Битва за ресурсы

На радарах крупнейших компаний планеты появилась новая цель – Монголия

Битва за ресурсы

Строительство огромного рудника в самом центре пустыни Гоби должно было вызвать быстрый экономический рост Монголии. Однако конфликт из-за распределения доходов угрожает не только развитию экономики страны, но и хрупкой монгольской демократии.

 

800 тысяч Статуй свободы

 

Монголия - довольно большая страна. На ее территории поместились бы четыре Германии и еще останется немного места. Живет в ней около 3 млн человек, а ВВП в 2012 году составил, примерно, 10 млрд долларов. На рудниках действующей здесь британско-австралийской горнодобывающей корпорации Rio Tinto в еще более чем сорока странах на всех континентах работают свыше 71 тыс. человек, а ее рыночная стоимость оценивается примерно в 60 млрд долларов.

Партнеры выступают в разных весовых категориях. Бедная, но потенциально очень богатая благодаря полезным ископаемым страна и вторая на планете горнодобывающая компания договорились вместе разрабатывать одно из крупнейших на планете месторождений золота и меди. Договор подписан, но главный вопрос так и остался нерешенным: смогут ли партнеры справедливо делить доходы?

Речь идет о месторождение Ою Толгой, которое находится в часе лета к югу от столицы Улан-Батора, недалеко от границы с Китаем. Геологи утверждают, что меди в нем хватит, чтобы отлить 800 тыс. таких Статуй Свободы, что стоит в Нью-Йорке. Считается, что после того, как рудник заработает на полную мощность, ВВП Монголии увеличится на треть. Теоретически, по крайней мере, он может принести бедной стране и ее населению, большая часть которого по-прежнему ютится в юртах и хижинах, если не процветание, то хотя бы более-менее нормальные условия жизни. Однако на практике, по крайней мере - пока отношения между партнерами развиваются совсем по другому сценарию. Причем - с тем, что происходит в Монголии, можно встретиться и во многих других развивающихся странах.

События развиваются по знакомому сценарию. У одной стороны имеется сырье, которое нужно всем, а у другой – технологии и возможности для его извлечения на поверхность, а также очень много денег и опытных адвокатов, которые легко могут поставить все с ног на голову и убедить всех, что так и должно быть.

Проект Ою Толгой начался четыре года назад. Для того, чтобы получить 34% акций, правительство Монголии взяло кредит у… Rio Tinto - компании, которая является оператором рудника. У рядовых монголов, когда они узнали о кредите, закономерно возник вопрос: кто больше выиграет от проекта, Монголия или Rio Tinto?

За годы, прошедшие после начала работ, отношение к западной компании изменилось не только у простых монголов, так и не дождавшихся обещанных золотых гор, но и у правительства страны. Улан-Батор обвиняет Rio Tinto в нарушении соглашений и даже попытался отвергнуть ее планы по дальнейшему финансированию проекта.

 

Медный банан

 

Реализация этого проекта может оказать очень большое воздействие на дальнейшее развитие Монголии. Экономика ее растет астрономическими темпами - одними из самых, если не самыми высокими на планете. С другой стороны, страна почти полностью зависит от экспорта полезных ископаемых. В Монголии есть все: уголь, медь, золото, уран, редкие металлы и многое, многое другое. Об огромном ее потенциале говорит и список визитеров, посетивших Улан-Батор в последнее время. Здесь побывали Дональд Рамсфельд, Ангела Меркель, несколько японских премьер-министров. Естественно, наибольший интерес к монгольским недрам проявляет южный сосед – Китай.

Все, что добывается в Ою Толгое, уходит в КНР. В прошлом месяце, ровно через четыре года после начала проекта, в Поднебесную пошли первые 36-тонные грузовики с коричневой, похожей на песок породой, из которой по другой сторону границы будут извлекать медь и золото.  

Первую лицензию на разработку Ою Толгоя получил в середине 90-х годов прошлого столетия австралийский горнодобывающий гигант BHP. В 2000 году австралийцы потеряли интерес к проекту. Они не дошли всего 30 м до богатых рудным концентратом пластов.

BHP продала лицензию канадской добывающей компании Ivanhoe за 40 млн долларов. Цена меди тогда равнялась 1700 долларам за тонну, т.е. была в 4 раза ниже, чем сейчас.

Создатель Ivanhoe Роберт Фридланд продолжил вгрызаться в землю и вскоре достиг цели. Геологи нашли примерно километровой длины месторождение меди в форме банана. Оно уходило на глубину до 2000 м и имело очень высокое содержание меди. К 2005 году цена на медь выросла вдвое и достигла 3,5 тыс. долларов за тонну. Однако Фридланд сам добывать медь не мог или не захотел.

Так в 2006 году на сцене появилась Rio Tinto. В начале 2012 года у британско-австралийской компании уже был самый большой пакет акций. К тому времени горняки вгрызлись в землю на километр. Вокруг Ою Толгоя вырос маленький городок со своим аэропортом. Его соединили с Китаем линиями электропередач и автострадой, по которой нескончаемой вереницей идут грузовики с концентратом. Цена меди к тому времени уже перевалила за 8 тыс. долларов. В Монголию хлынул такой поток инвестиций, что ее экономика прибавляла более чем по 17% в год.

Отрезвление и похмелье наступили после прошлогодних июньских выборов в парламент. Победившая на них Демократическая партия, придя к власти, обнаружила пустую казну. Естественно, возник вопрос: куда делись деньги, которых, учитывая медный бум, должно было быть очень много?

Главной проблемой, считает журнал Spiegel, изучивший запутанную историю вокруг рудника, оказался кредит. Rio Tinto превысила 5-миллиардную смету строительства рудника на сотни миллионов долларов. В Монголии это считают результатом очень высоких окладов менеджеров компании и того, что она вычитала стоимость консультационных услуг и материалов.

Поскольку Монголия имеет 34% акций проекта, то вместе с ростом его стоимости растут и ее долги. В Улан-Баторе понимают: для того, чтобы рассчитаться за кредит, понадобятся десятилетия. Между тем - в правительстве рассчитывали на первые дивиденды уже в 2019 году. Становится все более очевидным, что первая прибыль поступит не раньше, чем через 20-30 лет.

 

Бой продолжается

 

Rio Tinto, естественно, отрицает нарушение контракта. Стоимость действительно оказалась выше оговоренной в 2009 году на 786 млн  долларов. Однако в виде налогов, оплаты лицензий и предоплаты Улан-Батор уже получил свыше 1,1 млрд. Причем в компании утверждают, что нигде не платят такие высокие налоги, как в Монголии.

Однако в Улан-Баторе не торопятся жалеть горняков. Только в этом году от продажи медного концентрата из Ою Толгоя в Китай они заработают около 1 млрд долларов, а в следующем, по прогнозам, не меньше двух. Правительство же получит от лицензий в 2013 году порядка 70 млн долларов, а в следующем - 200. Для нормального же финансирования бюджета правительству Монголии нужно не меньше 700 млн долларов.

Конечно, в том, что правительство Монголии не в состоянии наполнить бюджет и правильно распорядиться своими ресурсами, виноваты не только и не столько жадные менеджеры Rio Tinto. Не меньше, а может, и больше в этом виноваты некомпетентные и коррумпированные правительственные чиновники. Такие, как, например, бывший директор Управления полезных ископаемых Монголии, который отбывает тюремный срок за взятки, или посол Монголии в ФРГ, находившийся в Берлине под следствием по подозрению в отмывании денег.

И все же простые монголы все больше недовольны Rio Tinto, которая считает их страну дойной коровой, и своим родным правительством. Они уверены, что Монголия должна занимать более твердую позицию по вопросам своих ресурсов.

Как и немало других развивающихся стран, Монголия угодила в сырьевую ловушку. К концу 90-х правительство открыло для добычи полезных ископаемых примерно половину территории страны.

Сейчас Улан-Батор временно перестал выдавать лицензии и заморозил действие уже выданных. В прошлом году, когда одна иностранная компания захотела продать угольную шахту китайцам, новое правительство временно остановило все иностранные инвестиции в страну.

В конце июля этого года цена на медь опустилась немного ниже 7 тыс. долларов за тонну. На прошлой неделе британско-австралийская корпорация внезапно прекратила добычу концентрата. Причиной, по словам ее пресс-службы, стало заявление правительства Монголии, что для одобрения финансирования рудника необходимо согласие не только кабинета министров, но и парламента. Правление горнодобывающего гиганта решило остановить все работы до прояснения ситуации.

Прибегнув к неприкрытому шантажу, Rio Tinto показала свое истинное лицо. Речь идет не столько о деньгах, сколько о репутации Монголии как страны, с которой можно иметь дело.

Правительство Монголии попыталось успокоить инвесторов, заявив, что парламент уже проголосовал и принял соглашение о финансировании проекта. Этот раунд Улан-Батор проиграл, но борьба за природные ресурсы Монголии продолжается.

Статьи по теме:
Общество

Большинство проиграло

В Гражданской войне участвовало не более 4% населения. Победа большевиков соответствовала интересам 25%, а остальные проиграли

Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках