Кривая выводит в плюс

Получив импульс в кризисный период, коммерческий сегмент казахстанской полиграфологии перевооружается новыми приборами и оптимистично смотрит в будущее. Помешать росту прибылей полиграфологов может только пропорциональное увеличение предложения

Кривая выводит в плюс

Если представить данный объект упрощенно, полиграфология, или инструментальная детекция лжи, — это результат межотраслевой кооперации:сегмент рынка услуг, в котором нашли соединение природное социальное желание «вывести на чистую воду» своего ближнего и стремление к технологическим новшествам. Несмотря на то, что применение полиграфа не регламентировано нормами РК, а эффективность публично оспаривается, детектор лжи только набирает популярность среди казахстанских компаний и частных лиц — с 2008 года, по данным участников рынка, спрос на услуги полиграфологов вырос на 30%. При этом сегмент частных лиц достиг 40%. Дальнейшее увеличение спроса на инструментальную детекцию лжи полиграфологи связывают с расширением информирования о своих услугах и использованием полиграфа в качестве инструмента судебно-следственной экспертизы.

Скажи мне правду, полиграф

Согласно обобщенному определению, полиграф — это «техническое средство, используемое при проведении инструментальных психофизиологических исследований для синхронной регистрации параметров дыхания, сердечно-сосудистой активности, электрического сопротивления кожи, а также, при наличии необходимости и возможности, других физиологических параметров с последующим представлением результатов регистрации этих параметров в аналоговом или цифровом виде, предназначенном для оценки достоверности сообщенной информации». Полиграф, как правило, представляет собой комплект из ноутбука с необходимым программным обеспечением, сенсорного блока и датчиков съема информации.

Кандидат юридических наук, руководитель ОО «Алматинская ассоциация полиграфологов» Сергей Алесковский рассказывает, что стандартное исследование на полиграфе состоит из пяти этапов. Первый — подготовительный, когда специалист получает представление о предмете и решает, возможна или невозможна проверка. На втором, самом продолжительном этапе специалист получает добровольное согласие тестируемого лица на прохождение проверки на детекторе лжи. Узнает, имеются ли противопоказания для проведения проверки. Вкратце объясняет обследуемому его права и обязанности. Инструктирует относительно процесса. Готовит опросник. После того, как на обследуемого надеты датчики, специалист настраивает оборудование, выявляя так называемый симптомокомплекс обследуемого.

За этим следует само тестирование, длящееся от полутора до трех часов. «Испытуемому обычно задается от трёх до десяти тестов, направленных на выявление возможной степени причастности опрашиваемого к расследуемому событию. Современные методики включают много различных по формату тестов и состоят из различных вопросов: проверочные, контрольные, нейтральные и другие, — рассказывает г-н Алесковский. — Отличительная особенность профессиональных действий полиграфолога — многократное предъявление одного и того же теста, позволяющее свести на нет внутренние и внешние сбивающие факторы». Заключительный этап — посттестовое собеседование, «включающее в себя признательные показания причастных к расследуемому деянию опрашиваемых».

Полученные в результате исследования кривые (полиграммы), регистрирующие изменение физиологических параметров обследуемого, анализирует специалист, после чего делает вывод о причастности или непричастности лица к тому или иному деянию. Современные полиграфы начисто исключают возможность изменения полиграммы после окончания тестирования. Любой специалист-полиграфолог обязан уметь читать полиграммы, оценивать их в баллах. Разработаны решающие правила, позволяющие специалисту определиться с выводом, поясняет г-н Алесковский.  Решение специалист-полиграфолог дает по целому комплексу полученных данных — это и результат анализа физиологических кривых, и математический подсчёт, и наблюдение за поведенческими реакциями, и многое другое, что составляет профессиональную «кухню» данной профессии.

Методика детекции лжи применяется в разных отраслях. Коллега Алесковского Алексей Гладких, ссылаясь на данные российских и казахстанских полиграфологов, приводит десяток частных структур, наиболее часто заказывающих детекцию лжи: финансовые учреждения, службы безопасности компаний, юридические фирмы, фармацевтические компании, предприятия розничной торговли, казино, пищевые предприятия, транспортные компании, рестораны, негосударственные учебные заведения (преподавателей, как правило, тестируют на предмет сексуальных и физических злоупотреблений в отношении учащихся).

[inc pk='1212' service='media']

При этом нужно подчеркнуть, что в большинстве стран, где в ходе следственных действий используется полиграф, результаты его исследования не считаются доказательствами (а, например, в Великобритании действует прямой запрет на использование в качестве доказательств результатов исследования на детекторе лжи). «В настоящее время в законодательстве Казахстана вопросы использования полиграфа не регламентированы», — отметила в одной из статей на эту тему в «Юридической газете» судья Ауэзовского района Алматы Гульнар Сагынбекова, поставив вопрос о принятии соответствующего закона. По словам г-на Алесковского, «назначение и производство судебных психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа не противоречит действующему в РК законодательству».

Относительно эффективности применения такого научно-технического средства, как полиграф, нет единого мнения среди ученых и юристов. Критики (среди которых Академии наук США и Китая) резонно указывают, что не существует единой методики и стандартов проведения исследования, одно и то же исследование, проводимое одновременно на двух и более полиграфах, дает неодинаковый результат из-за индивидуальных технических свойств каждого прибора, а специалисты-полиграфологи в основном ссылаются на измерения физиологических реакций вместо их анализа. Вывод исследования «ThePolygraphandLieDetection», проведенного в 2003 году Национальным советом по исследованиям НАН США, звучал неутешительно: большинство исследований, сделанных полиграфом, «ненадёжно, ненаучно и предвзято».

От «Диагноза» до «Дианы»

По информации г-на Алесковского, первый полиграф появился в РК в начале 1990-х. Это был американский «Лафайет», предназначавшийся для работы в КРАМДС-банке, который не нашел активного применения за отсутствием специалистов. Следующим полиграфом, попавшим в Казахстан, был российский прибор «Дельта», мудреный и неудобный в применении. Российскими были и модели, нашедшие применение у казахстанских специалистов в 2000-х годах: «Диагноз-01», «Барьер-14», «РИФ», «Крис», «Поларг» и «Диана». Г-н Алесковский отмечает, что и по сию пору аппараты из дальнего зарубежья популярности на отечественном рынке не получили.

В последнее десятилетие полиграфами обзаводятся некоторые коммерческие предприятия: в 2002 году — Казкоммерцбанк, в 2003 году — строительная компания ТОО «Корпорация ВЕК». В стройкорпорации даже создали отдел современных психотехнологий под руководством Сергея Алесковского. «Нами проводилось тщательное тестирование всех поступающих на работу в компанию лиц с применением батареи современных психотехник, включая психофизиологическое тестирование на полиграфе», — рассказывает он. Еще одна компания, приобретшая полиграф в тот период, — ТОО «Центр коммерческой недвижимости» для периодической проверки своих риэлторов на предмет «левых» сделок. Параллельно шел процесс оснащения полиграфами подразделений силовых ведомств (КНБ, МВД, МО, СОП, АБЭКП и другие).

В 2007 году отечественные полиграфологи, находящиеся в тесном взаимодействии с россиянами, обновили аппаратуру — на рынке появились полиграфы «Диана». «Переход на эти полиграфы является столь же революционным, как в своё время переход от парового двигателя к двигателям внутреннего сгорания», — отмечает г-н Алесковский. «Диана-04» сейчас используется подавляющим большинством профессионалов. «Преимущества полиграфа этой модели в том, что он предлагает большие возможности по охвату рабочего пространства. Сама программа во время работы диагностирует и предоставляет информацию об основных составляющих прибора — различных датчиках и остальных устройствах. Это позволяет специалисту осуществлять полный контроль над ходом исследования, не обращая внимания на работу оборудования, — рассказывает г-н Гладких. — Полиграф “Диана” оснащен системой автонастройки параметров съема сигналов, полуавтоматическая метрическая система позволяет корректировать ошибки расчета, а алгоритм ChanelCalc способствует определению достоверности автоматических и экспертных оценок».

Характеризуя круг отечественных специалистов, глава ААП выделяет три группы полиграфологов. Первая — специалисты, работающие в правоохранительных органах (около 50 человек). «Именно там давно сложился слаженный и высокопрофессиональный коллектив специалистов, которым сегодня по плечу выполнение заданий любой сложности», — считает эксперт. Он высказывает сожаление, что применение полиграфа в госорганах не выходит за рамки правоохранительной системы, хотя детектор лжи используют в отношении чиновников на Западе и даже в Киргизии.

Вторая группа — полиграфологи, занятые в частных компаниях: услугами этих специалистов пользуются почти все крупнейшие банки, иные финансовые организации, многие торговые дома, такие как «Технодом», сеть Green и другие, а также отдельные предприятия добывающей промышленности — таких экспертов около 20 человек. Большинство из них — уволенные в запас силовики, которых также отличает профессионализм. Последняя группа — независимые полиграфологи (около 30 человек), работающие в разных городах страны. Максимальная концентрация специалистов приходится на Алматы и Астану (по 30–40 человек). «В каждом из регионов (Карагандинская, Павлодарская, Костанайская, Восточно-Казахстанская, Актюбинская и Мангистауская области) работают всего лишь от одного до пяти специалистов», — говорит г-н Алесковский.

Обучал большинство специалистов сам Сергей Алесковский, прошедший курс обучения во Всероссийском научно-исследовательском институте МВД РФ у корифеев полиграфологии на постсоветском пространстве — Валерия Варламова и Ирины Зубриловой. В 2008 году казахстанские профессионалы из сферы детекции лжи объединились в «Алматинскую ассоциацию полиграфологов» под руководством Сергея Алесковского. Сегодня в обществе состоят 40 человек.

«Среди наших опытных и успешных казахстанских полиграфологов есть и юристы, и медики, и психологи. Самое главное для полиграфолога — это интерес к профессии, стремление к постоянному совершенствованию. И, конечно, человеколюбие, ведь от решения полиграфолога реально зависит дальнейшая судьба человека, а иногда и его жизнь», — считает глава ААП.

Г-н Алесковский выделяет две зарубежные учебные базы, где можно получить профессию полиграфолога: это курсы в Мерилендском институте уголовного правосудия (США) и в Московской национальной школе детекции лжи. «Но если лишние десять тысяч долларов тратить на далекие путешествия не хочется, то можно обратить внимание на учебный центр при ААП, — рекомендует он. — Преподавателями здесь работают лишь опытные специалисты-полиграфологи, за плечами которых сотни и тысячи проверок на полиграфах различных моделей, многолетний стаж преподавательской и оперативно-разыскной деятельности. Продолжительность курса первоначальной подготовки от 200 до 550 часов в зависимости от программы и базовой подготовки слушателей».

Проверять стали больше

Если работа I и II групп редко афишируется, а эффект оценивает узкая группа специалистов из службы безопасности, то представители III группы широко рекламируют свои услуги и ориентированы на аутсорсинг в условиях увеличивающейся емкости рынка.

Как правило, независимые организации, предоставляющие услуги по инструментальной детекции лжи, — это ИП или ТОО, состоящие из нескольких (а то и одного) специалистов, оказывающих стандартный перечень исследовательских услуг. Технически это один и тот же процесс заготовки вопросов, тестирования и анализа. Однако полиграфологи («ЭК» изучил информацию, предлагаемую сайтами восьми центров детекции лжи; это минимум 20% специалистов коммерческой группы: «Центр современных психотехнологий», Агентство детекции лжи «Screen», Центр детекции лжи «ПравдаЛаб», ЦЭРТО, Центр современных психотехнологий, Бюро оценки достоверности информации,компании «Истина» и «Deductor.KZ»; также исследованием занимаются и в самой ААП) «играют» от клиента, деля в прайс-листе свою аудиторию на компании и частников.

Компаниям полиграфологи предлагают минимум четыре вида услуг: проверка при приеме на работу, скрининговое обследование (плановая проверка работников), проверка в случае внутрислужебного расследования или ЧП, а также проверка увольняющихся. Последний тип проверки стоит меньше всего, тогда как проверка в ходе расследования чрезвычайного происшествия — дороже. Надо отметить, что полиграфологи гибко подходят к ценовой политике: в зависимости от количества обследуемых стоимость проведения одной проверки может снижаться на 20–30%. Нередко они предлагают акции вроде «Проверь своего бухгалтера всего за 5 тыс. тенге».

Частным клиентам предлагается два вида услуг: расследование внутрисемейных разбирательств (кража имущества, проверка на наркозависимость) и т.н. «проблемы частного характера» (проверка супружеской верности). Хотя именно этот сегмент наиболее интересен с точки зрения участника рынка, не все компании присутствуют здесь. Добавим, что помимо обследований некоторые центры детекции лжи занимаются обучением полиграфологии и продажей соответствующей аппаратуры.

В целом бизнес-схема, применяемая на отечественном рынке инструментальной детекции лжи, напоминает сетевой маркетинг. Полиграфолог, обучившись у более опытного товарища, приобретает у него аппаратуру, набирается опыта, заводит собственную клиентскую базу, а затем и сам переходит к подготовке кадров для отрасли. Однако рынок данных услуг довольно скромен, поэтому стимулировать предложение участникам рынка, по идее, ни к чему.

Г-н Алесковский отмечает, что с 2008 года спрос на детекцию лжи растет в Казахстане и России. Если в России количество проверок за время кризиса лавинообразно возросло более чем на 150%, то в Казахстане дела обстояли намного скромнее, увеличение нагрузки на полиграфолога составило не более 30%, рассказывает Сергей Алесковский. Справедливости ради следует отметить, что именно в эти годы значительно подросла и армия полиграфологов в частном бизнесе. Столь скромный рост числа проверок на полиграфе в нашей стране объясняется тем, что в общественном сознании вплоть до 2011 года господствовало тотальное неверие в психофизиологические методы выявления скрываемой информации, нередко отношение к детектору лжи было сродни отношению к электрическому стулу.

Руководитель ААП отмечает структурное изменение спроса: «Если ранее около 80% всех тестирований составляли кадровые проверки, так называемый скрининг, то в кризисные годы значительная часть заказов для полиграфологов связана с расследованием производственных хищений и бытовых краж. Сегодня в среднем не менее 50% заказов частнопрактикующих полиграфологов приходится именно на служебные расследования хищений».

Г-н Гладких отмечает, что заказам частных лиц, заинтересованных в решении личных и семейных проблем, полиграфологи отводят отдельную нишу в детекции лжи. «Из года в год наблюдается стабильный рост их количества, как и доли в общей структуре спроса на полиграфные обследования. Сегодня эта доля равна 40%», — подчеркивает он.

Хотим в экспертизы

Собеседники «ЭК», называя свой бизнес инновационным, считают, что у казахстанской полиграфологии есть еще масса нерешенных проблем, большая часть которых связана с человеческим фактором. Условно проблемы можно сгруппировать в два блока: информационный и экспертный.

К информационным проблемам эксперты-полиграфологи относят малую информированность общества о данном направлении прикладной психофизиологии, многие казахстанцы не знают о том, что у нас вообще предлагаются такого рода услуги. Г-н Алесковский сетует, что в массах продолжает господствовать отношение к полиграфу как к какой-то хиромантии и гаданию на кофейной гуще, не дающим никакой гарантии в своей достоверности. «Часто считается, что полиграф вправе применять только специальные службы, а в частном бизнесе он запрещен. Также распространено мнение, что полиграф относится к спецтехнике, что в корне неверно», — объясняет он. С другой стороны, есть риск попасть к непрофессионалу: «Доля непрофессионалов в нашей профессии сравнительно невелика, менее 10 процентов. Профессия полиграфологов сложная и ответственная, авантюристы обычно в ней не задерживаются».

Второй блок проблем связан с количеством и качеством специалистов, занятых в отрасли. Глава ААП подчеркивает, что катастрофически не хватает частных полиграфологов во многих регионах Казахстана, крайне мало полиграфологов в структурах МВД, в результате чего устанавливается длительная очередь на тестирование. Последнее, по его мнению, совершенно недопустимо, так как полиграф, как и любой другой криминалистический метод, наиболее успешен, как говорится, «по горячим следам». «Но все эти проблемы решаемы, и, думается, ничто не будет омрачать будущее полиграфологического метода в Казахстане», — оптимистично резюмирует г-н Алесковский.

Уверенность добавляет ускорение технологического обновления средств производства, используемого специалистами. «Прогресс в развитии полиграфной техники в последние годы принял лавинообразный характер. Уже в этом году к нам должны поступить ультрасовременные полиграфы «Диана-05» и «Диана-07», включающие в себя новую систему обработки данных: двадцатичетырехбитную оцифровку, которая в сочетании с новой системой цифровой фильтрации позволяет намного точнее и практически без искажений снимать физиологические показатели человека», — говорит г-н Алесковский, подчеркивая, что новая аппаратура повышает требования к профессиональному уровню специалиста.

Еще одна надежда отечественных полиграфологов связана с тем, что в следственно-судебную практику будут внедрены новые виды экспертиз, в том числе судебная психофизиологическая экспертиза с примененеим полиграфа. «В основном данный вид экспертиз назначается при наличии неустранимых противоречий в показаниях участников процесса (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых) или в случае противоречия между показаниями и другими доказательствами по делу», — поясняет эксперт.

По-видимому, этим чаяниям полиграфологов не скоро суждено сбыться. Во-первых, мировой опыт применения полиграфа в следственных действиях противоречив, во-вторых, в РК наметился подход, при котором роль полиграфа если и будет прописана, то только в специальном законе, принятие которого не считает нужным глава ААП (см. бокс №2). Впрочем, и без всяких законодательных и статусных подвижек при надлежащей рекламе полиграф может стать намного популярнее у частной клиентуры.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом