Отличаются умом и сообразительностью

Масштабное исследование бизнес-культур, проведенное международной группой ученых, выделило настойчивость и стеснительность у казахстанских предпринимателей

Акмарал Алталиева
Акмарал Алталиева

Национальная бизнес-культура — речь идет о культивируемых в той или иной предпринимательской среде ценностях, задающих порядок ведения дел в бизнесе — один из главных параметров инвестиционной привлекательности страны. Напоровшись однажды на недобросовестность местных бизнесменов, компания вряд ли вернется в страну, чтобы вложить свои кровные. Что и произошло, например, с инвестициями шведской автомобильной компании Scania Credit AB, которая выдала казахстанской RB-Logistics в лизинг два грузовика с прицепами, а взамен не получила ни денег, ни грузовиков. Впрочем, разбираться — кто прав, а кто виноват — будет Верховный суд Казахстана.

Для того чтобы избежать подобных ситуаций, на Западе давно принято проводить всесторонний анализ «интересных» стран. Особенности национального ведения бизнеса помогают налаживать контакты, входить в доверие и строить бизнес. Одно из таких изысканий, но уже с нашей, евроазиатской стороны, под названием «Сравнительный анализ культур менеджеров стран Запада и Центральной Евразии на примере США, Германии, Казахстана и Узбекистана» провели четверо исследователей, представляющих разные университеты и бизнес-школы названных стран в период с 2009 по 2012 гг. Всего в рамках исследования было опрошено 500 человек, из которых 240 студентов программ МВА, совмещавших учебу и работу в США, 120 менеджеров, работавших на период опроса в иностранных и местных компаниях в РК, 140 респондентов из Германии.

В состав международной исследовательской группы вошли: Розмат Ашурбеков, доцент Ташкентского государственного института культуры, Сьюзан Ковальски, профессор Университета прикладных наук Кёльна, и Акмарал Алталиева, бизнес-тренер и консультант, профессор казахстанской Международной академии бизнеса.

Об исследовании и его прикладном применении мы поговорили с Акмарал Алталиевой, представлявшей в международной группе казахстанскую сторону.

— Расскажите, пожалуйста, какова основная цель вашего исследования.

— Основная цель исследования — лучше понять культуру общества, в котором мы строим свои личные истории успеха, в том числе бизнес. В результате мы получили количественные значения сходств и различий культур Казахстана и Узбекистана, позволяющие проводить сопоставимые сравнения с результатами таких известных исследовательских проектов, как проект GLOBE, проект Фонса Тромпенаарса и др., измерявших культуры многих стран мира.

— Чем, на ваш взгляд, эта тема может быть интересна нашим читателям, бизнесменам?

— На мой взгляд, есть две принципиальные причины интереса к такой теме. С одной стороны, это прикладной интерес. Без такого понимания сама история успеха отдельной личности или бизнеса, скорее всего, будет случайной и неустойчивой. Понимание культуры — этноса ли, профессионального сообщества ли, страны или региона — помогает в правильной интерпретации поведения людей, ложится в основу прогнозов будущих тенденций и общественных реакций на наши инициативы. С другой стороны, сегодня это уже широко известный факт: успешная личность невозможна без понимания себя. (Недаром и в очень популярной в наши дни модели эмоционального интеллекта Дэниела Гоулмана (Daniel Goleman) понимание себя — одна из пяти ключевых составляющих.) А ведь часть наших личностных характеристик сложилась под влиянием культурного окружения, в котором формировался наш характер. Каждый из нас несет в себе в той или иной мере черты народа, родившего или воспитавшего нас. Понимая культуру общества, из которого мы вышли или в котором мы живем, мы, таким образом, приближаемся к пониманию самих себя.

— Разве можно измерить культуру в принципе?

— В основу нашего исследования легли модели Гирта Хофштеде и проекта Globe. Обе модели относятся к числу наиболее широко применяемых в мире по вопросам различий национальных культур и лидерства. Определяя культуру как «коллективное программирование ума, которое отличает члена одной группы или категории людей от другой», Ховштеде показал, что различия в культуре можно определить при помощи понятия «мера», и эмпирическим путем определил четыре основные меры: отношение общества к неравенству между людьми, неопределенностям (или рискам), межличностным отношениям и гендерным ролям. Исследователи проекта Globe добавили к классическим параметрам Ховштеде такие, как настойчивость, ориентированность на будущее, ориентированность на исполнение, ориентированность на людей. А лидерство они измеряли через проявление шести компонентов: харизматической компоненты лидерства (или лидерства, основанного на ценностях), компоненты лидерства, направленного на группу, компоненты лидерства, основанного на участии, компоненты лидерства, ориентированного на людей, компоненты автономного лидерства, компоненты «оборонительного» лидерства.

— Какие именно результаты исследования культур будут, на ваш взгляд, наиболее интересны казахстанскому бизнесу?

— Хочется надеяться, что представителям нашего бизнеса — в лице собственников и менеджеров будет интересно многое из результатов, представленных в названных исследованиях, включая и наше. Давайте я начну с того, что в результатах группы Globe, где впервые наряду с другими странами исследовался Казахстан, сначала удивило меня саму, но чему позже я нашла подтверждение и в собственной практике, и в опыте моих коллег и друзей. Так, например, настойчивость в достижении целей (показатель, производный от «мужественности» Ховштеде) практикуется в Казахстане практически на одинаковом уровне, что и в США (4.46 и 4.55), однако ценится у нас в обществе гораздо меньше, чем там (3.84 и 4.32). Это говорит о том, что казахстанцы, вероятно, не хотят провозглашать стремление к собственному успеху своей основной ценностью. Мы все еще верим, что в процессе достижения целей надо учитывать и интересы других, даже если они не совпадают с нашими интересами. Возможно, это отголоски коллективизма. Однако слова и ценности у нас расходятся с делами: на практике «сдерживаться» на пути к достижению своих целей становится все сложнее. Но посмотрите: американцы, по данным проекта Globe, ведь тоже ценят настойчивость меньше, чем практикуют (4.32 и 4.55). Если перейти к прогнозам, то, возможно, в будущем ожидать явного роста настойчивости в поведении казахстанцев не стоит: мы и сейчас-то «стесняемся» этой чисто капиталистической ценности.

Не меньше удивило меня и то, что, согласно результатам Globe, гендерное равенство в Казахстане практикуется больше, чем в США — стране провозглашенного феминизма (3.84 и 3.34). Конечно, это во многом объясняется влиянием советского прошлого на культуру Казахстана. Наши женщины раньше и масштабнее влились в общественное производство, а значит, активнее участвовали в общественной жизни страны. Но американский феминизм все же проявился в этом показателе: ценится гендерное равенство в США гораздо выше, чем у нас (5.06 и 4.75). Такое распределение показателей, кстати, позволяет предположить, что гендерное равенство в нашем обществе будет со временем расти, т.к. ценится оно выше, чем практикуется.

— Что-то в результатах подтвердило ваши предположения как практикующего бизнес-консультанта?

— Ну, к примеру, это то, что по таким параметрам, как отношение к неопределенности/рискам, отношение к неравенству в обществе, индекс индивидуализма, Казахстан будет располагаться на континууме между Узбекистаном и США.

— Где можно будет подробнее познакомиться с результатами исследований культур, проведенных вашей группой?

— Мы сейчас готовим материалы для выступления на международной конференции в Лас-Вегасе в октябре этого года. Хотелось бы надеяться, что все получится. Что касается русскоязычной версии, то более полный материал мы планируем представить на юбилейной конференции Международной академии бизнеса также осенью этого года.

— Что вы думаете о перспективах подобного рода исследований?

— Ну, конечно, мое отношение исключительно положительное: иначе я просто не стала бы участвовать в этой работе. И дело даже не столько в результатах, хотя и сами результаты интересны. Мне, как консультанту, участие в подобных исследовательских проектах помогает расширять кругозор и осваивать исследовательские технологии, признанные международным академическим сообществом. По поводу же результатов скажу следующее: даже если и не все исследования претендуют на поиск «истины в последней инстанции» (в силу ограниченности масштабов исследования или неидеальности выборки), они в большинстве своем способствуют популяризации научных тезисов, позволяя обществу в итоге приближаться к истине.

Акмарал Алталиева — кандидат экономических наук, профессор МАБ, стипендиат программы Фулбрайт (США). Имеет опыт управления сервисными компаниями и международными исследовательскими проектами.

Ведет активную деятельность в области управленческого консалтинга и бизнес-тренингов. Имеет опыт преподавания в Восточной Европе и России, на программах Institute of Leadership and Management (Великобритания) и программах МВА европейских бизнес-школ в РК.

В 2006–2007 гг. — член редакционного совета европейского журнала «Society and Business Review».

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности