Подтянуть харизму

Масштабное исследование бизнес-культур, проведенное международной группой ученых, выделило настойчивость и стеснительность казахстанских предпринимателей

Подтянуть харизму

Национальная бизнес-культура — речь идет о культивируемых в той или иной предпринимательской среде ценностях, задающих порядок ведения дел в бизнесе — один из главных параметров инвестиционной привлекательности страны. Напоровшись однажды на недобросовестность местных бизнесменов, компания вряд ли вернется в страну, чтобы вложить свои кровные. Что и произошло, например, с инвестициями шведской автомобильной компании Scania Credit AB, которая выдала казахстанской RB-Logistics в лизинг два грузовика с прицепами, а взамен не получила ни денег, ни грузовиков. Впрочем, разбираться — кто прав, а кто виноват — будет Верховный суд Казахстана.

Для того чтобы избежать подобных ситуаций, на Западе давно принято проводить всесторонний анализ «интересных» стран. Особенности национального ведения бизнеса помогают налаживать контакты, входить в доверие и строить бизнес. Одно из таких изысканий, но уже с нашей, евроазиатской стороны, под названием «Сравнительный анализ культур менеджеров стран Запада и Центральной Евразии на примере США, Германии, Казахстана и Узбекистана» провели четверо исследователей, представляющих разные университеты и бизнес-школы названных стран в период с 2009 по 2012 гг. Всего в рамках исследования опрошено 500 человек, из которых 240 студентов программ МВА, совмещавших учебу и работу в США, 120 менеджеров, работавших на период опроса в иностранных и местных компаниях в РК, 140 респондентов из Германии.

В состав международной исследовательской группы вошли: Розмат Ашурбеков, доцент Ташкентского государственного института культуры, Сьюзан Ковальски, профессор Университета прикладных наук Кёльна, и Акмарал Алталиева, бизнес-тренер и консультант, профессор казахстанской Международной академии бизнеса. Об исследовании и его прикладном применении мы поговорили с Акмарал Алталиевой, представлявшей в международной группе казахстанскую сторону.

— Расскажите, пожалуйста, какова основная цель вашего исследования.

— Лучше понять культуру общества, в котором мы строим свои личные истории успеха, в том числе бизнес. В результате мы получили количественные значения сходств и различий культур Казахстана и Узбекистана, позволяющие проводить сопоставимые сравнения с результатами таких известных исследовательских проектов, как проект GLOBE, проект Фонса Тромпенаарса и др., измерявших культуры многих стран мира.

— Чем, на ваш взгляд, эта тема может быть интересна нашим  бизнесменам?

— Есть две принципиальные причины интереса к такой теме. С одной стороны, это прикладной интерес. Без такого понимания сама история успеха отдельной личности или бизнеса, скорее всего, будет случайной и неустойчивой. Понимание культуры — этноса ли, профессионального сообщества ли, страны или региона — помогает в правильной интерпретации поведения людей, ложится в основу прогнозов будущих тенденций и общественных реакций на наши инициативы. С другой стороны, это уже широко известный факт: успешная личность невозможна без понимания себя. Недаром и в очень популярной в наши дни модели эмоционального интеллекта Дэниела Гоулмана понимание себя — одна из пяти ключевых составляющих. А ведь часть наших личностных характеристик сложилась под влиянием культурного окружения, в котором формировался наш характер. Каждый из нас несет в себе в той или иной мере черты народа, родившего или воспитавшего нас. Понимая культуру общества, из которого мы вышли или в котором мы живем, мы, таким образом, приближаемся к пониманию самих себя.

— Разве можно измерить культуру в принципе?

— В основу нашего исследования легли модели Гирта Хофштеде и проекта Globe. Обе модели относятся к числу наиболее широко применяемых в мире по вопросам различий национальных культур и лидерства. Определяя культуру как «коллективное программирование ума, которое отличает члена одной группы или категории людей от другой», Ховштеде показал, что различия в культуре можно определить при помощи понятия «мера», и эмпирическим путем определил четыре основные меры: отношение общества к неравенству между людьми, неопределенностям (или рискам), межличностным отношениям и гендерным ролям.

Исследователи проекта Globe добавили к классическим параметрам Ховштеде такие, как настойчивость, ориентированность на будущее, ориентированность на исполнение, ориентированность на людей. А лидерство они измеряли через проявление шести компонентов: харизматической компоненты лидерства (или лидерства, основанного на ценностях), компоненты лидерства, направленного на группу, компоненты лидерства, основанного на участии, компоненты лидерства, ориентированного на людей, компоненты автономного лидерства, компоненты «оборонительного» лидерства.

— Какие именно результаты исследования культур будут, на ваш взгляд, наиболее интересны казахстанскому бизнесу?

Хочется надеяться, что представителям нашего бизнеса — в лице собственников и менеджеров будет интересно многое из результатов, представленных в названных исследованиях, включая и наше. Давайте я начну с того, что в результатах группы Globe, где впервые наряду с другими странами исследовался Казахстан, сначала удивило меня саму, но чему позже я нашла подтверждение и в собственной практике, и в опыте моих коллег и друзей.

Так, например, настойчивость в достижении целей (показатель, производный от «мужественности» Ховштеде) практикуется в Казахстане практически на одинаковом уровне, что и в США (4.46 и 4.55), однако ценится у нас в обществе гораздо меньше, чем там (3.84 и 4.32). Это говорит о том, что казахстанцы, вероятно, не хотят провозглашать стремление к собственному успеху своей основной ценностью. Мы все еще верим, что в процессе достижения целей надо учитывать и интересы других, даже если они не совпадают с нашими интересами. Возможно, это отголоски коллективизма.

Однако слова и ценности у нас расходятся с делами: на практике «сдерживаться» на пути к достижению своих целей становится все сложнее. Но посмотрите: американцы, по данным проекта Globe, ведь тоже ценят настойчивость меньше, чем практикуют (4.32 и 4.55). Если перейти к прогнозам, то, возможно, в будущем ожидать явного роста настойчивости в поведении казахстанцев не стоит: мы и сейчас-то «стесняемся» этой чисто капиталистической ценности.

Не меньше удивило меня и то, что, согласно результатам Globe, гендерное равенство в Казахстане практикуется больше, чем в США — стране провозглашенного феминизма (3.84 и 3.34). Конечно, это во многом объясняется влиянием советского прошлого на культуру Казахстана. Наши женщины раньше и масштабнее влились в общественное производство, а значит, активнее участвовали в общественной жизни страны. Но американский феминизм все же проявился в этом показателе: ценится гендерное равенство в США гораздо выше, чем у нас (5.06 и 4.75). Такое распределение показателей, кстати, позволяет предположить, что гендерное равенство в нашем обществе будет со временем расти, т.к. ценится оно выше, чем практикуется.

— Что-то в результатах подтвердило ваши предположения как практикующего бизнес-консультанта?

— Ну, к примеру, это то, что по таким параметрам, как отношение к неопределенности/рискам, отношение к неравенству в обществе, индекс индивидуализма, Казахстан будет располагаться на континууме между Узбекистаном и США.

— Где можно будет подробнее познакомиться с результатами исследований культур, проведенных вашей группой?

— Мы  готовим материалы для выступления на международной конференции в Лас-Вегасе в октябре этого года. Хотелось бы надеяться, что все получится. Что касается русскоязычной версии, то более полный материал мы планируем представить на юбилейной конференции Международной академии бизнеса также осенью этого года.

— Что вы думаете о перспективах подобного рода исследований?

— Ну, конечно, мое отношение исключительно положительное: иначе я просто не стала бы участвовать в этой работе. И дело даже не столько в результатах, хотя и сами результаты интересны. Мне, как консультанту, участие в подобных исследовательских проектах помогает расширять кругозор и осваивать исследовательские технологии, признанные международным академическим сообществом. По поводу же результатов скажу следующее: даже если и не все исследования претендуют на поиск «истины в последней инстанции» (в силу ограниченности масштабов исследования или неидеальности выборки), они в большинстве своем способствуют популяризации научных тезисов, позволяя обществу в итоге приближаться к истине.

Акмарал Алталиева — кандидат экономических наук, профессор МАБ, стипендиат программы Фулбрайт (США). Имеет опыт управления сервисными компаниями и международными исследовательскими проектами.

Ведет активную деятельность в области управленческого консалтинга и бизнес-тренингов. Имеет опыт преподавания в Восточной Европе и России, на программах Institute of Leadership and Management (Великобритания) и программах МВА европейских бизнес-школ в РК.

В 2006–2007 гг. — член редакционного совета европейского журнала «Society and Business Review».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее