Равнение на Сингапур

Николай Кузьмин
Николай Кузьмин

Слова, сказанные Нурсултаном Назарбаевым на совещании по дальнейшему развитию Астаны, были адресованы мэру столицы, ее главному архитектору и прочим участникам совещания, то есть довольно ограниченному кругу чиновников. Однако в обществе они произвели эффект не меньший, чем послание президента народу Казахстана. Если ориентироваться на комментарии в интернете, то наибольшее впечатление на казахстанцев произвели не сообщения президента о росте столичного бюджета (по его объему Астана в 1,5 раза превосходит Киев и в 2,5 раза — Минск) и о включении нашей столицы рейтинговой службой журнала «Экономист» в число городов с благоприятным уровнем жизни. Призывы президента к «столичному лоску» тоже не вызвали большого энтузиазма у комментаторов.

Наиболее живой отклик получили не вошедшие в официальную информацию на сайтах Акорды и столичного акимата, но приведенные информагентствами слова президента о жвачке. Строго говоря, речь шла о высоком уровне преступности в столице, но в этот раз было предложено снижать его не с помощью повышения зарплаты полицейских или улучшения их технической оснащенности, а путем изменения методов работы. «Надо не пропускать ни одно мелкое преступление в городе. Цепляют жвачки по всем переходам — хватать, фиксировать, снимать отпечатки пальцев, составлять протоколы. Предупредить! Административное наказание, штрафы, посадить на трое суток», — сказал президент. Он пояснил, что борьба с мелкими правонарушениями приведет к сокращению числа серьезных преступлений.

Президент в данном случае показал себя сторонником теории разбитых окон, согласно которой разбитое окно провоцирует жителей на то, чтобы выбить через какое-то время все окна в доме. Криминологи предположили, а социологи подтвердили, что явные свидетельства несоблюдения общепринятых норм поведения провоцируют жителей города на новые, все более серьезные нарушения общественного порядка, вплоть до самых тяжелых преступлений. На практике действенность борьбы с преступностью в рамках этой теории продемонстрировал мэр Нью‑Йорка Рудольф Джулиани и шеф городской полиции Уильям Браттон.

Нурсултан Назарбаев так рассказал историю их борьбы: «Когда-то Нью-Йорк был самым преступным городом в США. Пришел мэр, пришел новый полицейский, они начали наводить порядок с мелких нарушений, преступлений тех, кто ездит «зайчиками» в метро, перепрыгивают через решетки. Этот полицейский в день сажал 800 таких «зайцев». Когда мелкие преступления прекратились — люди поняли, что за все надо отвечать». Надо заметить, что «новый полицейский» «зайцев» не сажал, а лишь задерживал. Как и тех, кто кидал на землю пустые бутылки, кто мочился на улице, кто разрисовывал стены домов и вагоны метро граффити.

А вот жевательная резинка, точнее, борьба с ней — это уже из истории совсем другого города. Президент его не упомянул, но комментаторы о нем сразу вспомнили — это Сингапур. Он известен тем, что там не просто запрещено плеваться на улице, бросать мусор на землю, курить в общественных местах и мочиться в лифте — за все предусмотрены огромные штрафы. Жевательная резинка вообще запрещена к ввозу в страну. А про потребление сенсимильи лучше даже не думать. Когда там начали бороться за чистоту, теорию разбитых окон еще не придумали, поэтому ставка была сделана на сочетание воспитательных и карательных мер, дополняемых тотальным контролем. Поскольку все, что запрещено и жестко карается в Сингапуре, в наших краях — не замечаемая полицией обыденность, предложенные президентом «трое суток» были практически единогласно одобрены нашим интернет-сообществом, прозвучали призывы даже ужесточить наказания.

Выплеснув в виртуальное пространство свои впечатления от улиц Астаны, Алматы, Шымкента и других городов, комментаторы быстро переключились на тему коррупции. В Сингапуре она практически побеждена, в Казахстане — процветает. Как ни раздражают казахстанцев заплеванные тротуары и бутылки, летящие из окон автомобилей, коррупция достала их еще больше.

В то время как президент в Астане призывал учиться у полиции Нью-Йорка, в Алматы эксперты вырабатывали рекомендации к программе по противодействию коррупции на ближайшую пятилетку. Здесь тоже наблюдался компаративный подход к проблеме. Отмечалось, что в Индексе восприятия коррупции от «Трансперенси Интернешнл» Казахстан мало того что занимает не слишком почетное 120-е место, но еще и находится в компании таких стран, как Бангладеш и Эфиопия. Соседство с ними нашим экспертам кажется унизительным. Но даже если мы улучшим свои позиции в рейтинге и взлетим на 90-е место (именно такая цель стоит в программе противодействия коррупции), то нашими соседями будут Шри-Ланка, Либерия и Замбия. Такая компания не показалась нашим экспертам более достойной Казахстана. Впрочем, даже в четвертой десятке рейтинга мы увидим такие страны, как Руанда и Кабо-Верде. Эти страны тоже бедные, хоть и честные. А мы хоть и коррумпированные, зато богатые (богатые «в среднем по палате», но это уже детали). Популярно мнение, что наша коррупция и наше усредненное богатство имеют один источник — сырьевую экономику. А в качестве лекарства предлагается развивать демократические институты, равняясь на скандинавские страны, традиционно занимающие верхние строчки в Индексе восприятия коррупции. Проблема в том, что развитие демократических институтов казахстанское общество волнует очень мало. То, что в Индексе свободы слова, составляемом организацией «Репортеры без границ», Казахстан занимает позорное 154-е место, не вывело свободу слова в число проблем, которые, согласно социологическим исследованиям, волнуют казахстанцев (коррупция же занимает второе место после роста цен).

И здесь самое время вспомнить о Сингапуре. В области коррупции мы различаемся как небо и земля (пятое место в рейтинге у них, сто двадцатое у нас), с жевательной резинкой и прочим мусором различия еще более заметные, зато ситуация со свободой слова сопоставимая (в Индексе свободы слова у нас 154-е место, у них — 135-е). И режим у них, как и у нас, лишь формально демократический, на практике же у власти все время одна и та же партия. Поэтому американцы с их первой поправкой и либеральными ценностями нам мало подходят в качестве ориентира. Сингапур и его многолетний лидер, кавалер ордена «Достык» Ли Куан Ю нам все-таки ближе.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики