Сирийские метаморфозы

В стане оппозиции появились первые дезертиры. Их число растет с каждым днем

Сирийские метаморфозы

Положение в Сирии, похоже, кардинально изменилось. Повстанцы, которые еще какой-то месяц назад в буквальном смысле стучались в ворота Дамаска, отступают на всех фронтах. Факт резкого изменения стратегической обстановки на фронтах признают как сами оппозиционеры, так и поддерживающий их Запад.

Антиправительственные силы несут большие потери. О нелегком положении противников Башара Асада говорит и тот факт, что в Сирийской освободительной армии (СОА) началось дезертирство.  Раньше, помнится, западная пресса активно пугала обывателей в своих странах зверствами режима Асада и взахлеб писала, как правительственные подразделения едва ли не тысячами покидают дезертиры. Сейчас она вынуждена писать об обратном явлении. О дезертирах из правительственной армии западные журналисты не писали давно, скорее всего - потому, что их просто нет, а вот из СОА бегут. Причем тот факт, что сообщения об этом приходят не от Дамаска, а от западных СМИ, в частности - лондонской Daily Telegraph, которую никак нельзя заподозрить в симпатиях к режиму, свидетельствует о том, что дезертиры есть. И если о них начали писать, то это значит, что их не так уж и мало.

Разочарование, усталость и амнистия

Конечно, трудно говорить обо всей Сирийской освободительной армии, но у тысяч бойцов нарастает разочарование. В первую очередь, конечно, - тем, что гражданская война уже идет третий год, а победа, еще вчера казавшаяся такой близкой, сегодня так же далека, как год-два назад. Налицо элементарная усталость.

Еще одна причина, способствующая недовольству бойцов СОА, - активизация исламистских союзников, число которых, в отличие от численности официальной армии оппозиции, растет. В июле, к примеру, в Сирии появились первые пакистанские талибы.Несмотря на то, что главная цель – свержение режима Асада - и у повстанцев, и у джихадистов вроде бы общая, но способы ее достижения и послеасадовское будущее Сирии союзники видят по-разному.

Исламисты, в основном - иностранцы, немалая часть которых связана с «Аль-Каидой» и ей подобной организациями, - не только не скрывают, но и при каждом удобном случае доказывают на деле: они стремятся к тому, что у них не получилось пока ни в Афганистане, ни в Пакистане, ни в Ираке. Они хотят построить истинно исламистское государство - халифат, жизнь в котором будет проходить по законам шариата.

Сирийская оппозиция - за светское государство. К идеологическим разногласиям добавляется и банальная борьба за деньги, оружие и ресурсы. Исламисты с оружием в руках, которое они применяют не только против правительственных войск, но и против союзников, захватили большую часть нефтяных месторождений. Отдельные отряды сейчас больше занимаются коммерцией, чем воюют с режимом.

Ну и, наконец, следует признать, что Дамаск оказался более гибким, прагматичным и, в конце концом, умным. В то время как оппозиция так же, как два года назад, с заслуживающим лучшего применения упрямством отказывается садиться за стол переговоров с правительством и требует ухода Башара Асада со всех постов, Дамаск продолжает призывать к переговорам. Правда, после обозначившихся успехов эти призывы стали тише и реже.

К примеру, на днях оппозиция заявила Совбезу ООН, что приедет в Женеву на мирные переговоры лишь при условии, что Дамаск согласится на переходное правительство, которое будет контролировать вооруженные силы и полностью исключит Башара Асада из какого бы то ни было управления государством. Конечно, рассчитывать на принятие таких условий правительством, особенно сейчас, нельзя.

Министерство примирения

Объявленная этой весной амнистия оказалось особенно ловким ходом Дамаска. В сочетании с поражениями повстанцев на фронтах она начинает все сильнее сказываться как на боеготовности СОА, так и на ее численности. Одновременно с сотнями дезертиров, покидающих СОА, их семьи возвращаются на контролируемую правительственными войсками территорию, потому что там сейчас безопаснее, чем по другую сторону линии фронта.

Для работы с теми повстанцами, кто готов сложить оружие, в Дамаске даже создали новое министерство – примирения.«Наше послание очень простое, - рассказывает о задачах Министерства примирения его глава Али Хайдер. - Если вы на самом деле хотите защищать сирийский народ, то складывайте оружие и защищайте Сирию правильно, при помощи диалога». У Хайдера в Дамаске репутация умеренного политика. Он действует по простой схеме: повстанцы сдают оружие и могут переходить на правительственные территории.

«Я сражался за революцию, но сейчас думаю, что мы потеряли все, за что боролись, - говорит Мухаммед, повстанец из северного города Ракка. - Мой город   захватили экстремисты. Моей семье пришлось вернуться на захваченные правительством территории, потому что жить в Ракке небезопасно. Асад ужасен, но альтернатива ему еще хуже». Еще один дезертир, боец СОА по имени Зиад Абу Джабал, родом из деревни в провинции Хомс. Ее жители недавно согласились заключить мир с правительством. «Когда мы присоединились к демонстрациям, - объясняет он, - то хотели улучшить наши права. Но потом увидели все разрушения и силу джихадистов и заключили соглашение с правительством».

Али Хайдер на прошлой неделе участвовал в торжественной церемонии. 180 бывших солдат СОА вновь вступили в правительственную полицию, из которой они дезертировали. Конечно, проверить численность дезертиров трудно, но когда корреспондент Daily Telegraph посетил Министерство примирения в Дамаске, он увидел десятки родственников повстанцев, которые утверждали, что их родные готовы сложить оружие.

Британский корреспондент также присутствовал при подготовке к сдаче одного из повстанческих командиров вместе с 10 подчиненными в районе Гута.

Чиновник, отвечающий за переговоры, объяснил, что они шли нелегко и затянулись на три месяца, но сейчас командир повстанцев готов дезертировать. По его словам, если все пройдет хорошо, то его примеру последуют еще как минимум полсотни бойцов.

Сначала переговорщик должен встретиться с повстанцами, готовыми сложить оружие. Причем встреча должна проходить на контролируемой повстанцами территории. Это значит, что ему нужно перейти через линию фронта и надеяться, что они сдержат слово и его не подстрелит вражеский снайпер. Затем потенциальные дезертиры, при достижении согласия с условиями сдачи, получают документы, позволяющие им проходить через блокпосты правительственной армии. Далее они переходят на правительственную территорию и ждут, пока чиновники не уладят последние формальности. Необходимо договориться, чтобы коллеги из министерств обороны и безопасности вычеркнули дезертиров из черных списков врагов режима. И только после этого они могут вернуться к нормальной жизни.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики