В экстазе слияния

Передача в ЕНПФ всех пенсионных портфелей скопом, без оценки текущей стоимости находящихся в них инструментов и отделения «бумажного мусора» от хороших облигаций, в будущем может обернуться убытками для вкладчиков

В экстазе слияния

До создания единого пенсионного накопительного фонда (ЕНПФ) осталось несколько дней: закон «О пенсионном обеспечении» от 21 июня 2013 года называет точную дату образования фонда: через месяц после вступления в действие нового пенсионного закона, то есть 2 августа.

НПФ активно готовятся к этому событию, в Ассоциации финансистов Казахстана идут постоянные обсуждения графика и процедуры передачи активов. Проекты нормативных правовых актов (НПА), регламентирующих все процессы, как говорят сами участники, уже есть, но пока только для служебного пользования. Источник в Национальном банке на наш вопрос, утверждены ли уже процедуры слияния пенсионных активов, ответил нам: «Еще определяют, но пока не знают как…»

Выбитые из колеи

Можно сказать, что переходный период от пенсионной системы с несколькими участниками к системе с одним государственным фондом затянулся, и это не лучшим образом отразилось на деятельности профучастников. Причем отсчет этого периода нужно начинать даже не с выступления президента 23 января нынешнего года, когда он дал поручение Нацбанку и Минтруда разработать предложения по единому фонду, а с весны 2012-го. Именно тогда Всемирный банк рекомендовал правительству для повышения эффективности пенсионной системы слить все пенсионные активы (ПА) в единый фонд и отдать их в управление иностранной компании.

Хотя власти не высказывались определенно, однако, как сейчас говорят пенсионщики, они ожидали решения со дня на день. Понятно, что нестабильность влияла на работу НПФ. Глава одного из пенсионных фондов на условиях анонимности (а именно так нам давали комментарии пенсионщики: несмотря на то что фонды вроде бы перестают существовать, никто не хочет рисковать — ведь нужно же и дальше работать на нашем узком финансовом рынке) рассказал нам, что в течение года все НПФ «шерстили», неоднократные проверки финансовой полиции и прокуратуры шли почти весь год.

Именно с неопределенностью он связывает низкий коэффициент номинального дохода К2.

Основная причина этого — вялая инвестиционная деятельность. «Очень пассивно инвестиции делались: либо в госбумаги, либо просто в репо на ГЦБ, уже никто ничего не делал, ну и плюс существенное падение золота и усиление доллара»,— так объяснил падение К2 представитель НПФ.

Регулятор, чтобы снизить риски мошеннических операций, а также вложения денег в бумаги низкого качества, 25 февраля своим постановлением изменил правила покупки и продажи инструментов за счет пенсионных активов. Прямых запретов на инвестирование там нет, но перечень инструментов не оставляет лазеек для покупки-продажи корпоративных бумаг, кроме банковских облигаций с рейтинговой оценкой определенного уровня.

Отсюда и вялость инвестиционной деятельности, и снижение дохода: с начала года объем чистого инвестиционного дохода ПА к ВВП упал на 1 п.п. — с 2,2% до 2,1%.

Можно было бы сказать, что ограничения Нацбанка улучшили качество пенсионных портфелей, но это не так. Проблемы с «мусорными», обесценившимися инструментами остаются: в частности облигации, по которым объявлен дефолт, а также ряд инструментов, которые учитываются не по номинальной стоимости, а по рыночной. Однако вот вопрос: как их будет принимать ЕНПФ?

Убытки и прибыль — всем вкладчикам

Для вкладчиков была бы идеальна такая схема, по которой ЕНПФ, помимо ГЦБ, принял только ликвидные бумаги с потенциалом роста; что касается потерь по инвестициям, то их компенсировал бы или сам пенсионный фонд за счет комиссионных, или его акционеры.

Другой вариант — принимать инструменты по их текущей рыночной стоимости, с дальнейшим покрытием убытков или НПФ, или акционерами. Это было бы справедливо.

Пока что неизвестно, каким образом будет регламентирована передача пенсионных активов; как мы уже сказали, НПА пока еще существуют в виде проектов. В законе о пенсионном обеспечении нет деталей, даны только общие положения. В частности в п.2 ст. 73 говорится: «Передача пенсионных активов и обязательств накопительных пенсионных фондов по договорам о пенсионном обеспечении осуществляется в единый накопительный пенсионный фонд по графику в порядке, установленном нормативным правовым актом уполномоченного органа». Правда, указано, что НПФ, имеющие задолженности перед вкладчиками (получателями) на дату введения закона в действие, должны их погасить до передачи активов в ЕНПФ.

Под задолженностью, очевидно, понимается выплата разницы по К2, если он ниже минимального коэффициента по системе. Во всяком случае прежним пенсионным законодательством это было предусмотрено. ЕНПФ, говорится в законе, является правопреемником по всем договорам о пенсионном обеспечении, заключенным ранее с вкладчиками, пенсионные накопления которых были переданы в единый фонд. Получается, что на ЕНПФ лягут и все убытки, накопленные предшественниками.

Но если бы ЕНПФ создавали, например, в 2008-м, то убытки были бы куда больше. Тогда падение фондовых рынков из-за глобального финансового кризиса ударило и по пенсионным накоплениям в Казахстане: «просели» акции в портфелях НПФ. Тогда снизились цены на бумаги «Газпрома», Сбербанка России, ЛУКОЙЛа, JP Morgan. Индекс Казахстанской фондовой биржи (KASE) за сентябрь 2008-го упал на 26% из-за снижения стоимости бумаг, включенных в него. Акции Kazakhmys Plc подешевели на 52%, РД «КазМунайГаз» — на 30%, Народного банка — на 31%, а это наши бумаги, листингующиеся на Лондонской фондовой бирже. Условная пенсионная единица снизилась у многих НПФ, а именно она является показателем суммы накоплений отдельно взятого вкладчика: ее удешевление говорит и о сокращении накоплений. Акции впоследствии отыграли падение, и фонды, которые сильнее других пострадали из-за их большой доли в портфеле, показали в девятом году лучший К2.

Другое дело облигации, по которым был объявлен дефолт: долги по ним так и не были погашены. По данным КФН на начало 2010 года, а парад дефолтов начался в 2009-м, 65 млрд тенге было вложено в эти ЦБ, что составляло 3,5% от ПА, находящихся в управлении пенсионных фондов. До сегодняшнего дня и доля, и объем активов, вложенных в дефолтные бумаги, значительно сократились.

Но дело не в том, что эмитенты, оправившись от кризиса, начали выплачивать долги: НПФ большую часть облигаций списали в ноль. Мы посмотрели структуру инвестиционных портфелей некоторых фондов и убедились, что ряд бумаг, в частности облигации компании «Астана-Финанс» (объявила дефолт по своим обязательствам в 2009 году, планировала провести реструктуризацию долгов, но так и не сделала этого) списаны за баланс и учитываются по нулевой стоимости. Кроме АФ, списаны облигации компании Vita, которая также объявила дефолт. В портфелях НПФ есть не списанные пока инфраструктурные облигации АО «Досжан Темир Жолы» (ДТЖ). Хотя вложения в них в различных фондах не достигают даже 1% (в НПФ НБК — 0,16%, в НПФ «Астана» — 0,56%, в «Грантуме» — 0,42%, более 1% — в ГНПФ), тем не менее предложение ДТЖ выкупить облигации с большим дисконтом пенсионщики встретили в штыки. Если бы эти бумаги были списаны, рассказала нам представительница одного из НПФ, то любая выплата, даже ниже номинальной стоимости, пошла бы в доход вкладчиков, но так как облигации ДТЖ учитываются в портфеле, выкуп с дисконтом отразится на пенсионных счетах как убыток.

Подсчитать и прослезиться

Как уверяют представители НПФ, деления активов при передаче на «хорошие» и «плохие» не будет. «ЕНПФ примет все скопом, он не имеет права что-то взять, а что-то нет. Даже если у фонда есть “косяки”, единому фонду придется принять их. Других вариантов просто нет»,— сказал нам замглавы одного из НПФ. По мнению экспертов, в краткосрочной перспективе вкладчикам было бы невыгодно, если бы все инструменты переоценивались при передаче в ЕНПФ по текущей рыночной стоимости, так как это привело бы к снижению условной пенсионной единицы и пенсионных накоплений.

Но, очевидно, в любом случае ЕНПФ предстоит аудит переданных ему активов. Тут можно вспомнить НПФ «БТА Казахстан», который поражал своей доходностью: даже в кризис 2008 года, когда другие игроки показывали убытки, УПЕ этого фонда была самой высокой в системе, как и К2 за год, три года и пять лет. Однако в 2011 году БТА Казахстан был присоединен к НПФ «УларУмит», и тогда выявилось реальное состояние его портфеля, в котором превалировали бумаги объявивших дефолт и затем прошедших реструктуризацию БТА Банка и его дочернего Темирбанка. Сегодня КФН не дает сведений по коэффициенту номинальной доходности фонда «УларУмит»: больше двух лет он не выполняет пруденциального норматива по уровню К2, а после присоединения БТА Казахстан (это произошло летом 2011 года) у фонда в течение нескольких месяцев в 2012 году были проблемы и с размером собственного капитала, по этому показателю он также не вписывался в регуляторные требования.

Сейчас может произойти то же самое: все активы, а их качество очень разнится от фонда к фонду, будут консолидированы. Какой портфель у самого ГНПФ, — трудно сказать, К2 у госфонда, на базе которого будет создан ЕНПФ, самый низкий в системе на 1 июня — 1,78% при средневзвешенном по системе 4% . В его портфеле также есть дефолтные бумаги, не списанные за баланс. По данным Казахстанской фондовой биржи, чистая прибыль ГНПФ за первое полугодие 2013 года сократилась почти в 20 раз. Один из наших собеседников считает, что обесценившиеся бумаги уйдут в забалансовый учет, а убытки лягут на вкладчиков ЕНПФ.

Покинуть корабль

В НПФ кипит работа: нужно успеть выкачать весь объем информации для консолидации активов в ЕНПФ. Как рассказали нам в одном из фондов, от них требуют передать «историю по закрытым счетам для исполнения госгарантий». На это уходит много времени; понятно, что крупные фонды просто не успевают разобраться со всем массивом информации. Графика, определяющего сроки передачи активов по каждому из фондов, пока нет. Сначала речь шла о том, что первыми сольют активы крупные фонды, а сейчас участники предлагают идти от меньшего к большему.

ЕНПФ не будет перезаключать договоры с вкладчиками, так как по закону он является правопреемником НПФ. Но возникали вопросы по поводу дополнительных соглашений к пенсионному договору, определяющих срок пенсионных выплат из НПФ: например — в феврале каждого года, или в мае, или в любом другом месяце. Было предложение, что вкладчики, получающие выплаты из НПФ, должны будут прийти в ЕНПФ и подписать новое соглашение по срокам выплат, но вряд ли его примут: ведь уже тысячи состоявшихся пенсионеров получают деньги из фондов.

Тем временем вкладчики любыми путями стараются вывести деньги из пенсионных фондов, особенно те, кто уже вышел на пенсию или чей возраст приблизился к пенсионному. Как свидетельствуют пенсионщики, попытки снять деньги происходят «ежечасно». До июня нынешнего года лучшим способом получить пенсионные деньги на руки была разовая выплата до 90% всех накоплений из страховой компании по пенсионному аннуитету, но с 12 июня вступил запрет на заключение договоров пенсионного аннуитета.

Тем не менее люди все равно находят лазейки. Судя по статистике, в последнее время участились переходы вкладчиков из фонда в фонд. Многие переходят в ГНПФ, очевидно считая, что в массовом слиянии активов именно их накопления могут затеряться (у многих живы воспоминания о неразберихе и потерях денег в первые месяцы существования накопительной пенсионной системы), так лучше их перевести самостоятельно, без суеты.

Можно предположить, что часть хождений из фонда в фонд предпринимают состоявшиеся пенсионеры: в каждом из фондов при заключении договора можно было получить причитающуюся по закону единовременную выплату (около 600 тыс. тенге в год). Так как по прежнему закону было разрешено менять фонд дважды в год, то можно получить на руки около 1,8 млн тенге. То есть спасти хоть часть накоплений, по рассуждению пенсионера. Новый закон запретил переходы из фонда в фонд, но все знали о таком способе вывода денег, причем сами работники НПФ советовали клиентам, каким образом лучше вывести средства. Вот такая вера у нас в государственные реформы: лучше забрать свои деньги, пока не стало поздно. 

 

И зерна, и плевелы

 

Для объективной переоценки передаваемых в ЕНПФ пенсионных активов нет реального механизма, считает казахстанский экономист Юрий Храмцов.

— Как вы думаете: будут ли переоцениваться по текущей стоимости ценные бумаги в портфелях пенсионных фондов при их передаче в ЕНПФ?

— Если исходить из краткосрочных интересов вкладчиков пенсионной системы,  переоценка инструментов, находящихся в портфелях, управление которыми осуществляют НПФ, может быть не в интересах вкладчиков. Ожидается, что в результате переоценок вкладчики могут увидеть ощутимое снижение уровня своих пенсионных накоплений. Однако практически любые реальные проблемы с качеством активов обречены на выявление в средне- и долгосрочной перспективе. Поэтому, решаясь на переоценку стоимости пенсионных активов, необходимо ответить на вопрос: насколько велико желание разобраться с качеством портфелей именно сейчас, а не через 5–10 лет.

Если же говорить о долгосрочных интересах создаваемого ЕНПФ, то для него было бы логичным не брать на себя проблемы, созданные предшественниками (и потом отражать, скажем, снижение их стоимости), а сразу получить в управление активы НПФ по стоимости, максимально приближенной к реальной, то есть обеспеченной возвратностью вложенных средств. Не уверен, однако, что в данный момент для определения реальной стоимости активов в наличии имеется достаточно комплексный и реально работающий механизм оценки, который бы к тому же давал небольшую погрешность.

Прежде всего для проведения переоценки активов требуется глубокий аудит, который бы исключал двоякую трактовку финансовой отчетности и манипуляции с ней, а также совершенно иной уровень транспарентности. Кроме того, не факт, что в процессе передачи управления активами будет иметь место достаточная решимость и мотивация детально разобраться в ситуации, поскольку велика вероятность того, что критике будут подвержены не реальные создатели проблем, а те, кто попытается разобраться в ситуации с пенсионными активами и вскроет проблемы.

— Что получат взамен пенсионных активов пенсионные фонды?

— Важно понимать, что активы, которыми управляют пенсионные фонды,— это не средства акционеров пенсионных фондов, а средства вкладчиков. Поэтому речь должна идти не о выкупе активов у НПФ, а об определении размера компенсации, выплачиваемой акционерам существующих НПФ. А вот как раз для того, чтобы определить размер этой компенсации, необходимо детально раскрыть проблемы по портфелю каждого пенсионного фонда (думаю, что ситуация с обязательствами каждого пенсионного фонда перед вкладчиками на много порядков яснее). Может так получиться, что компенсация для каких-то фондов будет вообще нулевой.

С другой стороны - необходимо учитывать, что согласно существующим нормам владельцы пенсионных фондов могут брать с вкладчиков ежегодную комиссию от стоимости активов, находящихся в управлении, и ежегодную комиссию от полученной с управляемых активов доходности. Скорее всего, при определении размера компенсаций будут приниматься в расчет именно эти генерирующие наличность для акционеров НПФ компоненты. К слову сказать, их размер определить будет сложно (даже при наличии идеальной информации о положении компаний, в которые инвестированы средства), если не сказать — невозможно.

 

Зависит же размер этих комиссий именно от реальной стоимости активов и реально генерируемой им доходности. Поэтому вероятно, что оптимальным решением было бы заключение некоего подобия открытых сделок, то есть после передачи активов в ЕНПФ компенсация акционерам НПФ производилась бы поэтапно, по мере раскрытия реального качества созданного ими портфеля и исходя из той комиссии, которую они могли бы получать с него.

— Будут ли списываться «мусорные» бумаги?

— Полагаю, что производить списание активов, какой-либо обмен или вообще какие бы то ни было сложные и масштабные операции просто нереально, так как при существующем уровне публичной транспарентности и информационной обеспеченности такой объем работ неизбежно создаст почву для новых манипуляций. Так, например, списание долгов или продажа активов третьим лицам по заниженным ценам чревата манипуляциями, которые весьма непросто раскрыть.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом