Невыгодные долги

Банки Европы выступают категорически против планов 11-ти европейских стран по введению налога на финансовые транзакции в регионе. Они считают, что это может крайне негативно сказаться на долговом рынке. Однако большинство экспертов уверены, что налог нужен, а финансисты просто не желают лишаться части прибыли, даже и не самой большой

Невыгодные долги

Финансовый сектор Европы выступает против планов 11 европейских стран  по введению налога на финансовые транзакции. Банкиры и финансисты уверены, что налог убьет рост сектора, ограбит пенсионеров, усугубит европейский долговой кризис, станет причиной обнищания мелких фермеров, а также будет иметь и другие негативные последствия. В частности, предполагается, что налог на торговлю акциями и облигациями составит 0,1%, деривативами - 0,01%. При этом государства ЕС сейчас обсуждают вопрос о том, кто будет освобождаться от уплаты налога. Например, речь идет о пенсионных фондах, операциях с гособлигациями или акциями малых компаний.

Как пишет Financial Times, еще одним негативным последствием введения обуждаемого налога станет крайне негативная ситуация в кредитовании, причем последствия  нововведения ощутят все, кто так или иначе имеет отношение к сектору. Предложения разрабатываются в Брюсселе, и пока что процесс работы далек от завершения. Но сами по себе озвученные намерения встревожили участников долгового рынка Европы: например, налог на финансовые транзакции (FTT) стал главной темой  ежегодной конференции в Копенгагене International Capital Market Association.

Идея налога на транзакции не нова: гербовый сбор с подобных операций в Великобритании датируется 1694 годом. Но налоги на долговое финансирование не существовали в глобальных масштабах, а обычно взимаются с первичных инструментов рынка, но не когда они торгуются на вторичном рынке, как это предусмотрено в планах Европы. Есть веские причины для осторожного подхода, пишет издание. У политиков еврозоны действительно есть причины для беспокойства. С их точки зрения, долговой кризис еврозоны усугублялся ситуацией на рынке облигаций, подпитываемой спекулятивными сделками, толкая стоимость правительственных заимствований к запредельным уровням. Это стало одной из причин поиска властями путей увеличения для игроков рынка операционных издержек, что станет причиной снижения цен большинства финансовых инструментов, тогда как банки начнут вносить больший вклад в государственные финансы.

Тем не менее риски для долгового рынка на самом деле высоки. Так, по мнению гендиректора International Securities Lending Association, ISLA) Кевина Макналти, в том виде, в котором законопроекты обсуждаются сейчас, налог на финансовые транзакции "фактически закроет рынки кредитования ценными бумагами" во всех присоединившихся к инициативе государствах. Так, по данным ISLA, совокупный объем подобных кредитов в Европе сократится на 65% после ввода налога. В результате долгосрочные собственники ценных бумаг, включая пенсионные и взаимные фонды, потеряют более 2 млрд евро из 3 млрд евро ежегодной выручки от таких операций.

По данным эксперта, в среднем доход от операций кредитования ценными бумагами за минувшие 12 месяцев составлял 18 базисных пунктов. Суммарный же налог на финансовые транзакции 20 базисных пунктов (сначала налог платит заемщик при приобретении бумаги, а затем бенефициар, который позднее выкупает такую бумагу) лишит подобные операции смысла. В результате, прогнозирует Макналти, у принявших закон стран еврозоны «выживут» лишь 35% наиболее рентабельных сделок в этой области. Однако и им для сохранения выручки придется поднять комиссии по сделкам

Между тем рынок ждут и другие неприятные вещи: например, из-за потери легкого доступа к кредитованию ценными бумагами организаторы рынка будут вынуждены расширить спрэды между стоимостью предложения и покупки, чтобы компенсировать риски. Это может привести к тому, что с рынка кредитования ценными бумагами уйдут гособлигации стран еврозоны на почти 500 млрд долларов. Это же, в свою очередь, сократит доступность высококачественных залоговых активов для обеспечения сделок с деривативами и других операций.

С вводом налога на финансовые транзакции рынок займа ценных бумаг в Европе может и в самом деле серьезно пострадать, считает содиректор аналитического отдела Инвесткафе Григорий Бирг. Произойдет это в основном из-за существенного сокращения спроса на подобные операции со стороны участников рынка. Это в свою очередь может привести и к потерям со стороны тех, кто занимается кредитованием ценными бумагами. Деньги из сектора займов могут быть направлены в другие сектора рынка, позволяющие совершать короткие операции – например, рынки производных инструментов. Этот налог – сильный удар по рынкам в целом и финансовым организациям в частности. Особенно - когда рынки в целом все еще крайне чувствительны к любым кризисным явлениям.

Разговоры о введении налога на финансовые транзакции начались в Европе во время  острой фазы кризиса, с целью немного восстановить социальную справедливость и «пощипать» банкиров, напоминает директор департамента управления активами и исследований рынков  МФЦ Илья Сизов. Почему-то тогда сложился консенсус в европейском общественном мнении относительно того, что во всем виноваты именно банкиры. К примеру, канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила буквально следующее: «Мы хотим, чтобы те, чьи действия обусловили кризис, в будущем внесли вклад в устранение его последствий».

Разумеется, считает эксперт, введение такого налога ограничило бы спекулятивную активность на финансовых рынках в их бесконечном стремлении создавать все новые производные инструменты (деривативы) с трудно просчитываемыми рисками. Однако в Европе нет единства по поводу введения такого налога: резко против выступает Великобритания, не удается убедить в его необходимости США, да и в самой Германии не все его одобряют. Появились уже  мнения о необходимости сократить размер этого налога и предложения вводить его постепенно, начав обложением операций с акциями. Первоначально европейские политики в результате введения этого налога рассчитывали получить до 35 млрд евро, а если ставки будут снижены, то налог может оказаться чисто символической мерой, призванной просто успокоить общественное мнение.

Европейские власти давно пытаются взять под контроль любые финансовые операции в регионе с тем, чтобы повысить уровень прозрачности банковской деятельности и оптимизировать налоговую систему, указывает аналитик МФХ FIBO Group Анатолий Воронин. Однако ввод налога на финансовые транзакции, действительно, попросту обвалит сектор займов, что не слишком хорошо в достаточно сложной ситуации для некоторых компаний и корпораций. В итоге придется перекраивать в стрессовых условиях и рынок заимствований, и налоговые компоненты. Пока Европа еще мало готова к введению налога на финансовые транзакции, это очевидно, - но через 2-3 года подобная мера будет актуальна и необходима, так как действительно уберет из сектора ненужные, лишние движения капитала.

И вполне вероятно, что потери фондов от налога на финансовые транзакции составят 2 млрд евро ежегодно, говорит управляющий активами TNO Capital Александра Лозовая. Но стоит помнить и о том, сколько составили потери фондов в 2011 году, когда рынок займов под залог ценных бумаг еврозоны был практически парализован из-за возросшей волатильности на долговом рынке. «Не углубляясь в расчеты, могу сказать, что эта цифра измеряется десятками миллиардов евро. Поэтому здравый смысл говорит о том, что налог нужен, хотя лобби в финансовых кругах, естественно, сопротивляется ему», – говорит эксперт.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики