Остаточные явления

Около половины кредитов, классифицируемых банками как реструктурированные, имеют признаки проблемных кредитов

Остаточные явления

Комитет финансового надзора Национального банка РК (КФН НБК) в 2013 году изменил практику публикации сведений о просроченных кредитах коммерческих банков. Полная статистика по займам с просрочкой, неработающим, безнадежным и списанным за баланс дана только за январь. Начиная с февраля показатели по качеству кредитных портфелей разбросаны по различным разделам банковской статистики, а не собраны в одном, как это было раньше. Казалось бы, это лишь отступление от правил, вызванное, очевидно, переменами во внутренних подходах КФН к своим публикациям, однако первая реакция на этот факт: дела у банков так плохи, что регулятор не решается показывать все данные как есть.

На самом деле, отыскав все же статистику по просрочкам на сайте КФН, мы убедились, что особых изменений в качестве кредитов по системе, за исключением нескольких банков, не произошло. За первые шесть месяцев года несколько снизилась доля займов, которые выплачиваются по графику (на 2,2%), увеличилась с 35,4% до 37% доля неработающих кредитов; что касается займов, платежи по которым просрочены более чем на 90 дней, то они выросли за полгода с 29,79 до 29,97%.

Удивляет не дальнейшее ухудшение, пусть и замедлившееся, а то, что не происходит улучшения и снижения просроченной задолженности, несмотря на принятые меры — создание банками SPV по управлению стрессовыми активами (КОСУ), а также госфонда проблемных кредитов (ФПК), который призван помочь реальному сектору, выкупая долги корпоративных клиентов. К тому же 2013-й — последний год, когда банки могут воспользоваться налоговыми льготами при списании долгов. Напомним, что НБК на 2013 год установил пороговый уровень неработающих кредитов в 20% от портфеля.

По сусекам поскребли

Мы предполагали, что в связи с необходимостью формирования провизий по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО) игрокам придется переоценить свои портфели и признать убытки (см. «Эксперт Казахстан» № 18–19 от 13 мая 2013 года). С нынешнего года размер резервов рассчитывается по МСФО; кроме того, введено понятие «динамические резервы». По мнению заместителя директора группы «Рейтинги финансовых институтов»  Standard & Poor’s Натальи Яловской, отдельные банки в Казахстане действительно испытали негативный эффект от введения новых правил по резервированию в 2013 году. По итогам первого квартала сразу несколько крупных банков показали снижение чистой прибыли (Цеснабанк, дочерний Сбербанк, Банк ЦентрКредит, чистый убыток АТФ Банка вырос на 25%), чистый убыток во втором квартале получили БЦК и Темирбанк.

На фоне постепенного ухудшения качества кредитов по системе у некоторых игроков доля просрочек свыше 90 дней в первом полугодии снизилась (из крупных фининститутов — у Цеснабанка, kaspi bank, Темирбанка), у других значительно увеличилась. В два раза выросли показатели у двух «россиян» — «дочек» ВТБ и Сбербанка, которые до сих пор лидировали по качеству портфелей. «По некоторым быстрорастущим банкам, как, например, Сбербанк, объем просроченных кредитов вырос почти в 2,5 раза с начала года, что связано с вызреванием молодого кредитного портфеля. Пока это не вызывает серьезных опасений, так как просроченные кредиты составляют около 2,7% от общего портфеля на конец июня 2013 года, что является существенно лучшим показателем по сравнению со средним в секторе»,— считает Наталья Яловская. Очевидно, то же самое можно сказать и о «молодом портфеле» ВТБ, который получил лицензию в Казахстане только в мае 2009 года, избежав таким образом общих для большинства отечественных банков проблем, связанных с падением рынка недвижимости.

Старший аналитик по долевым инструментам компании «Halyk Finance» Бакай Мадыбаев также связывает ухудшение портфеля с ростом кредитования. «Если размер ссудного портфеля банка почти утроился всего за пару лет, то вполне естественно ожидать ухудшения качества активов просто по мере взросления портфеля»,— говорит он. В то же время аналитики обращают внимание не столько на рост просрочек, сколько на отсутствие положительной динамики качества кредитов.

«В первом полугодии 2013 года не произошло никакого улучшения качества кредитного портфеля по банковскому сектору в Казахстане. Несмотря на то что кредитный портфель вырос чуть более чем на 5% за первые шесть месяцев, объем кредитов с просрочкой платежа более чем на 90 дней увеличился за этот же период почти на 6%. В результате такие кредиты продолжают составлять почти 30% от общего портфеля банковского сектора»,— отмечает Наталья Яловская и добавляет, что именно это вызывает опасения, особенно с учетом того, что прошло уже немало времени с начала кризиса 2008 года.

К началу 2013 года доля просроченных кредитов снизилась почти на 2 п.п., но затем снова начала расти. Причина, на наш взгляд, не только в реальном ухудшении качества кредитов, но и в признании таковыми ранее реструктурированных займов. Рейтинговые агентства неоднократно обращали внимание на то, что казахстанские банки имеют тенденцию к позднему признанию проблемных кредитов. В частности, по оценкам S&P, около половины кредитов, классифицируемых банками как реструктурированные, имеют признаки проблемных кредитов.

Напомним также, что продлено действие налоговых льгот при списании безнадежной задолженности. Изначально законом о минимизации рисков в финансовом секторе* такие льготы давались на 2011 и 2012 годы, но в связи с тем, что закон был принят в конце одиннадцатого года, льготы пролонгировали. А чтобы списать безнадежный заем или передать его в дочернюю компанию по управлению стрессовыми активами, нужно его вначале признать проблемным, с этим может быть связан рост показателей по просрочкам.

Новые кредиты — старые проблемы

Если брать только новый портфель, то есть кредиты, выданные банками с начала года, то, согласно данным НБК, динамика впечатляющая. Но темпы прироста потребительских займов были выше, чем корпоративных: их объем за первое полугодие увеличился на 68% против 50-процентного роста кредитов экономике. Некоторое замедление потребительского кредитования произошло только в июне. Понятно, что новые кредиты также переходят со временем частично в разряд проблемных. Как видно из графика 3, население задерживает платежи с завидным постоянством, в то время как задолженность компаний время от времени снижается. Активизация розницы, наиболее рискованного сегмента, ведет к росту неплатежей.

«Мы считаем, что резкий рост розничного кредитования, не подкрепленный аналогичными темпами роста доходов населения, определенно приведет к ухудшению качества потребительского портфеля. Рост доходов населения сильно замедлился еще в прошлом году — 6,9% за 2012 год против 22,5% за 2011-й. В результате соотношение потребительского долга к заработной плате населения снова резко выросло и находится на полпути к пиковому уровню 2007 года. Сегодня для полного погашения потребительского займа в среднем трудозанятому жителю необходимо будет направить около двух месячных зарплат. Во время кредитного бума перед началом кризиса такой показатель доходил до трех месячных зарплат. Еще в январе 2012 года для погашения потребительского займа в среднем было достаточно немногим более одной месячной зарплаты»,— такие данные приводит Бакай Мадыбаев.

Кроме того, считает он, к ухудшению качества активов может привести высокий уровень конкуренции. Потребительский портфель растет стремительно у многих банков, включая как нишевых игроков, например kaspi bank, так и крупных игроков, как Казкоммерцбанк.

«В целом мы считаем, что ситуация с качеством активов стабилизировалась. Однако резкий рост потребительского кредитования без роста доходов населения может внести свои коррективы, хотя и в ограниченной степени, учитывая, что доля потребительских займов составляет всего 17% в портфеле всего сектора»,— добавляет Мадыбаев.

Что касается корпоративной задолженности, то, конечно, большой объем ее тянется из прошлого. Но увеличение нового кредитования также способствует нарастанию просрочек — это две взаимозависимые величины. В экономике сегодня наметилось замедление темпов роста. В последнем обзоре реального сектора по итогам первого полугодия, опубликованном Нацбанком в начале августа, на основании опросов руководителей предприятий аналитики делают вывод о замедленном росте реального сектора экономики и прогнозируют возможный спад в третьем квартале. На это указывают такие данные, как снижение спроса на продукцию, сокращение числа занятых, объемов производства и доходов от реализации продукции. Ухудшение ситуации в реальном секторе вызовет новый вал задолженности по кредитам как самих компаний, так и их работников.

Ничего не происходит

Создание компаний по управлению стрессовыми активами и ФПК пока мало отражается на качестве ссудных портфелей. Госфонд не принимает кредиты, обеспеченные недвижимостью, а ведь именно займы строительству, ипотека в основном и формируют просроченную задолженность. Изначально предполагалось, что ФПК будет собирать деньги с рынка под облигации, которые планировалось размещать среди пенсионных фондов, поэтому фонд ведет строгий отбор проектов. «Если речь идет о фонде проблемных кредитов, банки жалуются, что процедуры работы с ним настолько сложные, а результат настолько незначительный, что говорить о сколько-нибудь серьезных сделках с фондом не приходится»,— отмечает Наталья Яловская, говоря о низкой эффективности мер, принятых регулятором.

Бакай Мадыбаев сетует на то, что фонд не может выкупать займы, связанные с недвижимостью: с одной стороны, они составляют существенную часть плохих активов, а с другой — были бы более простыми в оценке при передаче банками в фонд, а ведь именно в оценке возникают разногласия между фондом и банками. «Механизм временного налогового послабления по списанию займов имеет сложные процедурные требования и, по словам некоторых банкиров, не совсем согласован с налоговым кодексом. Дочерние организации по управлению стрессовыми активами являются долгосрочным механизмом, результаты работы которого будут очевидны позже»,— надеется наш эксперт.

Но пока еще не видно инвесторов, готовых покупать проблемные активы, которыми перегружены портфели банков. Остается уповать только на рост рынка недвижимости, чего, очевидно, ждут и сами игроки, не желая отдавать активы по низкой цене.          

Дно где-то рядом

Президент Евразийского центра финансового консалтинга Жомарт Ертаев считает, что качество кредитных портфелей улучшится в нынешнем году: банки должны до конца года воспользоваться налоговой льготой и «почистить» свои балансы.

— По итогам первого полугодия у банков выросла доля займов с просрочкой свыше 90 дней. Как вы думаете, происходит реальный рост просрочек или это просто переоценка ранее реструктурированных кредитов?

— На мой взгляд, рост просроченных займов, наблюдаемый в текущем году,— это результат принятия налоговой льготы, позволяющей банкам до конца 2013 года списать кредиты в размере до 10 процентов от собственного капитала без проведения процедуры банкротства заемщика. Полагаю, что с введением данной льготы ряд БВУ частично отказался от практики реструктуризации проблемных кредитов, активно применяемой с 2008 года, и принял решение об «очистке» ссудных портфелей хотя бы в рамках представившегося лимита. Еще одним фактором, влияющим на рост просрочки свыше 90 дней, вероятно, является принятие Правил деятельности дочерней организации, приобретающей сомнительные и безнадежные активы родительского банка (ОУСА). Передавая проблемные кредиты специализированной «дочке», банки снижают свои расходы на провизии. А для передачи актива необходимо признать его сомнительным или безнадежным.

— Как отражается на росте просрочек активизация розничного кредитования?

— В последнее время в розничном сегменте активно растет беззалоговое кредитование, в частности займы на покупку долгосрочных потребительских товаров (бытовая техника, сотовые телефоны, компьютеры). Название данному типу займов, правда, дали несколько иное — «товар в рассрочку». Но как их ни называй, беззалоговые кредиты, будучи самыми высокодоходными, являются и самыми рисковыми для банков, по ним фиксируется наибольшая доля проблемных кредитов. В целом же если посмотреть статистику, то в 2013 году объемы кредитования физлиц в Казахстане достигли показателей предкризисного периода. Отсюда можно сделать вывод о вероятной перекредитованности граждан, что в свою очередь ведет к постепенному ухудшению их возможностей своевременно погашать долги перед банками. Кстати, в России, экономика которой схожа с казахстанской, аналогичная ситуация наблюдается еще с прошлого года.

— Кроме ухудшения качества кредитного портфеля, некоторые банки показали убытки по итогам 2‑го квартала. Связано ли это с переоценкой портфеля по МСФО и необходимостью увеличения провизий?

— Убытки за рассматриваемый период, безусловно, связаны в определенной степени с ухудшением качества портфелей. При этом убытки никоим образом не обусловлены переходом к оценке качества портфеля по МСФО, поскольку банки начисляют провизии по данной системе уже с 2011 года. Судя по статистике, опубликованной на сайте регулятора, значительные суммы убытков зафиксированы лишь у двух банков, что связано, вероятнее всего, с доначислением провизий на увеличившийся объем просроченных займов.

— Можно ли сказать, что ухудшение портфелей достигло дна? Когда ждать восстановления качества?

— Да, возможно, дно где-то рядом. В частности, избежать дальнейшего ухудшения качества портфелей поможет вышеупомянутая налоговая льгота, подстегивающая банки побыстрее, до конца года, списать максимально возможную часть кредитов, что приведет к снижению доли просроченных займов. Также необходимо принять во внимание, что отечественные банки накопили определенный опыт в кредитовании: уроки кризисного периода, формирование статистики кредитной дисциплины по различным типам и группам клиентов и тому подобное. Резонно предположить, что это положительно отразится на кредитной политике большинства БВУ и будет способствовать улучшению качества портфелей.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности