Горно-культурная революция

Наряду с разработкой новых месторождений «Казахмыс» запускает масштабные программы модернизации производств, призванные увеличить сырьевые запасы компании. При этом приоритетным направлением работы остается изменение производственной культуры

Горно-культурная революция

Благоприятная конъюнктура на мировом рынке металлов сделала актуальной разработку ранее разведанных казахстанских месторождений с относительно низким содержанием металла в руде. Казахстанский горнорудный гигант «Казахмыс», входящий в число крупнейших мировых производителей меди — одна из тех компаний, которые идут не только на расширение работ на действующих месторождениях, но и реализуют новые проекты. Крупнейшие из них — разработка месторождений Бозшаколь на севере страны и Актогай на востоке. Предполагаемые капитальные затраты по обоим проектам составляют 3,8 млрд долларов, и ожидаемый уровень производства на обоих проектах достигнет 60% от того, что «Казахмыс» производит сегодня. Как выяснил «ЭК» в беседе с генеральным операционным директором компании Сергеем Дьяченко, компания готова работать в условиях снижения содержания металла, которое поможет компенсировать не только высокая цена, но и высокая производительность. И если первый фактор вызван внешней ситуацией, то второй обеспечивается внедрением новых разведочных и производственных технологий, а также совершенствованием управления человеческим капиталом. Последнее на сегодня — краеугольный камень производственной политики «Казахмыса», планомерно работающего над изменением культуры производства.

Старые площадки и новые проекты

— Сергей Николаевич, специалисты отмечают в числе проблем, с которыми сталкиваются горнодобывающие компании Казахстана — «обеднение» руд, отсутствие транспортной инфраструктуры и энергоснабжения. Какие проблемы актуальны для «Казахмыса»?

— Ситуация с обеднением рудной базы не уникальна для «Казахмыса». Обнаружение новых месторождений с высоким содержанием полезных компонентов и значительных размеров происходит все реже. В настоящее время компания эксплуатирует исторически сложившуюся сырьевую базу. С понижением горных работ, переходом от открытых горных работ на подземку и с доработкой запасов на отдельных месторождениях содержание полезного компонента в руде снижается. Большая часть новых месторождений, которые на сегодняшний день в стадии проектирования и строительства, когда-то считались нерентабельными. К примеру, огромные месторождения Бозшаколь и Актогай рассматривались несколько раз и каждый раз признавались экономически невыгодными. С изменениями на рынке, которые мы наблюдаем на протяжении нескольких последних лет, возникла возможность вернуться к этим проектам снова. Помимо экономических предпосылок, бурное развитие техники и технологий ведения горных и перерабатывающих процессов, современные подходы в проектировании и строительстве позволяют повысить рентабельность проектов.

Так, проект отработки месторождения Бозшаколь демонстрирует достаточно хорошие экономические показатели, которые позволили компании принять стратегические решения по началу подготовительных работ и размещению заказов на крупное технологическое оборудование. Проект Актогай вступил в стадию технико-экономического обоснования. Мы убеждены, что работа квалифицированных специалистов увенчается хорошими успехами. Относительно средних проектов, которыми компания занимается в настоящее время, можно сделать обобщенный вывод, что содержание полезного компонента в рудах значительно выше и разумное сочетание затрат на инфраструктуру и технологии и эффективности ведения работ позволят реализовать привлекательную рентабельность.

[inc pk='1210' service='media']

Со снижением содержания полезного компонента в рудах отрабатываемых месторождений необходимо отметить внимание, которое компания уделяет вопросам отработки окисленных и забалансовых руд. Капитализируясь на опыте, накопленном при разработке месторождений Мукур и Мезек, компания рассматривает несколько проектов с применением технологии кучного выщелачивания медного компонента. Также рассматриваются вопросы повторной разработки отходов обогатительного производства.

Касаясь энергетики, следует отметить уникальное по отношению к другим компаниям положение «Казахмыса»: мы самодостаточны. Есть свои генерирующие мощности, расположенные близко к рудно-сырьевой и перерабатывающей базе. Одна из реальных проблем заключается в том, что электростанции подошли к тому возрасту, когда необходимо инвестировать в поддержание их мощности: в ремонт, замену турбин, котлов. В этой связи мы высоко оцениваем политику правительства Казахстана по внедрению инвестиционного тарифа: это стимулирует такие предприятия, как «Казахмыс», инвестировать в поддержание энергетических мощностей. Наши станции — это не только энергетика для предприятий, но энергетика, которая обеспечивает жизнедеятельность целых городов — Жезказган, Балхаш, частично Караганду. Естественно, при реализации инвестпрограмм будут применяться самые передовые решения: например, устанавливаются наиболее эффективные новые турбины. В итоге «Казахмыс» сможет не только восстановить, но и немного увеличить мощность своих станций. На Экибастузской ГРЭС-1 осуществляется большая программа по модернизации и расширению мощности станции: в планах вывод ЭГРЭС-1 на установленную мощность в 4 ГВт электроэнергии. Эта станция также будет обеспечивать электроэнергией не только наши производства, но и близлежащие города и промышленные объекты.

Наличие и степень развития транспортной инфраструктуры является одним из решающих компонентов в освоении новых месторождений и поддержании существующего производства. Предприятия «Казахмыса» территориально удалены друг от друга и от перерабатывающих мощностей. У нас достаточно большая география перевозок железнодорожным и автомобильным транспортом. Компания постоянно занимается вопросами повышения эффективности перевозок на внутренних линиях, поддерживая дороги и подвижной состав. Однако существует чувствительная зависимость от внешних перевозок. По автомобильному транспорту на перевозках руды до обогатительных фабрик компания зависит от наличия, степени развития и надежности подрядных организаций. До сих пор эта ниша остается открытой на рынке и требует пристального внимания предпринимателей, готовых к хлопотной, но стабильной, при грамотном подходе, работе. По железнодорожным перевозкам особенно неустойчивый режим взаимодействия компании с перевозчиком в периоды подготовки к осенне-зимнему и весеннему сезону приводит к незапланированным простоям, потере продукции, прибыли и, в конечном счете, налогов для государства.

— Крупнейшими инвестпроектами «Казахмыса» в среднесрочной перспективе будет разработка месторождений Бозшаколь и Актогай. На каком этапе сейчас находятся данные проекты?

— На Бозшаколе начаты подготовительные работы к строительству инфраструктуры и фабрики. Размещаются заказы на основное технологическое оборудование. Также отгружены две основные мельницы для обогатительной фабрики. По существующему календарю горные работы планируется начать в феврале 2014 года. Обогатительная фабрика будет введена в эксплуатацию в начале 2015 года. Как я уже упомянул, Актогай вступил в стадию ТЭО. Совет директоров компании принял решение о размещении заказа на приобретение основного оборудования для мельничного передела — так же как и на Бозшаколе, будут заказаны две мельницы. Актогайский проект состоит из двух стадий: первая — добыча и переработка окисленных руд; вторая — сульфидных руд. Планируется реализовать первую стадию с опережением в один год по отношению к основной стадии отработки месторождения. По программе, первая катодная медь будет получена в 2015 году.

— Какие геологоразведочные проекты в текущий период реализуются компанией, насколько они увеличат сырьевую базу?

— Компания уделяет достаточное внимание поисковым и геологоразведочным работам. В 2011 году компания затратила около 60 миллионов долларов на эти работы, а в 2012 году бюджет увеличен до 80 миллионов. В 2011 году специальным подразделением Kazakhmys Exploration пробурено 327 176 погонных метров и проведено 112 106 анализов. Основные наши работы были сосредоточены на Жаман-Айбатской площадке — там пробурено около 150 километров скважин. Данный проект позволит не только увеличить объемы производства этого предприятия до 8 миллионов тонн руды, но и поддержит срок отработки этого месторождения до 24 лет.

Второе важное направление — юго-восточный Нурказган. Здесь закончены работы по оконтуриванию рудного тела и завершена программа разведочных работ по первой стадии. По завершении работ по разработке ресурсной модели начнется стадия концептуальной оценки и ТЭО. Юго-восточный Нурказган, по нашим оценкам, очень перспективный проект, с положительным уровнем доходности (ТЭР) и возможностью увеличения объемов производства с Нурказганской площадки на 5–7 миллионов тонн руды в год. Дальнейшие работы будут нацелены на детальное изучение возможности эффективной отработки месторождения и проектирование будущего рудника.

Следующая разведочная площадка — это Сатпаевская. Бурение велось с целью подтверждения запасов на флангах месторождения, перевода запасов в более высокие категории и возможности прироста запасов.

В Восточном Казахстане ведутся работы по разведке на флангах существующих Орловского и Артемьевского месторождений с целью выявления рудных площадей для второй стадии разработки (на восполнение выбывающих мощностей). В 2012 году особенное внимание будет также уделено доразведке месторождений Юбилейно-Снегирихинское и Анисимов Ключ. Продолжатся работы по доразведке участков месторождений Саякской группы и завершение работ по разработке технологий переработки руд. Очень интересная работа нас ожидает на Шатыркульской площадке, где в перспективе возможны реконструкция рудника и строительство обогатительной фабрики.

По методу «Формулы-1»

— Какие производственные объекты будут модернизироваться и расширяться? Сколько будет стоить модернизация каждого из них, в какой срок ее планируется осуществить?

— В этом году мы приступили к модернизации Николаевской обогатительной фабрики. Основная цель: повышение объемов переработки с 1,7 миллиона тонн в год до 2,2 миллиона. Но самое главное: мы стабильно будем получать три кондиционных концентрата (цинковый, медный и свинцовый) и собираемся существенно увеличить извлечение по каждому полезному элементу. Модернизация этого объекта завершится в первом квартале 2013 года. Второй проект по модернизации — реконструкция Балхашской обогатительной фабрики. Вы знаете, что и до появления «Казахмыса» эта фабрика была флагманом отрасли, но теперь пришло время модернизировать технологические цепочки, заменить устаревшее оборудование. К тому же мы возобновляем работы на Коунрадском карьере. В этой связи появилась потребность увеличить переработку на Балхашской фабрике и довести ее практически до проектной: около 11 миллионов тонн в год. Модернизацию данного объекта мы завершим к концу текущего года. Оба проекта находятся в стадии начала строительно-монтажных работ, размещены заказы на оборудование и ведется работа по формированию бригад и разработке детальных графиков. Стоимость модернизации фабрик — около 100 миллионов долларов.

Компанией рассматривается вопрос модернизации Нурказганской ОФ с целью увеличения показателей извлечения и достижения более высоких объемов переработки. Технологический регламент завершен, и после одобрения советом директоров начнутся работы над проектом.

Кроме того, ведутся работы по реконструкции рудника Абыз с целью увеличения срока работы карьера при существующих годовых объемах производства.

Модернизация производства — это также обновление самоходного парка, приобретение вспомогательного оборудования, улучшение условий труда, совершенствование процессов. Только за прошлый год «Казахмыс» инвестировал больше 140 миллионов долларов в приобретение нового оборудования, которое будет распределено по всем нашим регионам. Упор был сделан на обеспечение вспомогательным оборудованием для крепления горных выработок, чтобы они становились более безопасными, механизацию работ по оборудованию горных выработок коммуникациями и механизацию сервисного обслуживания оборудования. Таким образом, мы решаем вопросы производственной безопасности там, где они возникали.

— Каково соотношение производственных активов по регионам?

— Сейчас на первом месте по производству — Жезказганский регион — это Жомарт, Жаман-Айбатская площадка и Сатпаевская площадка. После них идет Карагандинско-Балхашская площадка и затем Восточный дивизион.

— Есть ли перспективы у Жезказганской площадки? Есть ли основания для опасений, что производство здесь будет свернуто?

— Опасения преувеличены. Как я упомянул, разведочные работы ведутся на флангах месторождений, за счет этого мы планируем увеличить запасы и продлить их срок разработки. Не надо забывать, что порядка 60 миллионов тонн запасов находятся под ранее отчужденными площадями: это запасы в охранных целиках, под объектами инфраструктуры. В этом году «Казахмыс» должен окончить проектные работы по переносу инфраструктуры, и после этого будет рассматриваться вопрос о вовлечении этих запасов в отработку. Там, где это возможно, будут отрабатываться запасы из ранних технологических потерь. Но в данном случае ключевой вопрос — рентабельность. И сегодня создана отдельная группа, которая занимается проектами доработки существующих запасов.

Вместе с тем нельзя снимать со счетов месторождения Жиландинской группы, расположенной совсем рядом. Эта группа представлена месторождениями Восточная и Западная Сарыоба. Сейчас создаются геологические модели обоих месторождений, далее мы приступим к технико-экономическим расчетам и проектированию. С учетом довольно развитой инфраструктуры и при условии благоприятных мировых цен на металлы, надеюсь, эти месторождения нам удастся вовлечь в разработку.

Загадкой для всех остается Сарысуйская впадина. До этого были работы, свидетельствовавшие о том, что в указанном районе могут быть аномалии, сходные по размерам с Жезказганской. Однако для подтверждения этих данных требуются огромные капиталовложения в геологоразведку. Ряд работ «Казахмыс» запланировал на этот год (в частности, геофизические исследования). Если сведения об аномалиях подтвердятся, мы приступим к бурению и в дальнейшем, возможно, перейдем к разработке месторождений этого района.

— Какие новые для РК технологии и подходы будут использоваться при разработке новых геологоразведочных и производственных проектов?

— По геологоразведке в этом году мы собираемся привлечь компанию «Титан–24», которая сотрудничала с Rio Tinto, BHP Billiton, Anglo-American. Компания работает методами глубинного геофизического исследования. Мы наметили ряд месторождений, изучение которых позволит по разведочным профилям выявить аномалии и на основании этого производить заверочное бурение. Это сократит сроки и затраты на геологоразведочные работы. Также мы начали применять спутниковый мониторинг района ведения горных работ в Сатпаеве на предмет сдвижения земной поверхности. Сатпаевское месторождение разрабатывается долгое время, накопилось большое количество целиков. Подчеркну, это нормальное явление для данной системы разработки, только необходимо выполнение ряда мероприятий по мониторингу сдвижений и оседаний. В мире это не ново, и научно-технический прогресс давно пришел на помощь геотехникам и производственникам. Для исключения внезапных угроз незапланированных обрушений и оседаний, основываясь на результатах космической съемки, осуществляется районирование по скоростям смещений земной поверхности. Разрабатывается методика, по которой будут определяться критические смещения и составляться планы соответствующих мероприятий во избежание негативных последствий.

На производстве будут применяться TDR — рефлектометры для дистанционного контроля внутренних смещений массивов над выработанными участками в особенно ответственных районах.

[inc pk='1211' service='media']

Коллектив работает над совершенствованием системы обслуживания оборудования. Планируется внедрение широко распространенной практики так называемых пит-стопов — мобильных ремонтных пунктов в подземных условиях, что позволит ежедневно проводить профилактические работы на оборудовании в очень сжатые временные сроки, как в Формуле-1.

В прошлом году мы много сделали для перехода на электронное планирование горных работ. Велось обучение практически всего геологического и маркшейдерского персонала работе на современном оборудовании и в современных прикладных программных пакетах. Пять групп горных инженеров прошли обучение навыкам проектирования и планирования с использованием программных продуктов Datamine и Surpac. Это позволяет «Казахмысу» в ближайшее время выполнять многовариантное годовое планирование и ежедневное планирование с целью повышения эффективности производства.

Общественная безопасность

— Вы упомянули о подготовке кадров для работы на новом оборудовании, а что в целом планируется предпринять компанией в области развития кадрового потенциала, повышения образования, профессионального уровня сотрудников?

— В прошлом году у нас стартовала программа по развитию талантов. Ее цель — подготовка резерва будущих руководителей из числа талантливых молодых сотрудников. К настоящему времени проведено более 300 интервью с функциональными руководителями для выявления 100 кандидатов для прохождения в финальную стадию программы. Как только будет утвержден список ТОР–100, мы начнем разработку индивидуальных планов развития.

Помимо этого, огромная работа по улучшению организации труда, техники безопасности и состоянию рабочих мест ведется с компанией DuPont. В прошлом году программой был охвачен весь руководящий состав — от CEO до главных инженеров рудников. В этом году пришла очередь линейного персонала. Первое, что отражено в этой программе — лидерство в вопросах организации труда и техники безопасности. Это и вопросы, связанные с расследованием несчастных случаев, проблемы поведенческого аудита. Общеизвестно, что 96% всех несчастных случаев на производстве являются результатом неправильного поведения людей. Этой программой мы пытаемся изменить культуру, отношение персонала к рабочим местам. В технологическом плане мы запланировали программу повышения квалификации инженерно-технических работников. Думаю, не стыдно сесть за парты и тем, кто считает себя профессионалом в своем деле. Первыми эти курсы пройдут мастера, начальники участков. Будут специальные курсы и для директоров, и главных инженеров предприятий.

— Насколько удовлетворяет «Казахмыс» качество кадров, которые готовятся в отечественных вузах?

— С точки зрения работодателя качество подготовки специалистов оставляет желать лучшего. При этом проблемы с подготовкой горных инженеров и металлургов наблюдаются не только в Казахстане, но и на всем постсоветском пространстве. Компания не стоит в стороне от этой проблемы. У «Казахмыса» есть свои колледжи — в Балхаше и Сатпаеве, где мы обучаем людей, чтобы максимально приблизить их к потребностям производства. Мы также полностью спонсируем программу по подготовке геотехников в Карагандинском государственном техническом университете. Геотехник — это ключевая специальность, они помогают горнякам принимать взвешенные решения при проектировании и отработке месторождений. Сегодня такие программы, к сожалению, не могут быть предложены вузами стран нашего экономического блока. Мы привлекли ведущих специалистов мира, и двадцать выпускников КарГТУ проходят обучение по этой программе. Они получат магистерские дипломы и продолжат свою работу на предприятиях «Казахмыс». Мы планируем провести подготовку геотехников в две-три волны, с тем чтобы достичь критической массы этих специалистов на своих производствах. Возможно, такой же подход должен быть и в отношении других дисциплин. Сегодня мы не совсем удовлетворены качеством подготовки горняков, механиков, энергетиков, маркшейдеров, обогатителей... Список можно продолжить. И выход только один — совместными усилиями реформировать систему специального высшего образования, чтобы не упустить еще одно поколение и совершить качественный скачок в реформации культуры производства.

— Мы говорим о человеческом капитале, профессионализме кадров. Второй частью этой темы является производственная безопасность. В минувшем году руководство «Казахмыса провело серьезный разбор полетов на эту тему. Как изменилась ситуация?

— Прошлый год для нас был достаточно напряженный, в чем-то даже успешный. Борьба, в которую мы ввязались — это борьба за изменение культуры производства. А культура меняется только при масштабном комплексном воздействии не только со стороны руководства предприятия, но и общественности. На моих глазах происходило изменение культуры в нескольких компаниях. Культуру предприятия, если всерьез за это взяться, можно поменять за 2–2,5 года. Так было в случае с Rio Tinto, где партнером была компания DuPont. Руководство Rio Tinto твердо заявило о стремлении стать не только самым крупным производителем, но и самой безопасной, самой «зеленой» компанией. Имея в виду этот позитивный опыт, мы и решили пригласить на «Казахмыс» именно DuPont. Означенное стремление есть и у руководства «Казахмыса». Мы уже начали улучшать состояние рабочих мест, обновляем средства индивидуальной защиты. Компания переходит на новые стандарты по СИЗ: спецодежда, защита органов дыхания, зрения. Кроме того, проводится модернизация аспирационных систем, систем очистки газов. Это все части одной программы, по итогам которой мы хотим видеть себя самой безопасной компанией. В этом году мы ожидаем дальнейшего сокращения производственного травматизма.

— Ранее претензии были к безопасности труда у подрядных организаций. Как количественно и качественно будет меняться состав подрядных организаций?

— Как вы уже поняли, мы наметили несколько программ по модернизации и реконструкции, так что количество подрядчиков будет только увеличиваться. Вместе с тем это определенный риск. Если мы пойдем на сотрудничество с подрядчиком, который не разделяет наши стандарты и политику в отношении производственной безопасности, то это может дать не только высокий травматизм у подрядчика, но негативно повлиять на производственную ситуацию в самой компании. Для разъяснения наших требований мы собирали подрядчиков уже дважды с 2010 года, но понятно, что в одночасье ситуацию изменить невозможно. В прошлом году у наших подрядчиков было 5 смертельных случаев. «Казахмыс» считает эти случаи своими: как только подрядчик заходит на нашу территорию, он становится нашим работником. Поэтому, когда на этапе тендера мы выбираем ту или иную компанию, то взвешиваем не только удовлетворяет ли нас подрядчик в ценовом плане и по срокам, но и насколько надежен наш партнер в вопросах безопасности. К сожалению, культура труда наших подрядных организаций оставляет желать лучшего. Они мало озадачены безопасностью. Зачастую можно наблюдать следующую картину: рабочий пилит бордюрный камень, не надевая защитных очков, или на проезжей части стоит человек и чистит дорогу от наледи, но рядом нет ни единого предупреждающего знака, ни одного ограждения — вся надежда на благоразумие водителя. Смирившись с такой постановкой дела, мы говорим, что это норма поведения в обществе. Тем сложнее отношения с человеком из этого общества, который приходит как подрядчик. Да, неплохих успехов в плане безопасности труда добились ENRC, «Казцинк», и «Казахмыс» старается выбиться в лидеры в Казахстане, но у нас всех все равно постоянно идет подпитка извне. Мне кажется, что большее внимание этому вопросу должно уделяться в обществе. Когда мы добьемся того, что люди перестанут быть равнодушными к опасным приемам работы, с которыми сталкиваемся на каждом углу, тогда и только тогда лед тронется.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?