Борьба за воду

Строительство плотин в Гималаях и на Тибете может привести к «водным» войнам в регионе и губительно сказаться на его экологии

Борьба за воду

Индия, Непал, Бутан, Пакистан и Китай, а также страны Юго-Восточной Азии намерены построить более полутысячи плотин и дамб в Гималаях и на Тибете. О катастрофических последствиях для экологии, естественно, никто не думает, потому что регион испытывает острую нехватку воды и энергии. Водные ресурсы уже в недалеком будущем вполне могут стать причиной вооруженных конфликтов.

Гонка за водой

В Азии разворачивается новая гонка - за водными ресурсами, которая может нанести непоправимый ущерб Гималаям и Тибету. Индия, Бутан, Непал и Пакистан, независимо друг от друга, хотят построить в Гималаях в общей сложности свыше 400 плотин, дамб и других гидротехнических сооружений (ГТС), которые дадут им более 160 тыс. мегаватт-часов электроэнергии.

К этим государствам следует, конечно, прибавить и Китай, в планах которого - строительство почти 100 плотин на Тибете. Они дадут примерно столько же электроэнергии, сколько Гималаи. Еще 60 с лишним плотин и дамб намечается воздвигнуть на Меконге, который тоже берет начало на Тибетском плато и течет через Юго-Восточную Азию.

Многие гималайские реки относительно свободны от плотин. Особенно в верхнем течении, у истоков. Китай и Индия стремятся исправить это досадное, с их точки зрения, упущение. Большинство из планируемых ГТС будут самыми высокогорными на планете и смогут производить более 4 тыс. мВт-ч. Это примерно столько же, сколько дает знаменитая плотина Гувера на реке Колорадо (США).

На каждой реке по плотине

Наиболее активным игроком, по крайней мере - по количеству строящихся ГТС, в этой гонке за водными ресурсами является Индия. Дели намерен построить в горах 292 плотины и дамбы, которые обеспечат 6% потребности огромной страны в электроэнергии. Строительство ГТС предполагается в 28-ми из 32-х гималайских ущелий и горных долин, по которым протекают реки. Если эти планы будут осуществлены, то индийские Гималаи станут одним из самых насыщенных плотинами и дамбами районов планеты. На каждые 32 км протяженности рек в них будет приходиться по одной плотине.

Соседи Индии, тоже испытывающие острую нехватку как воды, так и электроэнергии, стараются не отставать. Пакистан, Непал и Бутан собираются построить в Гималаях в общей сложности не меньше 129 ГТС.

Китай энергично строит многочисленные дамбы на всех крупных реках, стекающих с Тибета. На Тибете берут начало Брахмапутра, Меконг, Янцзы, Хуанхэ и другие крупные реки. От Тибета зависит водоснабжение едва ли не половины населения земного шара.

Китай играет очень активную роль в гонке за водными ресурсами - так же, как и во всех других начинаниях и проектах. Он не только сам возводит плотины и дамбы на своих реках, но и финансирует строительство огромных плотин в Пакистане, Лаосе, Бирме и других странах - в обмен на долю электроэнергии, которую они будут вырабатывать.

Водные конфликты

Споры между Индией и Китаем, главными азиатскими державами, все больше переходят на воду. Водные ресурсы быстро превращаются из экономического вопроса в политический. У Поднебесной в этом вопросе явное преимущество перед Индией. Так получилось, что половина воды приходит в Индию с территории Китая. Т.е. Пекин может контролировать, сколько воды получает главный соперник на континенте.

От Индии, в свою очередь, в немалой степени зависит водоснабжение Бангладеш и Пакистана. Ученые многонаселенного Бангладеш подсчитали, что уменьшение водного потока за счет индийских плотин и дамб даже на 10% приведет к тому, что огромные площади сельскохозяйственных земель у них большую часть года будут оставаться без воды. От воды, протекающей по территории Индии, зависит не только благосостояние, но и само существование более чем 80% из 50 млн мелких фермеров и крестьян в Бангладеш.

Очень напряженные отношения сложились вокруг Инда. В Пакистане считают, что Индия «ворует» миллионы кубометров воды из Чинаба, притока Инда, в расположенном севернее пакистанского Пенджаба индийском штате Кашмир, а краденую воду использует для выработки электроэнергии на огромной плотине Баглихар. В Исламабаде эти действия считают нарушением договора от 1960 года, который регламентирует пользование водой в этом регионе. Начатые во второй половине 2008 года переговоры по урегулированию водной проблемы после захвата гостиницы в Мумбае были прерваны.

Местные жители против

Защитники окружающей среды утверждают, что мало кого интересует воздействие, которое окажут плотины на экологию и жизнь людей региона. Десятки миллионов жителей Индии и Китая были переселены в последние три десятилетия, чтобы освободить место для строительства громадных дамб типа индийской Нармады и китайских Трех ущелий. Власти Индии и КНР до сих пор не опубликовали данные о том, сколько людей будет переселено и сколько земли будет затоплено после окончания строительства запланированных ГТС.

Все подсчитывают только количество мегаватт-часов, но никто не пытается изучать последствия, какие будет иметь строительство плотин для климата в регионе. Плотины и дамбы возводятся на реках, которые получают воду с горных ледников. Ледники же стремительно тают.

Компьютерные модели климата утверждают, что главные реки, стекающие с Гималаев, по мере усиления таяния ледников могут потерять к 2050 году от 10 до 20% стока. Это не только уменьшит количество производимой ими электроэнергии, но и обострит напряжение.

Население энергично протестует против строительства многих плотин. Особенно мощные протесты - в северных и северо-восточных штатах Индии: Уттаракханде, Химачал-Прадеше, Сиккиме, Ассаме и других. Индийские власти тщетно пытаются успокоить возмущенное население, говоря, что в большинстве плотин вода будет подаваться на турбины не из огромных резервуаров, а посредством тоннелей. Однако местные жители уверены, что ущерб будет таким же сильным, как и при традиционной подаче.

Спасти гигантскую зубатку

Не менее тревожная ситуация складывается в Индокитае. Многочисленные споры, связанные с Меконгом, протекающим по Китаю, Мьянме, Лаосу, Таиланду, Вьетнаму и Камбодже, пытается решать Комиссия по реке Меконг (КРМ). В эту организацию, созданную в 1995 году, входят все страны бассейна Меконга, за исключением КНР и Мьянмы.

Гигантская плотина Ксаябури, расположенная на территории Лаоса, должна стать первым гидротехническим сооружением в главном течении Меконга. Несколько плотин стоят  в его истоках на территории Китая. Громче всех против строительства выступают, конечно, экологи. По мнению неправительственной организации «Международные реки», плотина отрицательно повлияет на жизнь 60 млн  человек, живущих ниже по течению, которые так или иначе зависят от реки и ее воды. Строительство Ксаябури приведет к затоплению 90 кв. километров территории, на которой находятся 28 деревень с 200 тыс. жителей.

Убытки фермеров составят полмиллиарда долларов ежегодно. Плотина Ксаябури с сопутствующей инфраструктурой и другими плотинами поменьше будет не только забирать из реки много воды, но и замедлит ее течение, что приведет к заиливанию дна. Это отрицательно скажется на фауне, состоящей из более 200 видов рыбы. Меконг в числе прочего известен и как место обитания гигантских зубаток, самых крупных пресноводных рыб планеты. КРМ провела собственную экспертизу проекта и пришла к выводу, что строительство плотины Ксаябури «фундаментальным образом» повлияет на изобилие, продуктивность и разнообразие рыбных ресурсов» Меконга.

Особенно сильно зависит от меконговской рыбы Камбоджа. Считается, что рыба из Меконга обеспечивает рацион среднестатистического камбоджийца по протеинам на 80%. Увы, решения и выводы Комиссии по Меконгу не являются обязательными. Несмотря на сотрудничество четырех стран ЮВА, ни одна из них не обладает правом вето, т.е. никто не может запретить Вьентьяну строить плотину Ксаябури. Значит, гигантской зубатке может угрожать постепенное исчезновение.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики