Уберечься от большого урожая

Прошлогодний рекордный урожай пшеницы наконец-то заставил всерьез задуматься о диверсификации растениеводства, а также о структурных изменениях в сельскохозяйственной отрасли

Уберечься от большого урожая

Для сельхозтоваропроизводителей каждый год особенный. Но такой ситуации, как в нынешнем, еще не было. Дело, в частности, в активном участии государства в содействии экспорту. Вместе с тем наблюдается неравный доступ сельхозпроизводителей к ресурсам — финансовым, инфраструктурным. Эти системные проблемы мешают интенсивному развитию. На первый план выходит зависимость крестьян от государственных институтов. Объективные факторы, такие как, например, погода, насыщение рынка тем или иным товаром, становятся определяющими лишь в зависимости от поведения госструктур. Между тем нерешенные вопросы скажутся на деятельности крестьян в новом маркетинговом году.

Сеять надо, но не всем

Предсказывать погоду всегда в Казахстане было непросто. Но в последние годы аграрии и метеорологи отмечают низкую достоверность долговременных прогнозов. Поэтому как никогда раньше на первый план выходит опыт, интуиция агрономов, подкрепленная интенсивными агротехнологиями и диверсификацией посевов.

По данным специалистов АО «Каз­агроинновация», в зерносеющих регионах наблюдается недостаток запасов продуктивной влаги в почве. Из-за морозов земля промерзла очень глубоко, к тому же практически не было снега. Лишь на полях, обрабатываемых по минимальной технологии, с оставлением стерни, задержалось немного рыхлого снега. Таких малоснежных зим не было давно, с первых лет освоения целины. Кроме того, в последние годы ученые обращают внимание на усиление ветра, что также похоже на условия 60-х годов.

В Акмолинской, Павлодарской, Карагандинской и части Кустанайской областей запасы продуктивной влаги будут низкими или средними. Немного лучше ситуация в СКО, части Кустанайской области. Рекомендации ученых жесткие — при промачивании почвы на 25–30 см посев производить не рекомендуется, при глубине промачивания 30–40 см посев сопряжен с огромным риском. Конечно, всегда остается надежда на весенне-летние дожди. Но чтобы они пришлись на всходы, надо угадать срок сева. И тут мнения специалистов расходятся — одни считают, что сеять надо чуть раньше, другие — чуть позже.

Еще одна особенность этого года — возможное увеличение болезней растений, которые обратили на себя внимание в прошлом году. Поэтому специалисты рекомендуют помимо применения засухоустойчивых сортов зерновых использовать протравители и фунгициды. Кстати, в последние годы растет спрос на сорта местной селекции, хорошо зарекомендовавшие себя при минимальных осадках, более устойчивые к болезням. Кроме того, чтобы влага максимально использовалась для получения урожая, придется серьезно бороться против сорняков, а это затраты на гербициды. Правда, одновременно рекомендуется и снижение нормы высева, что даст возможность сэкономить на семенах.

«В зависимости от агрофона придется соизмерять затраты и потенциальный урожай. Экономически оправданный уровень урожайности — не меньше 8–10 ц/га. Если промачивание почвы меньше 40 см и если не будет летних осадков, то такие участки лучше оставить под пары, обработанные по минимальной технологии, тем самым создать основу под диверсификацию. А ­затем посеять, к примеру, в Акмолинской области — лен, в СКО — рапс или заняться кормопроизводством», — считает гендиректор НПЦЗХ им А.И.Бараева Жексенбай Каскарбаев.

Но даже если летние дожди пройдут в нужное для вегетации время и повторится ситуация прошлого года, это вовсе не означает, что урожай будет таким же. Качество зерна будет гораздо хуже, так как из почвы вынесено много элементов питания, в том числе азота. Значит, надо применять минеральные удобрения. Так как удобрения дорогие, надо использовать стимуляторы роста, микроудобрения, которые эффективны и менее затратны.

Между тем крестьяне ряда областей считают, что даже если урожай и будет получен, опять возникнут проблемы с его хранением, поскольку переходящий остаток в размере около 5 млн тонн еще останется в элеваторах.

Шанс для диверсификации

«Природа в который раз дает нам шанс, говорит крестьянам — диверсифицируй. И те, кто его используют, будут на коне», — считает Жексенбай Каскарбаев. Конечно, это крайне непросто — осваивать производство другой культуры. Помимо внушительных затрат на технику, оборудование, надо определиться с хранением, сбытом. И главное — освоить агротехнологии. Но постепенно структура посевных площадей меняется. Например, в текущем году аграрии планируют увеличить посевы зернофуражных (ячменя, овса, кукурузы) на 287 тыс. га, крупяных (просо, гречиха) — на 37 тыс. га, зернобобовых (горох, нут) — на 22 тыс. га, кормовых — на 126 тыс. га. Под масличными площадь останется той же, но немного изменится структура, уменьшится подсолнечник, но на 12 тыс. посеют больше рапса и на 1,3 тыс. га — льна. «На востоке страны уменьшатся площади под подсолнечником, так как они превысили все возможные пределы посевов в севообороте. Эта культура очень много выносит минеральных веществ из почвы и поэтому должна идти седьмым-восьмым полем, а там чуть не второе-третье», — заметила директор департамента земледелия Анна Буць.

В последнее время появились административные рычаги влияния на диверсификацию. Минсельхоз с акимами областей заключает меморандумы с индикативными показателями по структуре посевных площадей. При этом всем ясно, что это работа не одного дня. Нужны семена, программы лизинга, переориентирование по субсидированию. Главы местных исполнительных органов в рамках отведенных средств на субсидирование и по согласованию с Минсельхозом могут варьировать размеры субсидий по культурам. В целом по стране на субсидирование выделяется 36 млрд тенге. На кредитование весенне-полевых работ — 96 млрд тенге. Будет продолжена схема кредитования сельхозтоваропроизводителей в финансовых институтах под гарантии СПК на сумму 14 млрд тенге.

Между тем большая часть сельхозпроизводителей перекредитованы. Согласно результатам исследования, проведенного «Союзом промышленников и предпринимателей “Атамекен”», небольшие сельхозформирования финансово более стабильны. «Мы сравнивали, как функционируют крупные агрохолдинги и типичные семейные фермы. По финансовому состоянию, по производительности, — говорит заместитель председателя правления «Союза “Атамекен”» Рахим Ошакбаев. — Пришли к неожиданному для нас результату. Оказалось, что типичная семейная ферма (это от двух до пяти-восьми тысяч гектаров) в целом финансово лучше выглядит, чем агрохолдинг. У крупных агрохолдингов в настоящий момент задолженность на 1 ­гектар составляет от 500 до 1 500 долларов. Задолженность от 500 долларов на гектар уже считается неподъемной. Семейный фермер относительно устойчив. Да, может, у него техника не последней модификации, но если у него есть кредиты, то они незначительны».

О труднодоступности кредитов для фермеров говорится постоянно, один из приемлемых вариантов — микрокредиты Фонда финансовой поддержки сельского хозяйства, но их явно недостаточно. Есть интересный опыт работы исполнительной власти в ЮКО. Там акимат области создал Южно-Казахстанский региональный инвестиционный центр (РИЦ) «Максимум». С мая 2009 года по октябрь 2011 года одобрено и профинансировано более 4,2 тыс. проектов на сумму 10,7 млрд тенге, 9,3 млрд из которых — деньги областного бюджета, выделенные за три года, 1,4 млрд — возвратные средства. Микрокредиты на сумму до 12 млн тенге выдаются через дочернее ТОО «МКО “Ырыс”». Причем проекты сельчан — это 99%, а процент возврата — 97,8%. Но проекты строго оцениваются на реальность реализации и социальную значимость. Кредиты выдаются под 7%. Кроме того, не требуется страхование жизни заемщика, отсутствует комиссия за предоставление и обслуживание кредита. В залог принимается недвижимое имущество. Но оплата услуг оценочной компании взимается только при положительном решении кредитного комитета РИЦа, равно как нотариальное заверение документов. Основная составляющая успешности проекта — активная работа представителей в районах, хорошее знание населения. Банки второго уровня охотно продолжают финансирование успешных проектов.

С такой поддержкой можно и диверсификацией заняться. Однако ясно, что от массового увлечения пшеницей у нас не откажутся.

Логика и логистика

Текущий маркетинговый год отмечен небывалым урожаем не только в Казахстане, но и в России, Украине. По мнению президента Зернового союза Казахстана Нурлана ­Тлеубаева, «за 2011–2012 год мы отгрузим на экспорт девять миллионов тонн пшеницы». Если сюда добавить также муку в зерновом эквиваленте, что составит 4 млн тонн, то итого получается 13 млн тонн. В России экспортный потенциал текущего маркетингового года оценивается примерно в 26 млн тонн. Украина говорит примерно о таком же объеме, но продажи кукурузы впервые составят у них около 14 млн тонн.

У всех трех стран останутся большие переходящие остатки пшеницы. У Казахстана — порядка 5 млн тонн, у России — 20 млн тонн, у Украины — более 9 млн тонн. Это весьма существенные объемы, притом что Россия ожидает новый урожай на уровне 94 млн тонн, с долей экспорта около 22–25 млн тонн. В Украине хотя и придется пересевать 2,5 млн га там, где пропали озимые, настроения весьма оптимистичные. Там ориентируются на 45–50 млн тонн валового сбора зерновых, причем восполнять потери озимых украинские аграрии намерены опять-таки кукурузой, цены на которую два последних года на мировых рынках превышают цены на пшеницу.

Между тем телемост, посвященный предстоящей посевной в главных зерносеющих странах, выявил одно общее слабое место — железнодорожные перевозки с недостатком зерновозов и длительностью перевозок. «Вагон в пути в Украине находится всего лишь 15 процентов времени, 85 процентов — под загрузкой, под оформлением документов, — отметил президент Украинской зерновой ассоциации ­Владимир ­Клименко. — В среднем в пути вагон находится восемь суток». Это объединение отработало 30 маршрутов, оптимизировав логистику, и выяснилось, что оборачиваемость вагона составила трое суток. «Если мы хотим конкурировать на мировых рынках, мы обязаны усовершенствовать свою логистику, срочно построить перевалочные пункты, мощные современные элеваторы, которые в сутки могут грузить 54 вагона, а не эти “сноповязалки”. Мы должны экспортировать в месяц более трех миллионов тонн», — пояснил Владимир Клименко. В последние два месяца отгрузка на Украине упала до 2 млн тонн, но объясняется немного курьезно. В целях упрощения и ускорения процедур в этой стране ввели оформление необходимых документов по принципу «одного окна». И вот это самое «окно» просто не работало по законным выходным и праздникам. Из-за чего на треть снизились темпы экспорта украинского зерна.

Россияне пожаловались коллегам на еще более грустную ситуацию с перевозками. Среднее время в пути зерновоза — 18 ­суток, из-за особенностей оформления документов. Иногда один вагон грузится сутки. Пытались освоить и маршрутизацию, но часто станции, которые обслуживают элеваторы, не способны сформировать состав и подать под погрузку. «Мы пытаемся решить эти проблемы через государственную программу развития сельского хозяйства, рассчитанную до 2020 года, и через программу развития инфраструктуры, в которые закладываем строительство, переоснащение элеваторов, инфраструктуры, прежде всего для того, чтобы наладить маршрутные перевозки», — говорит президент российского Зернового союза Аркадий Злочевский. Кроме того, россияне отметили рост строительства терминалов. Всего 10 лет назад через российские порты можно было перевалить на экспорт лишь 5 млн тонн, теперь можно отправить 5 млн тонн в месяц. Заработал терминал в Тамани, пока нет терминала на Дальнем Востоке, но там идут прямые перевалки зерна на Японию в размере 200 тысяч, при благоприятных условиях возможно увеличение до 500 тысяч. Между тем председатель аграрного комитета мажилиса парламента РК Ромин Мадинов говорил о намерениях казахстанских аграриев при поддержке государства построить терминал на Дальнем Востоке. Пока эта идея кажется слишком футуристичной, но время идет быстро, и как бы потом не пришлось сожалеть, если она так и останется на бумаге.

В этом году много шума было в Казахстане с отправками зерна из Актауского порта. При возможности зернового терминала переваливать в месяц в среднем 50 тыс. тонн, заявок имелось на 200 тыс. тонн. Конечно, удовлетворить все было невозможно, и в первую очередь грузились компании, в общем-то традиционно работающие на иранском направлении, те, у которых не было проблем с оформлением грузов. Между тем порт впервые стал принимать зерно в биг-бэгах, на временно свободных терминалах. Есть намерения у руководства порта по строительству нового, более мощного зернового терминала на принципах государственно-частного партнерства. Но организационные вопросы пока не решены.

«Для Казахстана приоритетны поставки в Иран, Россия об этом давно знает, в Астраханском порту строится терминал, первая очередь будет скоро запущена. И мы сможем в том числе и казахское зерно через этот терминал переваливать, около 1,5 миллиона тонн. Поэтому проблемы, которые существуют в порту Актау, будут решены в ближайшее время», — сказал Аркадий Злочевский. По его мнению, такая возможность скрасит казахстанским зерновикам ожидание достройки иранцами своего участка железной дороги Бейнеу—Горган.

А все могло бы быть по-другому…

Зерновой пул, в который могли бы войти Казахстан, Россия, Украина, по-прежнему не складывается из-за позиции Украины. Но если президент Украинской зерновой ассоциации Владимир Клименко в ходе телемоста заметил, что для увеличения экспорта нужны новые элеваторы, а не пул, то заместитель начальника департамента экономразвития и аграрного рынка Министерства аграрной политики и продовольствия Украины Сергей Петренко был осторожнее в оценках. Он отметил, что договоренность зависит от экономической целесообразности.

Президент российского зернового союза заметил, что без Украины зерновой пул не имеет смысла обсуждать. В рамках взаимодействий с Казахстаном в Таможенном союзе пул организуется автоматически, так как у нас унифицируются все процессы, связанные с зерном, пока за исключением внутреннего налогообложения. Между тем объединение экспортных потенциалов трех стран могло бы создать мощнейшего конкурента ведущим странам на зерновом рынке. Зерновой пул мог выйти на первые места среди стран — экспортеров пшеницы со всеми вытекающими последствиями.

Также пока не ясно, в каком виде будет выполнено поручение президента страны по созданию Единой зерновой компании, которую сейчас стали называть холдингом. Сначала Минсельхоз говорил о компании как о зерновом трейдере, который займется экспортом и хранением крупных партий зерна, осуществлением SWAP-операций. Удобно было бы вменить ему и покупку зерновозов, строительство элеваторов, в целом развитие инфраструктуры транспортировки зерна.

Было бы логично создать компанию обязательно в виде АО, на частной основе или с контрольным пакетом у государства. Акционерами могли бы стать зерновики, мелкие и средние. Это помогло бы избавиться от неразберихи с использованием вагонов, от необходимости продавать зерно за бесценок международным трейдерам. А Продкорпорация продолжала бы заниматься регулированием внутреннего рынка. Причем эта компания-холдинг может быть пусть и крупным, но не единственным экспортером.

Однако пока, похоже, «КазАгро» и Продкорпорация стараются сохранить за собой статус-кво, а новой структуре делегировать функции, с которыми не жалко расстаться. Между тем, наблюдая движения соседних стран в наращивании производства сельхозпродукции, снижении импорта казахстанского зерна, агрессивную политику России по освоению новых рынков сбыта, нам надо срочно мобилизовать силы на продвижение экспорта. Кроме того, пора менять психологию и от продаж сырья переходить к реализации продуктов переработки. А то при производстве огромного количества пшеницы мы полностью импортируем крахмалы, да и другие продукты с высокой добавленной стоимостью, полученные из зерна. Собственные предприятия у нас пока принято банкротить, после чего заводить иностранных инвесторов. Единая зерновая компания вполне могла бы наконец-то ­заняться и переработкой.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики