Увязшие в кризисе

Рецессия не выпускает Южную Европу из своих цепких объятий. Все громче призывы сменить стратегию борьбы с кризисом

Увязшие в кризисе

Уже несколько лет южная Европа борется с долговым кризисом, разрушающим ее страны, но особыми успехами похвалиться не может. Похоже, нынешняя стратегия борьбы с кризисом доказала свою полную несостоятельность и ее пора менять.

Испанская грусть

Мадрид изо всех сил пытается показать Европе и всему свету, что Пиренеи - это не только земля, опустошенная кризисом. «У нас есть что предложить миру, - утверждает министр иностранных дел Испании Хосе Мануэль Гарсия-Маргалло. - Мы не только страна, где бушует кризис».

По заказу правительства Мариано Рахоя снят рекламный ролик, из которого следует, что в Испании - лучший на планете банк, Banco Santander, больше всего солнечных панелей, что испанцы очень гостеприимны и добры и, например, занимают первое место по числу доноров органов.

Но в Мадриде, конечно, понимают, что при помощи даже такого убедительного пропагандистского ролика Испании - так  же, как остальному югу континента, из кризиса не выйти. Несмотря на многочисленные реформы, государственный долг и безработица продолжают расти, а экономика - барахтаться в рецессии. Незначительное снижение уровня безработицы в июне является сезонным явлением. Уже в сентябре, уверены специалисты, рост численности армии не имеющих работы испанцев продолжится.

В общем - несмотря на все оптимистичные ролики, Испания продолжает оставаться одной из наиболее сильно пораженных кризисом европейских экономик.

 

Неэффективные лекарства

 

Долговой кризис свирепствует на континенте уже четыре года, и никакие лекарства, прописываемые кризисными менеджерами из Брюсселя, Берлина и Франкфурта, где находится штаб-квартира Европейского Центробанка (ЕЦБ), пока не в состоянии облегчить состояние больного. Председателю ЕЦБ Марио Драги прошлым летом, правда, удалось несколько сбить жар. Он заявил, что сделает все возможное для сохранения евро, но сейчас четко видно, насколько обманчивым и непродолжительным оказался этот период относительного спокойствия и легкой эйфории. После заявления Бена Бернанке, председателя совета управляющих Федеральной резервной системы США, что американские власти постепенно будут уменьшать объемы вливаний в экономику, процентные ставки дружно устремились вверх по обе стороны Атлантики.

По мере того, как ослабевает успокаивающее действие  дешевых кредитов, становится все очевиднее, что риски в пораженных кризисом европейских экономиках никуда не ушли, а только притаились, и что большинство проблем по-прежнему ждут своего решения.

Суверенный долг быстро растет не только в Испании, но и в остальных южноевропейских странах: Греции, Италии и Португалии - несмотря все предпринимаемые меры жесткой экономии и впечатляющие попытки проводить реформы. Под давлением так называемой «тройки» кредиторов в составе ЕС, МВФ и ЕЦБ южные страны резко сократили расходы. Но рецессия привела к сопутствующему экономии уменьшению доходов. К этому следует также добавить и очень высокую безработицу, которая требует все больших затрат на выплаты пособий.

 

Замкнутый круг

 

Сложилась ситуация, напоминающая движение по кругу, из которого не видно выхода. Экономисты уже не первый год ломают копья в спорах: как все же вырваться из этого замкнутого круга. Директор мюнхенского Института экономических исследований Ганс-Вернер Синн ратует за временный выход наиболее проблемных стран из зоны евро. Его главный довод: их товары стали настолько дорогими, что не могут конкурировать даже в границах монетарного союза. Выйдя из зоны евро, они смогут девальвировать свои национальные валюты, удорожить импорт и удешевить экспорт. Конечно, это сильнодействующие меры, но в конце, по крайней мере - теоретически пациент должен выздороветь. Не исключено и его последующее возвращение в еврозону.

С этой теорией в корне не согласен Томас Штраубхар, директор гамбургского Института международной экономики. Он называет такие советы циничными и не считает девальвацию валюты лекарством от кризиса. В чем, спрашивает он, может стать конкурентоспособной Греция, кроме туризма и отдельных секторов сельского хозяйства? Штраубхар убежден, что те, кто добровольно покинет еврозону, ничего не выиграют, а только проиграют. По его мнению, создавать необходимые экономические структуры и проводить реформы внутри зоны общей валюты гораздо легче, чем в одиночку.

 

Во всем виновата Германия?

 

Пока что все усилия не дали никаких заметных результатов. Многие политики и экономисты проблемных стран винят в этом жесткую экономию и ее главную защитницу, немецкого канцлера Ангелу Меркель. В Португалии, к примеру, все больше экономистов видят единственный выход из создавшегося положения в экономическом росте и инвестициях в экономику. С ними в целом согласен и министр экономики Португалии Альваро Сантуш Перейра, который хотел бы увидеть новые идеи в кризисном руководстве. «Европа должны вернуться к росту и восстановить доверие, чтобы стимулировать потребление и инвестиции», - считает он.

В целом португальское правительство поддерживает политику жесткой экономии, но открыто требует поддержки от Брюсселя и Берлина. Несмотря на призывы и требования с юга, правительство ФРГ, главной европейской экономики, не намерено отклоняться от принятого курса.  «Слабая экономика в еврозоне не является основанием для отклонения от стратегии финансовой консолидации в сочетании со структурными реформами», - говорится в одном из недавних документов Министерства финансов Германии. В Берлине, в отличие от политиков на местах, нынешнюю стратегию борьбы с кризисом считают не только правильной, но и успешной.

Берлинские экономисты указывают, что структурный дефицит в еврозоне с 2009 года уменьшился более чем вдвое. Значительно снизились и затраты на рабочую силу в расчёте на единицу продукции - главный показатель конкурентоспособности экономики. Слабый же экономический рост в Берлине объясняют проявлением тяжелых и болезненных изменений, которые происходят  в зоне евро, и никак не связывают с политикой финансовой консолидации, часто просто называемой жесткой экономией. Немецкое правительство полагает, что отход от этой политики поставит под угрозу наметившиеся в последние месяцы положительные перемены.

Подавляющее большинство экономистов считают, что отношение долга к ВВП в южных странах Европы будет расти и впредь. Похоже, у Ангелы Меркель и всей тройки не остается выбора: им придется вносить в стратегию борьбы с кризисом существенные изменения. Пока же они продолжают настаивать на новых программах жесткой экономии и повышения конкурентоспособности в проблемных странах. В долговременной перспективе это может дать результаты, но необходимо как-то дожить до светлого будущего.

Кроме географического положения и схожего менталитета, квартет южноевропейских стран объединяет еще одна общая черта. Сейчас необходимы изменения в настроении и менталитете, чтобы компании вновь захотели вкладывать деньги в производство, а потребители – тратить их на покупки. Программы по стимулированию экономики способны, конечно, помочь, но они не в силах делать чудеса. Поэтому какими бы болезненными ни были реформы, их следует продолжать.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики