Дети - не разменная монета

Дети - не разменная монета

Павел Астахов, защитник всех российских детей, активно лоббировавший законопроект о запрете на иностранное усыновление в России, побывал в Казахстане, чтобы донести правду, которую не знает Министерство юстиции нашей страны.

«У вас продолжается иностранное усыновление, в отличие от России, которая ввела серьезное ограничение, в частности - в Америку мы запретили наших детей усыновлять, и в государства европейские, которые признают однополые семьи, однополые браки, введены ограничения.  Мы хотели бы обратить на это ваше внимание", - сказал Астахов в разговоре с министром юстиции Казахстана Бериком Имашевым. По словам Астахова, проводя инспекционные проверки, он обнаружил на небезызвестном ранчо для детей Ranch for kids двух детей из Казахстана, которые, якобы, живут в нечеловеческих условиях.

Российский детский омбудсмен ярко и красочно живописал ужасы, с которыми ежедневно сталкиваются двое малолетних казахстанцев, и договорился до того, что их воспитывают те же люди, что дрессируют животных. Действительно, после таких откровений мало кто захочет поддержать  иностранное усыновление - наоборот: потребует немедленного возвращения казахстанских детей на Родину. 

Но в ситуацию вмешалось посольство США в Казахстане, распространив  информацию, что ни одного ребенка из Казахстана на этом ранчо не было. Более того: соответствующие службы работают с казахстанскими организациями по защите прав детей - для того, чтобы содействовать в решении всех спорных вопросов. По сути, посольство США в РК заявило, что Павел Астахов ввел миллионы граждан Казахстана в заблуждение, предоставив им заведомо неверную, если не сказать - ложную информацию. 

Этот случай показателен по многим причинам. Во-первых, потому что российский чиновник, приезжая в Казахстан, был абсолютно уверен, что он может навязывать свою волю другой стороне. Да, Казахстан и Россия - стратегические партнеры, но это вовсе не говорит о том, что РФ может и  должна регулировать вопросы внутренней политики Казахстана.

Умиляет также реакция общественников Казахстана и людей, которые вроде бы должны стоять на страже интересов детей: не располагая достоверной информацией, они сразу же стали петь осанну господину Астахову и требовать немедленного пересмотра соглашений по иностранному усыновлению.

Итак, во что это может вылиться? Наиболее вероятно присоединение Казахстана к числу стран, которые вводят ограничение на усыновление иностранцами. Правильно это или нет? Во-первых, с чего в принципе возникает вопрос передачи ребенка, содержащегося в детском доме, на попечение родителям из других стран. Ответ очевиден: с того, что в среде местных граждан  так и не отыскалось того, кто бы взял ребенка на попечение. Во-вторых, те самые активисты и часть авторов заметок в Интернете, а также рядовые пользователи Сети, которые вдруг пришли в неистовое возбуждение от заявлений Астахова и потребовали вернуть всех усыновленных детей и в принципе запретить эту процедуру для иностранных граждан, - много ли среди вас тех, кто сам взял на попечение детдомовца? К тому же - не просто сироту, но, возможно, еще и инвалида или страдающего серьезным генетическим заболеванием?

Конечно, можно подойти к этой проблеме с позиции популизма и, для утверждения национальной гордости, взять и отказаться от иностранных усыновителей. Какими будут последствия этого шага - это как раз то, о чем Астахов, увы, не сказал.

Это десятки, сотни, а может, и тысячи детей, которые будут лишены возможности воспитываться пусть и в иностранных, но  вполне благополучных семьях.  Так называемые ужасные условия, в которых живут усыновленные европейцами и американцами дети, – это хорошо созданный российским телевидением миф, потому что реальные цифры говорят об обратном. За последние 15 лет американцами  усыновлено 100 тысяч российских детей, из них погибло 19 человек. Причем,большая часть - не вследствие насилия или издевательств, а по причине болезни, так как иностранцы, как правило, берут на воспитание детей, от которых отказываются местные усыновители,  то есть с различными формами недуга. Понятно, что многие из этих детей, по сути, обречены на недолгую жизнь.  Кстати, за аналогичный период в самих российских семьях погибло свыше тысячи усыновленных детей, но по этому поводу никто в набат не бьет.

В конце февраля российский омбудсмен по правам ребенка во всеуслышание заявил о том, что в США убит усыновленный в России Максим Кузьмин. В эфире центральных телеканалов он, не располагая никакими документально подтвержденными фактами, заявил, что мальчика убила его приемная мать  Лора Шатто. Стоит ли говорить, что ее вина доказана не была и существует презумпция невиновности, но этот факт в расчет не брался. Зато следствие установило, что мальчик погиб сам, так как страдал врожденным заболеванием и имел физические отклонения.

Более того: оказалось, что госпожа Шатто долгие годы делала все возможное, чтобы продлить жизнь мальчику; при этом родная мать Максима является законченным алкоголиком, а отец сидит в тюрьме за убийство собственного отца.

Далее тот же господин Астахов поведал еще одну душераздирающую историю. Американцы Майкл и Пенни Декерт насилуют и избивают усыновленных ими русских детей, уверял омбудсмен. Проведенная проверка показала, что это ложь. Фактов сексуального насилия и повреждения половых органов у детей выявлено не было, более того:  Декерты вырастили четверых своих и 12 приемных детей и везде характеризовались как примерные родители, усыновленные же ими из России дети после проверки у психологов были охарактеризованы как страдающие врожденными психическими заболеваниями и агрессивным поведением.

Собственно, даже этих историй достаточно, чтобы сделать определенные выводы о достоверности фактов, которыми оперирует господин омбудсмен.

Но есть и более печальные последствия принятого в России закона: уже известны случаи, когда дети, которые могли быть усыновленными иностранцами, так и не попали в приемные семьи и вследствие ненадлежащего ухода скончались. Собственно, такой исход был ожидаем: Российская православная церковь сразу же после принятия соответствующего закона выхлопотала у властей места на кладбищах, где будут хоронить сирот.    

Бесспорно, живописания страданий на  американском ранчо казахстанских детей, возможно, и тронули некоторых местных общественных деятелей, но взвешенный подход в решении столь сложного вопроса представляется более оправданным К тому же - не только на иностранцев нужно пенять, можно вспомнить и участившиеся в последнее время случаи, когда то в одном, то в другом казахстанском городе в мусорных контейнерах обнаруживали трупы новорожденных детей, и о случаях насилия над детьми в местных семьях, о постоянно всплывающих в прессе фактах педофилии. 

В каждой стране, в том числе в США и европейских государствах, есть неадекватные люди, в руки которых могут попасть усыновленные дети; собственно, и в Казахстане это не исключено. Тогда, может быть, необходимо в принципе отказаться от усыновления: ведь никогда до конца не известно, в какие руки попадет ребенок? Разумным же выглядит ужесточение контроля над процедурой оформления усыновления: не ее усложнение, а именно проведение более тщательной проверки самих усыновителей. Принцип же «не пущать» ни к чему хорошему не приведет.

Кстати, в связи со всей этой истерией вокруг усыновленных американцами детей неплохо было бы понять: а есть ли в самих США детские дома. Несмотря на население, превышающее 300 миллионов человек, в Америке нет детских домов - в том смысле, который мы вкладываем в это понятие. Однако там есть так называемые фостерные семьи  - временные приюты для детей до  того момента, пока ребенок не обрел постоянных родителей. Кстати, американская система устроена так, что воспитание чужого ребенка необременительно - вследствие существенных материальных компенсаций, предусмотренных государством. Именно поэтому приемные дети в американских семьях не являются редкостью, а в некоторых их более 10 человек.

Американские усыновители часто становятся почетными гражданами тех городов, в которых они живут, получают специальные бонусы от государства. Система надзора за приемными семьями весьма серьезна, поэтому случаи систематического и долголетнего издевательства над детьми выявляются крайне редко, такое возможно лишь при очень умелой маскировке приемных родителей. Также дети проходят специальные психологические тесты для выявления возможного сексуального и физического насилия, любой намек на какие-то отклонения становится предметом тщательной проверки. Конечно, как и любая система, и она может давать сбои, но говорить о том, что усыновители не несут никакой ответственности, – абсурд.

Поэтому хотелось бы, чтобы пропаганда не становилась поводом для принятия необдуманных и сиюминутных решений. Кстати - об инициативах: недавно в России   принят целый пакет своеобразных законов, в частности - о защите чувств верующих, о недопущении гей-пропаганды, о защите граждан от вредной информации, запрете на использование ненормативной лексики в СМИ, готовится новый  - о запрете на пересмотр истории. Так что у наших местных чиновников и общественников, приходящих в неописуемый восторг от любых, даже самых бредовых инициатив соседей, открывается широкий простор для деятельности.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее