Байконур видится двояко

Казахстан выступает за сокращение запусков с Байконура российских ракет на высокотоксичном топливе. Роскосмос же заявил, что готов заняться обеспечением экологической безопасности на месте падения «Протон-М» и в целом на космическом полигоне

Байконур видится двояко

Глава Роскосмоса Владимир Поповкин выступил с неожиданным утверждением: катастрофа 2 июля, когда во время запуска с космодрома Байконур ракета «Протон» отклонилась от курса, упала на землю и взорвалась, не нанесла серьезного экологического ущерба. «В ракете было   порядка 200 тонн гептила, 400 тонн амила. Это все просто-напросто взорвалось. Последствий для окружающей среду мы не нашли, так как все сгорело. Яма, конечно же, осталась. Это самый страшный вариант, который мог быть, - и вот его последствия. Я сам был через полчаса на месте взрыва. Я не встал бы там, если бы чувствовал опасность. Я видел, какое было облако взрыва, что это не гептильное облако, а продукты сгорания», - заявил Поповкин.

У казахстанской стороны иные данные.  «Предельно допустимая концентрация (ПДК) в центре (воронки) превышена в 527 раз, на восточной бровке - в 10 метрах от точки забора - превышение в 395 раз, на глубине от 10 до 20 сантиметров содержание гептила составило 3039 ПДК», -  говорит заместитель председателя национального космического агентства Казахстана Еркин Шаймагамбетов.

Проблеме Байконура было посвящено специальное заседание Министерства по региональному развитию, на котором   принято решение сократить запуски ракет-носителей, работающих на высокотоксичном топливе. Также казахстанские эксперты высказались за скорейшее подписание специального протокола с Роскосмосом, в котором должны быть более детально прописаны вопросы экологии и природопользования на территории Байконура. Важным элементом является и выплата российской стороной компенсаций местным жителям, в связи с частыми  падениями ракет, приводящими к загрязнению окружающей среды.

Подключились к делу и общественники. Писатель Адлет Кумар, вошедший в состав комиссии по расследованию причин июльской катастрофы, в своих комментариях говорит в целом о ситуации на космодроме.  «Эта авария  - лишь капля в море абсолютного безразличия к земле, на которой стоит космодром. Это обратная стороны Луны, только летать никуда не надо. Всюду валяется металлолом, отвалившиеся от чего-то бетонные куски, видны развалины домов, а где-то - целых поселков. И вокруг безжизненная пустыня. Там вообще жизни не видно. Даже деревья в городе надрывно измученные. Живности нет.  Я был на месте падения ракеты - там, где проведены работы по детоксикации территории. Полная безнадега», - заметил Кумар.

В целом, судя по тональности заявлений, казахстанская сторона на этот раз намерена более серьезно взяться за обсуждение вопроса по Байконуру,  особенно - в обеспечении безопасности. Вместе с тем, российские специалисты не спешат разделять опасения казахстанской стороны.   Академик Российской академии космонавтики имени Циолковского Александр Железняков сказал в интервью «Голосу России» по поводу экологической обстановки на Байконуре, что она вполне нормальная.

«Я неоднократно бывал на космодроме, там нормальная экологическая обстановка. Конечно, любая техногенная деятельность человечества так или иначе влияет на природу. Но, на мой взгляд, там вполне нормальные условия и для жизни, и для работы. То, что природа дала этому региону, так и проявляется. Летом жара, зимой холодно, дуют ветра. Но это зависит уже не от наличия космодрома, а от природной зоны», говорит Железняков.

Генеральный директор ФГУП «Центр эксплуатации наземной космической инфраструктуры» (ЦЭНКИ) Александр Фадеев вообще назвал спекуляции по поводу гептила надуманными.  «Это, по большей части, спекуляции. «Протоны» летают всего 10-12 раз в год. Да, гептил — это токсичное топливо, но он разрушается от контакта с кислородом. Когда отработавшая первая ступень «Протона» падает на землю, гептила в ней практически уже нет. Так что ни о каком-то значимом вреде тут говорить не приходится. Вред от «Протонов» — не более чем аргумент в дискуссии», - считает он.

Фадеев подчеркивает, что Россия с Байконура уходить не хотела бы. Географическое расположение этого космодрома лучше, чем имеющегося в распоряжении Плесецка, и даже немного лучше, чем  у перспективного космодрома Восточный. «На Байконуре у нас пять работающих стартовых площадок. Еще не скоро у нас на Восточном будет столько же построено. А чем больше площадок на космодроме, тем ниже затраты на единицу инфраструктуры, тем дешевле операции по запуску», - говорит Фадеев.

Недавно Министерство здравоохранения Казахстана привело неутешительную статистику стремительного роста онкозаболеваний в Кызылординской области,  продолжает увеличиваться число детей, рожденных с аномалиями, область остается одной из самых неблагополучных по росту тяжелых форм заболеваний, в том числе в последние годы резко возросло число астматиков и гипертоников. Какова зависимость роста этих печальных обстоятельств от деятельности Байконура, документально не установлено. Однако очевидно: Россия в любом случае не поверит тому, что Байконур наносит региону масштабный экологический ущерб.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?