Великая антинаркотическая война

Великая антинаркотическая война

В прошлую среду председатель Координационного совета руководителей компетентных органов по противодействию незаконному обороту наркотиков государств—членов Организации Договора о коллективной безопасности (КСОПН ОДКБ) — директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов и генсек ОДКБ Николай Бордюжа заявили несколько инициатив по борьбе с афганским наркотрафиком в рамках заседания КСОПН в Астане. Часть их подразумевает партнерство ОДКБ и НАТО, которое «атлантисты» не воспринимали всерьез, предпочитая двустороннее сотрудничество со странами-участницами постсоветского альянса. Другая часть — изыскание внутренних антинаркотических резервов ОДКБ.

Во-первых, г-н Иванов предлагает провести разделение труда при борьбе с наркотиками в Центральной Азии между НАТО (с 2003 года эта организация осуществляет руководство Международными силами содействия безопасности в Афганистане) и ОДКБ. Речь идет о разграничении зон ответственности и функций организаций. «Провести своего рода кооперацию усилий ОДКБ и НАТО по решению столь глобальной проблемы — Северо-Атлантическому альянсу целесообразно сосредоточиться на ликвидации наркопроизводства на территории Афганистана, а ОДКБ — на пресечении наркотрафика на территории своих государств», — отметил он.

Также в целях повышения эффективности антинаркотического сотрудничества Виктор Иванов предложил разработать и принять центральноазиатский антинаркотический пакт между ОДКБ и НАТО. Глава ФСКН не устает критиковать Северо-Атлантический альянс за контрпродуктивную борьбу с наркотиками в Афганистане, где за 11 лет присутствия группировка так и не справилась с наркопосевами, хотя, по словам г-на Иванова, военной мощи МССБ хватило бы, чтобы решить проблему за «день-два». Тем временем налицо «нарастающая систематическая активность»: количество нарколабораторий, по данным главы ФСКН, за минувший год увеличилось на 50 единиц.

Параллельный процесс — выработка единых подходов при работе с «внерегиональными международными объединениями, позиционирующими себя в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков». Г-н Бордюжа предложил «сформировать рабочую группу при КСОПН, в состав которой ввести представителей заинтересованных международных структур», а в перспективе задействовать и потенциал Шанхайской организации сотрудничества.

Четвертое предложение — введение в международный документооборот термина «антинаркотическая безопасность». Под этим понимается система механизмов инструментальной защиты государства и населения от планетарных центров наркопроизводства и глобального наркотрафика с приоритетом их ликвидации в качестве принципиально нового типа безопасности в системе деятельности ОДКБ. «ОДКБ могло бы пойти и дальше, превратив антинаркотическую безопасность в центральное содержание новой мировой повестки, заместив перетягивающую на себя одеяло антитеррористическую безопасность. Причем анализ показывает, что зачастую накал экстремистской или террористической активности во многом базируется на транзите наркотиков», — заметил г-н Иванов.

Однако такая работа предполагает большой анализ, требующий времени, а пока ОДКБ планирует запустить программу финансовой и организационной поддержки антинаркотической службе Таджикистана. Подобная программа уже работает в отношении Кыргызстана, результаты ее, по словам г-на Бордюжи, свидетельствуют о многократном усилении ведомства и активизации работы на афганском направлении.

Еще одно предложение г-на Бордюжи касается подготовки кадров для антинаркотических структур, которую планируется осуществлять в Сибирском юридическом университете ФСКН в Красноярске. Вуз получит статус базового для ОДКБ. Предложение логично, если принять во внимание, что с минувшего года в реестре сил спецназначения Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР ОДКБ) появился спецназ антинаркотических ведомств, в этом году спецназовцы проведут тактико-специальные учения.