мировом масштабе.

С учетом этой ситуации пошли разговоры о создании европейского рейтингового агентства, поскольку инвестиционное сообщество упрекает тройку S&P, Fitch, Moody’s в проамериканской политике, непрозрачности работы и нагнетании обстановки на рынке при понижении рейтингов стран, из последних сил борющихся с кризисом, – в особенности стран еврозоны. В январе 2012 года, после срезания суверенных кредитных рейтингов сразу 9 странам еврозоны агентством S&P, разговоры возобновились. Так, планировалось создать новое агентство на базе консалтинговой компании Roland Berger, но особых успехов еще не видно.

Но пока что вопрос с глобальным рейтинговым агентством затих, хотя сама по себе идея продуктивная, отмечает аналитик МФЦ Анна Линевская. Есть, правда, сомнения, что выводы национальных РА будут несколько предвзятыми - именно за счет глобальности структуры. Однако вряд ли создание одного крупного национального РА тут же прекратит существование частных подобных агентств - напротив: есть риск заполучить при таком раскладе активизацию пересмотров всевозможных рейтингов, и рейтинг США тут в стороне не останется. Адекватной замены рейтинговым оценкам пока что нет, поскольку сейчас это единственное субъективное мнение, широко озвученное и дающее основания для других размышлений.

В целом же в этой истории вообще нет тех, кого можно назвать кристально чистыми, и что они незаслуженно сейчас могут понести наказание, полагает начальник отдела экспертов БКС Экспресс Дмитрий Шишов. Это событие нужно делить на две части: первая – иск к агентству S&P вполне обоснован, так как все рейтинговые агентства не просто «проспали» приближающийся кризис, но и, судя по всему, понимая масштабы проблем, продолжали действовать в своих интересах, что привело к известным событиям и валу критики к рейтинговым агентствам. В результате после кризиса верить рейтинговым агентствам стали намного меньше. Но при этом надо понимать, что так работали и основные конкуренты S&P – Moody’s и Fitch, а значит, к ним тоже должны быть аналогичные претензии, но их нет.

По этой причине появляется вторая часть этой истории с понижением рейтинга США. Вполне логично, что действия S&P стали сильным раздражителем для американских властей. И реакция их напоминает публичную порку. Сейчас неважно, чем закончится этот процесс; в любом случае конкуренты Moody’s и Fitch теперь будут принимать решение по рейтингу США с серьезной оглядкой на то, что происходит, и лишний раз призадумаются: а стоит ли понижать рейтинг.

И все же иск Минюста имеет перспективы, считает управляющий активами финансовой компании Aforex Сергей Ковжаров, поскольку на оценки агентства опирались те  инвесторы, которые вкладывали средства в ипотечные ценные бумаги. В результате судебных тяжб по введению в заблуждение инвесторов глобальные инвестбанки выплатили миллиарды долларов штрафов, чтобы уладить эти дела с властями и инвесторами; теперь американское правительство добралось до S&P. Естественно, вызывает вопросы такой факт: почему бумаги, которым был присвоен высший кредитный рейтинг, в течение 2008 года стремительно его теряли буквально до бросового уровня. Теперь власти хотят, чтобы агентства научились отвечать за свои оценки, так что это вполне здраво и логично.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики