Новая холодная война

Саудовскую Аравию и Иран разделяют религиозные разногласия и стремление стать региональным лидером

Новая холодная война

Иракцы, конечно, обратили внимание на завуалированный смысл в послании руководства «Аль-Каиды» недельной давности. Взяв на себя ответственность за два громких нападения на тюрьмы в районе Багдада, лидеры террористов заявили, что этим мощным ударам по правительству Сефевидов предшествовали месяцы подготовки и тщательного планирования.

На первый взгляд может показаться, что лидеры «Аль-Каиды» ошиблись. Сефевиды исчезли из истории три столетия назад. Это была правящая династия Персидской империи, куда в 16-17 веках входила и большая часть Ирака с его современными границами. При основателе династии, шахе Исмаиле I, им удалось совершить настоящий подвиг: сделать шиитское направление ислама государственной религией в Иране, а также навязать его завоеванным народам, жившим между Тигром и Евфратом.

Конечно, иракцы знают историю, но от них не укрылась аналогия. Радикальные сунниты в «Аль-Каиде» считают шиитских политиков, которые правят сегодня в Багдаде, наследниками завоевателей из Персии. 

Религиозные мотивы

Раньше насилие в Ираке было направлено против англо-американских оккупантов. Сегодня регулярные теракты и массовые убийства превратились в религиозную войну между шиитским большинством, стоящим у власти в Багдаде, и суннитским меньшинством.

Предыдущая холодная война, между СССР и США, определялась разницей в идеологиях и социальных системах. На Ближнем Востоке главную роль в жизни играет религия. Поэтому нынешняя холодная война в регионе определяется религиозными противоречиями.

Напряжение между суннитами и шиитами нарастает по всему Ближнему Востоку. Никого особенно не удивило, когда в прошлом месяце Юсуф аль-Карадави, ведущий суннитский проповедник движения «Братья-мусульмане», обвинил шиитов в целом и Иран в частности в заговоре с целью массовых убийств суннитов. В большинстве стран борьба между двумя течениями ислама происходит не с помощью автоматов и бомб. Сегодняшнее разделение между двумя главными направлениями в исламе, пожалуй, - самое широкое и глубокое за последние сто лет, со времен Первой мировой войны, когда распад Оттоманской Порты привел к образованию современных государств Ближнего Востока.

Суннитское большинство

Частично эта глубокая пропасть объясняется новой региональной холодной войной, которая разделяет Ближний Восток на два лагеря. По разные стороны от линии фронта стоят главные противники: Саудовская Аравия и Иран. Первая защищает сердце суннитского арабского Востока с его святынями, а второй представляет цивилизацию шиитской Персии. Для сплочения рядов и привлечения на свою сторону новых союзников Эр-Рияд и Тегеран прибегают к религиозной риторике и демонизируют врага.

Большинство стран региона разделились на два лагеря, во главе которых стоят Иран и Саудовская Аравия. В 1980 году Ирак напал на Иран и попытался задушить иранскую революцию в зародыше. Сегодня Ирак перешел в стан союзников Тегерана благодаря тому, что после падения Саддама Хусейна к власти в этой стране пришло шиитское большинство.

Суннитский лагерь, возглавляемый Эр-Риядом, многочисленнее. В целом в нем сохраняется неплохая дисциплина, хотя без эксцессов не обходится. «Выскочка» Катар пытается проводить донкихотскую внешнюю политику и лезет везде: и куда можно, и куда нельзя. Но в самом конце все всегда становится на свои места, и Катар возвращается в стан примерных суннитских монархий.

Шиитское меньшинство

Еще в трех странах региона преобладает или может преобладать шиитское большинство. В Ливане существует удивительная система конфессиональной политики, которая не позволяет шиитам занимать большинство важных постов. Пост президента забронирован за христианами, а премьер-министра – за суннитами. Многие считают, что шиитов в Ливане больше, чем суннитов. Впрочем, утверждать это нельзя, потому что переписи населения в этой стране не проводились уже много десятилетий.

Ответом ливанских шиитов на несправедливое, по их мнению, политическое устройство стало усиление Хезболлы и превращение ее в очень мощную военизированную организацию, которая заставляет считаться с собой все соседние государства. Достаточно вспомнить ее противостояние с Израилем во время Второй ливанской войны 2006 года.

В Бахрейне значительным шиитским большинством управляет суннитская правящая семья. Каждую неделю ярость шиитов, которые справедливо считают себя притесненными в собственной стране, выплескивается на улицы в форме протестов и забрасывания полиции камнями и бутылками.

В 2011 году правящая семья аль-Халифа подавила народное восстание при помощи саудовских войск. Эр-Рияд явно хотел показать вводом войск, что не потерпит захвата власти шиитами у себя под боком, всего в нескольких километрах от своей Восточной провинции, где находится большая часть саудовских месторождений нефти и где проживает значительная часть шиитского меньшинства королевства.

Саудовская Аравия показала, что предпочитает затушить искры бунта в Бахрейне, но не дать им вызвать пожар у себя дома. Аль-Халифа продолжает править своим крошечным королевством при помощи саудовских штыков.

Самым кровавым фронтом нынешней холодной войны в регионе, конечно же, является Сирия. С каждым месяцем становится все очевиднее, что восстание против Башара Асада превратилось в сектантскую войну. Режим Асада – это алавитское меньшинство. Алавиты являются побочной ветвью шиизма. Как нетрудно догадаться, Сирия была самым надежным союзником Тегерана в арабском мире. Конечно, Иран и Хезболла очень не хотят потерять такого ценного союзника и делают все, что могут, чтобы сохранить Башара Асада у власти. Прямая военная и финансовая помощь Асаду в последние месяцы помогли Дамаску перехватить инициативу.

Повстанцев, с другой стороны, поддерживают сунниты, составляющие 70% населения Сирии. Оппозицию вооружают Саудовская Аравия и Катар, а Иордания обеспечивает доставку грузов, подкреплений и денег.

В этой региональной борьбе суннитов против шиитов Ирак стоит на стороне Ирана. Правительство Нури аль-Малики позволяет Ирану использовать воздушное пространство и территорию Ирака для доставки оружия и боеприпасов правительственным войскам в Сирии. В Багдаде прекрасно понимает, что после падения Асада у власти в соседнем государстве почти наверняка окажется суннит. Учитывая то, что суннитское меньшинство в самом Ираке может в любой момент восстать против шиитского правительства, - последнее, чего хочет Нури аль-Малики, это получить суннитскую Сирию.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?