Неотвратим конец пути

Каждый народ проходит через свою Голгофу. Обольщаться и надеяться, что можно проскочить, - не стоит

Неотвратим конец пути

«Свобода будет каторгой, пока хотя бы один человек на Земле остается порабощенным», - так писал Альбер Камю, хорошо понимавший, какую цену человечество еще заплатит за годы прозябания и тоталитарного гнета. Братоубийственная война, которая развернулась в эти дни в Египте, обострившаяся ситуация в Тунисе и Ливии показывают, что нельзя закамуфлировать проблемы и скрыть их под маской мнимой стабильности. Власть в Казахстане, видя тот ужас, который творится во многих мусульманских странах мира, должна понимать, что пора проводить истинные, а не мнимые реформы, так как история имеет обыкновение повторяться не только в качестве фарса, но и в качестве трагедии.

В любом случае система придет в состояние бифуркации, а последующий взрыв, снесет не только ее апологетов, но и повергнет в хаос на долгие годы простых людей. Собственно, этот хаос после диктатуры мы сегодня и наблюдаем в тех странах, куда пришли революции. Но это именно та цена, которую платят народы за свое историческое безволие и позднее нравственное прозрение. 

Более ста убитых в дни священного для мусульман месяца Рамазан на улицах Каира - вот цена, которой сегодня расплачиваются египтяне, отсрочившие борьбу за право жить в свободной стране. 30 лет они соглашались играть по правилам Мубарака, но так не бывает, что в бесчестной игре можно победить.

Отсроченное сражение за свой исторический выбор не означает, что удастся избежать битвы, поэтому когда нам пытаются внушить, что лучше жуткое душное, но тихое и спокойное пространство, чем слишком горький вкус обретенной свободы, - это жестокая подмена понятий. Жить по лжи в предлагаемых обстоятельствах, когда выбор делают за тебя, а тебе остается лишь  встраиваться в формулу «один за всех – все за», это значит, так или иначе, приближать и себя, и свой народ к неминуемому часу X, к моменту исторической расплаты и горького покаяния.   

История показала, что в основе человеческого мироздания всегда лежала борьба за свободу взглядов, мнений, идей; по сути, это - пожалуй, высшая ценность, ради которой стоило жить во все времена. Что было страшнее – существовать при Мубараке, Бен Али, Каддафи или жить после них? На этот счет есть классическая простонародная формула:  лучше ужасный конец, чем ужас без конца. В конечном счете – это был выбор тех народов, которые устали от гнета и решили испить свою чашу испытаний до дна.

Собственно - чем истории в Ливии, Тунисе, Кыргызстане, Грузии отличаются от того, что было во Франции в 1789—1794 годах, или в США в период Гражданской войны 1861-1865 годов, или от японской реставрации Мейдзи в 1868 -1889 годах? Да, был другой исторический фон, и корни тех тектонических изменений, которые происходили в обществе, лежали в иной плоскости, но в конечном итоге это все было осознанным выбором людей, которые вставали на свободный путь развития; при этом никто не заставлял их отказываться от своего менталитета, национальных и культурных особенностей.

Свобода дорого стоит, и чаще всего она бывает оплачена кровью, если общество во время не осознает ее ценность и позволяет загонять себя в исторический тупик диктата одного человека. В свое время исторический выбор сделали испанцы, отказавшиеся от наследия генерала Франко, и греки, покончившие с властью «Черных полковников». Чешские студенты, которые еще в 1968 году вышли на площадь протестовать против введения советских танков в Прагу, и студент Ян Палах, сжегший себя в знак протеста на Вацлавской площади. Каждый из них шел на свою маленькую Голгофу ради будущих поколений. За все приходится платить, и иногда слишком дорогой ценой, а за право выбора - в особенности.

Но за тебя твой путь никто не пройдет и повторить тоже не сможет, об этом и говорил Андрей Вознесенский, когда написал свое известное четверостишие:

- Мама, кто там вверху, голенастенький,

- Руки в стороны — и парит?

- Знать, инструктор лечебной гимнастики. 

- Мир не может за ним повторить

Собственно, повторить не дано: универсальной модели пути к демократии нет, у каждого своя, долгая дорога, где - в дюнах, а где - в барханах. Но то, что она необходима, казалось, в первую очередь должны были бы знать именно «Братья-мусульмане», которые выстраивали свою политическую идеологию, исходя из норм Корана. А он предписывает всем быть честными и жить не по лжи. Ибо об этом и говорил пророк Мухаммед, когда однажды его сподвижник Абу Хурейра, заметив, что пророк часто шутит над ним, спросил: «О, посланник Аллаха! Ты разве с нами шутишь?». Пророк ответил: «Да, я шучу, но говорю одну лишь правду».

В основе всех нравственных учений, в особенности религиозных, лежит именно призыв говорить правду и себе, и окружающим. Неправда - это путь в никуда, в тот хаос, из которого сегодня и пытаются выбраться «Братья-мусульмане», которые, видимо на вопрос, почему они убивают других своих братьев, готовы, как и Каин, изречь: разве они сторожа братьям своим.   

Правды требовал и Иисус, сказавший, что никто, зажегши свечу, не ставит ее в сокровенном месте, под сосудом, но на подсвечнике, чтобы входящие видели свет. Великие мессии хотели от общества правды, честности и даровали им свободу выбора, а то, как этим распоряжались народы, - это было их личное решение. Кто-то прошел путь страдания и лишений за свои права еще в Средневековье, кто-то делает это сейчас. Но сам этот процесс, как показывает ход истории, все-таки оказался неизбежен.

Всем - и тунисцам, и ливийцам, и афганцам, и всем постсоветским братьям по разуму и без разума, и египтянам, придется пройти свой крестный ход на пути к освобождению от гнета. Жан Жак Руссо написал в «Общественном договоре», что все люди рождаются свободными, но всюду томятся в оковах. Со временем оковы все равно приходится скидывать, и это очень болезненный процесс. Выдерживают его не все, но пройти его предстоит каждому.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее